10 невъездных лет в Америку | Forbes.ru
сюжеты
$58.68
69.15
ММВБ2134.58
BRENT63.44
RTS1147.91
GOLD1262.28

10 невъездных лет в Америку

читайте также
Одно из нескольких: дело против Браудера о незаконной покупке акций «Газпрома» прекращено Скелеты «Ренессанса»: в дело Магнитского втягивают компанию Михаила Прохорова +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» Плохие парни: почему в истории Сергея Магнитского нет положительных героев +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет» Бронзовые миллиардеры: почему Тимченко и Ротенберги получили медали
Новости #Власть 28.06.2012 15:45

10 невъездных лет в Америку

Георгий Бовт Forbes Contributor
иллюстрация Fotobank/Getty Images
В принятии Вашингтоном «Акта Магнитского» Москва видит все что угодно — от русофобии до начала избирательной кампании в Америке. Но не может понять главное — закон основан на многолетней политической культуре Соединенных Штатов

В истории принятия Конгрессом США «Акта Магнитского» есть несколько моментов, которые, кажется, никогда не поймут очень многие из тех, кто делает политику в России. В свою очередь, многие из тех, кто делает политику в Америке, а особенно те, кто голосует за этих людей, никогда не смогут понять, почему другая страна на официальном уровне с таким рвением защищает людей, которых убиенный в Матросской тишине юрист Магнитский обвинил в хищении $230 млн из бюджета путем незаконного получения налоговых вычетов.

Конечно, всякое сравнение хромает, а то, что я попытаюсь привести ниже, хромает особенно. И все же….

Представьте себе, что кто-то стал бы копаться в мотивации действий, скажем, питерских законодателей, выступивших с почином пресечь «пропаганду гомосексуализма». Мол, какой же за этим  сокрыт тайный, злокозненный, не называемый вслух политический смысл? Чего на самом деле добиваются законодатели? На чью мельницу льют воду? Кто надоумил и кто за этим стоит? Против кого на самом деле законопроект? Может, против тайной мафии гомосексуалистов, проникших бог весть куда?

Скорее всего, человека, с выпученными глазами тщащегося отыскать в таком законотворчестве частичку вселенского заговора, направят к доктору, специалисту по фобиям. Ибо самый простой ответ про мотивацию этих законодателей будет такой: они так думают. Это часть их мировоззрения, и они не могут более держать это в себе, стремясь выплеснуть на бумагу.

Собственно, с законодателями американскими — то же самое. Они так думают. И инициатора «Акта Магнитского» сенатора-демократа Кардина можно, конечно, считать свихнувшимся сумасбродом или же, напротив, патологическим врагом России, но то, что он написал в своем законопроекте — часть его политической философии, часть его мировоззрения.

Разумеется, не всякому «правильному» с точки мировоззрения проекту суждено стать в конгрессе законом. Работают лоббисты, действуют политические интересы (предвыборная кампания, к примеру). В этом плане лоббисты «Акта Магнитского» поработали на славу. В интернете опубликованы  фамилии фигурантов, в том числе тех, кого в крупном хищении обвинял Магнитский и кто потом (вот совпадение!) вел его же дело и довел, лишив медицинской помощи, до смерти. Указаны должности, официальные зарплаты, прослежены повышения по службе. И свидетельства владения дорогущей зарубежной и российской недвижимостью, дорогими машинами, которые никак «не бьются» официальными доходами. В мотивационной части законопроекта (особенно она подробна в версии палаты представителей) приводятся свидетельства российских официальных и неофициальных источников, указывающие на вопиющий характер дела покойного юриста фирмы Hermitage Capital. Цитируется доклад на эту тему в том числе президентского совета по правам человека. И подчеркивается: после 2009 года, когда умер Магнитский, никаких попыток привлечь кого-либо из фигурантов дела не было. На основании чего Российская Федерация, по сути, прямо обвиняется в нарушении всех основных международных  договоров и конвенций, в том числе о запрещении пыток.

Спрашивается: какие основания имеются у среднестатистического американского законодателя, чтобы голосовать против законопроекта, карающего столь безнаказанно действующих высокопоставленных воров? Тем более что моральная составляющая всегда присутствовала — притом мощно — в американской внешней политике. Она была «миссионерской» в представлении американского избирателя, начиная с «мирных принципов» Вудро Вильсона и кончая попытками Бушей насадить демократию там, где ее нога не ступала никогда и без них бы еще сто лет не ступила.

Настоящим «бездушным прагматиком» в ситуации с «Актом Магнитского» выступила только администрация Барака Обамы. Она до последнего сопротивлялась началу обсуждения законопроекта. Даже ввела санкции против российских чиновников, причастных к делу Магнитского: был составлен непубличный список лиц, кому запрещен въезд в США. Посол США в России Майкл Макфол лично  убеждал конгрессменов: мол, этого и вполне достаточно, не надо больше. Не надо публичного списка. Администрации совсем не нужна ссора с Россией: поддержка Москвы нужна в афганской операции (транзит грузов для НАТО), в иранском вопросе. Администрации вовсе не интересно препираться с российским МИДом, который с самого начала этой истории взял повышенный тон.

Однако после того, как в апреле текущего года было прекращено дело против единственного обвиняемого по делу о смерти Магнитского, врача Ларисы Литвиновой, которую не удалось сделать единственным стрелочником, дальнейшее стремительное прохождение законопроекта через конгресс уже почти невозможно остановить (он и был внесен в апреле). После того как проект одобрен (почти единогласно) в сенатском профильном комитете — по иностранным делам — и в аналогичном комитете палаты представителей, есть все шансы, что он будет принят еще до окончания весенней сессии, причем огромным двухпартийным большинством. И Обама не сможет его не подписать, даже если бы у него не было избирательной кампании. Россия для Америки все же не Китай: в нашем случае подобные «альтруистические» законопроекты не противопоставляются и, соответственно, не тормозятся наличием огромных взаимных коммерческих интересов. Россия находится на периферии американской глобальной политики. В том числе и поэтому она бывает отдана на откуп незамутненным борцам за гуманитарные ценности.

Наверное, все, что администрация сможет сделать, это смягчить законопроект. В версии палаты представителей (где большинство у республиканцев) он выглядит действительно довольно унизительно для России. Под санкции (арест всех банковских счетов или активов в США, запрет на въезд в США или аннулирование уже имеющейся визы) попадают все российские официальные лица, которые прямо или косвенно причастны к смерти Магнитского, к укрывательству виновных в его смерти, к коррупции по этому делу. Но не только, если вчитаться, они! Также могут попасть под санкции все, кто замешан в преследовании людей, разоблачающих «незаконную деятельность» каких-либо официальных российских лиц, а также те, кто препятствует соблюдению международно признанных прав человека, таких как свобода слова, свобода вероисповедания и т. д. Иными словами, согласно этой версии и при определенных обстоятельствах, в «список Магнитского» могут попасть люди, преследующие Навального за его антикоррупционные разоблачения. Судья, осудивший Удальцова за «незаконное» участие в митинге оппозиции. Следователи, устроившие обыски в фирмах, подконтрольных «оппозиционному» депутату Гудкову. Так можно очень далеко зайти. Так далеко, как мы в отношениях с Америкой не заходили даже в самые лютые годы холодной войны.

Администрация Обамы предприняла титанические усилия, чтобы через сенат (там у демократов большинство) смягчить проект. Появилось о том, что Госдепартамент может засекречивать список «репрессированных» лиц по соображениям национальной безопасности, причем подтверждает такое решение ежегодно, как это делалось в случае с «замораживанием» действия пресловутой поправки Джексона — Веника (президентским распоряжением). Также было включено положение, по которому действие законопроекта распространялось уже не только на российских должностных лиц, а по сути вообще на все страны мира, где те или иные лица нарушают основополагающие права человека.

Однако похоже, что в окончательной версии конгресса (а  теперь предстоит согласовать тексты палаты представителей и сената) упоминание о России все же останется. К тому же настырный сенатор Кардин в последний момент внес еще одну поправку, существенно осложняющую процедуру, по которой Госдепартамент сможет засекречивать список «репрессированных»: потребуется детальное обоснование в каждом конкретном случае, эти обоснования будут обсуждать в соответствующих комитетах. Всех засекретить заведомо не удастся. Вряд ли Госдепартамент захочет каждый раз проходить через горнило конгрессовских  слушаний. Это еще одна «непонятная» для России реалия: законодательная власть в США не управляется администрацией, как это происходит у нас. Обама, может, и хотел бы, чтобы «Акта Магнитского» не было, но сделать сегодня действительно ничего не может.

Чем ответит Москва? Вряд ли ответ будет симметричным. Американские чиновники не держат у нас банковские счета и прочие авуары, они вполне также обойдутся без туристической поездки по Золотому кольцу. Возможно, жертвой падет законопроект (он уже лежит в Думе) об облегчении визового режима между нашими странами (предусматривалось увеличение срока действия виз до 3 лет). Но в этом случае еще непонятно, кому это будет месть — американцам или простым россиянам, имеющим в Америке родственников или иные интересы. Другие же меры могут быть самыми разнообразными, в том числе по афганскому транзиту, ударить по гуманитарным программам, по неправительственным структурам. Все зависит от изобретательности мстящего.

Что касается прямого действия закона (если он все-таки будет принят в своем жестком виде), то в среднесрочной перспективе, возможно, кто-то из «списка Магнитского» и будет принесен в жертву, против кого-то будет проведено расследование. В свое время советские власти, негодуя по поводу поправки Джексона — Веника (а ее сейчас конгресс как раз собирается отменить), обуславливавшей предоставление статуса наибольшего благоприятствования в торговле свободой еврейской эмиграции из СССР, тоже возмущались «вмешательством в наши внутренние дела». Однако под давлением США и Запада именно закон о свободе въезда-выезда из СССР стал едва ли не первым значительным перестроечным законом, послужившим символом начавшихся перемен.

К тому же утешает (хотя и слабо), что «Акт Магнитского» вроде бы принимается «всего» на 10 лет. То есть срок его действия может истечь еще при президенте Владимире Путине.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться