Пионер года: Марк Курцер

Марк Курцер фото Дмитрия Тернового для Forbes
Бизнесмен, который благодаря новаторским идеям повлиял на экономическую и общественную среду

Forbes продолжает объявлять самых ярких предпринимателей уходящего года в рамках спецпроекта «Бизнесмены года». В номинации «Пионер года», которой мы отмечаем представителей бизнеса, готовых ввязаться в смелое предприятие, победил совладелец MD Medical Group Марк Курцер. Почему?

Непредсказуемость результата — фирменный знак русских, играют ли они в футбол или запускают ракету. «У нас хороших врачей не меньше, чем в Европе. Но ты никогда не знаешь, повезет ли тебе попасть к одному из них и не схалтурят ли «смежники», от анестезиолога до сиделки. Может, все и получится, но просто нет уверенности — поэтому-то люди и едут лечиться за границу», — объяснила национальные проблемы российской медицины главврач одной из больниц.

Медицина — та сфера, где меньше всего хочется полагаться на везение. Из этого страноведческого наблюдения вытекает финансовое. Можно рискнуть и вложить пару миллиардов в российские ресурсы — нефть, она и в России нефть. Но в медицинское предприятие из сферы услуг в загадочной диковатой стране разумный игрок не отважится инвестировать никогда. Именно это убеждение разрушил в прошедшем году гинеколог и бизнесмен Марк Курцер.

Осенью 2012 года созданная Курцером компания «Мать и дитя», состоящая из десятка клиник и тогда одного, а теперь уже двух роддомов, провела IPO в Лондоне. Инвесторы оценили ее в $900 млн и купили примерно треть акций. Курцер задолго до IPO знал, как потратит деньги, — сейчас он начинает строительство большого роддома в Уфе. Вот так всего одна не очень-то и большая компания вложила в российское здравоохранение $300 млн. Это, кстати, 3% от всех денег, которые, если верить Владимиру Путину, за последний год пустило на «модернизацию здравоохранения в регионах» правительство. Причем есть подозрение, что с учетом эффективности результат будет куда больше этих трех процентов.

Однако суть не в цифрах. За последние 10 лет на IPO вышло около десятка компаний в медицинской отрасли — в основном продавцы и производители лекарств, а также исследователи. Но до Курцера ни одна клиника или сеть, у которой главный капитал не заводы и склады, а умелые и правильно организованные люди, не предлагали себя на открытом рынке. Коллеги Курцера с вполне прагматичным интересом следили за его действиями: если инвесторы поверят в «Мать и дитя», смогут поверить и в них. А Курцер сработал с запасом: книга заявок была заполнена задолго до финала.

Когда наша государственная медицина, никогда не отличавшаяся крепким здоровьем, стала разваливаться, частники первым делом пришли в самые доступные сферы. Стали плодиться стоматологические кабинеты: сначала съемная квартира, пара кресел, на стене плакат «Здоровые зубы — в ваших руках!», затем уже целые сети под единым брендом. Следом потянулись частные диагностические лаборатории, офтальмологи, сети поликлиник. Казалось бы, тем, кто пришел раньше, и начинать охоту за иностранными деньгами. Ведь акушерство и гинекология — одна из самых, наверное, неудобных для этого сфер: государство контролирует почти 100% рынка, порог входа высок и обременен невообразимым количеством лицензий и правил.

Марк Курцер построил свой бизнес-успех в буквальном смысле собственными руками. Сначала стал известным врачом-акушером. Продолжая принимать роды и оперировать, стал главврачом самого большого в Москве роддома, главным акушером-гинекологом столицы, которого знают все и которому обязаны многие. Не прекращая оперировать, обучать, он взял кредит, арендовал землю, построил собственный роддом и создал вокруг него сеть «Мать и дитя». А операции он делал даже во время road show, в промежутках между встречами с инвестбанкирами. Такой врач дорогого стоит. И теперь мы все знаем, сколько.

Читайте далее: Бизнесмены года по версии Forbes — 2012

Новости партнеров