Вышел свежий номер Forbes

Номер с рейтингом брендов и спецпроектом Forbes «Бизнесмены года — 2013» в продаже — с 19 декабря

Номер с рейтингом брендов и спецпроектом Forbes «Бизнесмен года: 7 главных победителей и проигравших — 2013» — в продаже с 19 декабря

Смена модели

Составляя список номинантов на звание «бизнесмен года», редакция Forbes неожиданно обнаружила, что крупные предприниматели, которых с 1990-х принято называть олигархами, больше не являются фаворитами гонки. Разбирая кейс за кейсом, сделку за сделкой, историю за историей, мы в итоге мало кого смогли включить в число претендентов. Эра олигархов подходит к концу?

Можно было бы списать все на нашу субъективность, если бы не тот факт, что одновременно и экономическая модель, в которой мы живем последние 15 лет, тоже выдохлась. Даже самые отчаянные правительственные оптимисты не верят в ее жизнеспособность, предрекая 1,5%-ный рост в 2014 году и экономически унылое следующее десятилетие.

Эта модель, в очень упрощенном виде, представляет собой цепочку: рост цен на сырье — распределение сырьевой ренты — рост потребления и развитие бизнеса, с ним связанного. В последние годы в цепочку включились и расходы государства на крупные инфраструктурные проекты, но это никак не изменило сути происходящего. Бенефициарами этой модели становились чаще всего крупные бизнесмены, которые появились в России благодаря приватизации 1990-х. Тут надо признать, что цель авторов приватизации была успешно реализована: в стране действительно сложился новый класс собственников. Бизнесмены, чей старт пришелся на 1990-е, а расцвет — на нулевые, приумножали свои состояния.

Сначала крупный частный бизнес правил бал сам, позже был вынужден уступить место государственным компаниям или олигархам путинского призыва. После кризиса 2008 года под угрозой потери контроля над активами и деньгами частный бизнес сдавался государству. А суть модели тем временем не менялась. Круговорот цены — рента — потребление замедлялся, пока окончательно не забуксовал.

Есть соблазн спихнуть ответственность за стагнацию на государство и «режим», но это будет не вполне справедливо. Режимы ведь существуют не сами по себе — их формируют люди. Приходится признать, что хотя бы отчасти нынешняя система — со слабыми институтами, коррупционным навесом и телефонным правом — была выгодна не только силовикам. Конкурентная борьба приводила чаще всего не к улучшению качества, а к переделу все той же собственности. Усиление роли государства шло на пользу конкретным людям. Массовых банкротств, которыми, как правило, сопровождается кризис, не случилось — личные состояния продолжали расти.

Однако я вовсе не хочу написать эпитафию частному бизнесу. Двадцать лет относительной свободы сделали свое дело. Пока шли войны за собственность и подряды, возникла параллельная реальность. Люди строили частные банки, медицинские компании, сотовую связь, телеканалы, продавали водку, рекламу и одежду. И хотя олигархический капитализм действительно стагнирует, я думаю, что в конечном счете российскому капитализму это пойдет лишь на пользу.

Слияния и поглощения — это явно не то, что может спасти мир или отдельно взятую страну. Вернее и надежнее в этом смысле предпринимательская инициатива, настойчивость, склонность к риску. Людей, которые обладают этими свойствами, мы и хотели выделить. Считать Олега Тинькова (его история на стр. 76) обманщиком или гением — личное дело каждого, но я думаю, чем больше людей попытаются последовать его примеру, тем быстрее «унылое десятилетие» превратится в «десятилетие надежды».

Это моя последняя колонка в Forbes как главного редактора. С января 2014 года этот пост займет Эльмар Муртазаев. Спасибо, что читали журнал эти два с половиной года. До новых встреч!

Рейтинг брендов — 2013

Не каждой хорошо продуманной торговой марке суждено стать успешной. В очередном рейтинге брендов-новичков мы представили не самые последние запуски, а старты 2012 года, чтобы оценить их достижения за первый полный год жизни. К рейтингу прилагаются две истории: о том, нужна ли бренду легенда о происхождении, и о том, как провести ребрендинг, если продукт не сильно выделяется среди конкурентов.

Бизнесмен года: 7 главных победителей и проигравших — 2013

Успехи и провалы, новации и благотворительность, отставки и развлечения... Главные победители и проигравшие 2013 года представлены в спецпроекте Forbes. Мы назвали имя самого успешного российского предпринимателя уходящего года. И бизнесмена, которого можно по праву считать пионером года. Мы выбрали из российских миллиардеров филантропа и космополита года. Определили предпринимателя, который потерпел в уходящем году самое сокрушительное фиаско. Человека, который совершил самый невероятный камбэк — восстановил утраченные позиции. И победителя в категории Forbes Style (самые яркие проявления гедонизма бизнесменов).

Сделка года. Хороший. Плохой. Злой

История покупки и продажи «Уралкалия» миллиардером Сулейманом Керимовым выглядит как классический вестерн. Все участники событий, в числе которых с десяток фигурантов списка Forbes и президент сопредельного государства, действуют по законам жанра — цинично и расчетливо. Все одержимы жаждой больших денег. Ближе к развязке сюжетные линии переплетаются в тугой клубок интересов, страстей и интриг. В конце любого вестерна главный злодей обычно погибает, а оставшиеся счастливо делят добычу. В случае с «Уралкалием» однозначно проигравшим пока выглядит президент Белоруссии Александр Лукашенко. Победителями в погоне за условное «золото» выходят основатель «Онэксима» Михаил Прохоров и владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин, которые выкупают «Уралкалий» у Керимова. Но какие эпизоды этого вестерна остались за кадром?

Продать здоровье

Владимир Евтушенков создал крупнейший медицинский бизнес в стране. И сейчас у него новые амбициозные планы по созданию на основе «Медси» «медицинского Сколково» — Московского международного медицинского центра. Он приглашает к участию другие частные медицинские компании и не жалеет денег. Инвестиции могут составить до $1 млрд. «У меня есть абсолютная вера, что деньги мы на этом не потеряем, — говорит Евтушенков. — Потому что мужчина всегда будет тратиться на три вещи: на еду, на детей и на здоровье».

Энергетический союз

Как связаны реформа РАО «ЕЭС России», Игорь Сечин и бывшая глава российского JP Morgan Наташа Цуканова? В апреле 2009 года Цуканова неожиданно покинула свой пост в JP Morgan, где за 12 лет сделала блестящую карьеру. Но государственных постов она не заняла, а создала компанию Xenon Capital Partners, которая и сейчас управляет крупнейшим российским фондом акций энергетических компаний — Rusenergo Fund. Сегодня долги фонда — десятки миллиардов рублей — в разы превышают стоимость его активов. Но основные кредиторы — ВТБ и государственные энергокомпании — не спешат требовать уплаты долгов. Что стоит за такой лояльностью?

Криминалисты в Cети

Илья Сачков и его партнеры создали крупнейшее в России частное кибердетективное агентство, услугами которого пользуются компании и спецслужбы. Развитие ситуации в стране всячески способствует бизнесу Group-IB. В октябре 2013 года Госдума приняла в первом чтении законопроект, расширяющий полномочия ФСБ в сфере информационной безопасности. «Для нас это хорошо. Чем больше расследований, тем больше будет заказов на экспертизы», — говорит, потирая руки, Сачков. По оценке самой Group-IB, ущерб от действий киберпреступников в России в 2012 году составил $1,9 млрд. Детективам есть куда расти.

Новости партнеров