Симметричная мера: как Россия будет компенсировать потери по «закону Ротенберга»

Ирина Грузинова Forbes Contributor
Фото Corbis Images
Российские власти смогут конфисковать находящееся в России имущество иностранных государств, которые ввели санкции против российских граждан

Закон о компенсации россиянам потерь от конфискации активов за рубежом стремительно преодолевает бюрократические препоны. Со времени внесения инициативы депутата-единоросса Владимира Поневежского в Госдуму прошло всего две недели, а документ уже получил положительный отзыв правительства и во вторник 7 октября готовится пройти первое чтение. Принятие закона может грозить потерями иностранцам уже в России. Причем отвечать за компенсацию частных активов придется государству, арестовавшему имущество россиян.

Законопроект, который может обернуться конфискацией зданий посольств и визовых центров (если таковые являются собственностью другой страны), был внесен в Госдуму в тот же день, когда стало известно об аресте в Италии недвижимости, принадлежащей бизнесмену и другу Владимира Путина Аркадию Ротенбергу, — 23 сентября. СМИ тут же окрестили документ «законом Ротенберга».

Итальянская финансовая гвардия обнаружила квартиру, принадлежащую миллиардеру, четыре виллы и люксовый отель в центре Рима общей стоимостью €30 млн и обратилась в суд, чтобы арестовать эти активы. Итальянцы руководствовались постановлением Евросоюза, который летом 2014 года включил российского бизнесмена в санкционный список, запрещающий ему въезжать на территорию ЕС и вести там финансовую деятельность. Это первый случай, когда под санкции попали недвижимые активы российских граждан из «стоп-листа».

После того как правительство России одобрило законопроект, Ротенберг публично открестился от намерений требовать возврата потерь, которые он понес из-за санкций, за счет российского государства. Но из текста законопроекта выходит, что одновременно с компенсацией финансовых потерь или упущенной выгоды гражданина Российская Федерация может потребовать от страны-обидчицы соразмерной компенсации расходов федерального бюджета.

Депутаты предлагают разрешить арестовывать, а потом изымать и продавать любое имущество такой страны на территории России. Иностранное государство может владеть, например, жилой или коммерческой недвижимостью в РФ.

По сути, возвращать отобранное за рубежом будет не Россия, а то государство, что наложило арест на имущество россиянина.

Компенсация должна покрывать все финансовые потери российского гражданина: утраченное имущество, упущенную выгоду, суммы уплаченных санкций и другие убытки, говорится в законопроекте. По словам партнера DS Law Михаила Александрова, арест, наложенный на актив, — еще не повод просить возврата его полной рыночной стоимости. «В случае с господином Ротенбергом [если он все-таки захочет возмещения — Forbes.] можно будет потребовать компенсации упущенных доходов от гостиничного бизнеса за тот период, что наложен арест, поскольку арестована гостиница, — говорит юрист. — Теоретически можно заявить, что апартаменты и виллы он тоже собирался сдавать в аренду».

А вот возвращать полученную компенсацию вряд ли придется, даже если арест в будущем будет снят, считают юристы. «Если лицо могло понести убытки за тот период, что имущество находилось под арестом, то право на компенсацию сохраняется», — говорит старший юрист «Хренов и партнеры» Василий Васильев.

Если государство, арестовавшее имущество, пойдет дальше и решит пустить актив с молотка, тогда к упущенной выгоде можно будет приплюсовать и его рыночную стоимость. Требовать ее компенсации в российском суде можно будет, если суд иностранного государства вынесет решение продать имущество гражданина РФ и оно вступит в законную силу — даже факта его исполнения не будет требоваться», — говорит Васильев. Стоимость этого имущества могут оценить независимые оценщики, которые так же могут рассчитать суммы упущенной выгодны от пользования им.

Разработчик законопроекта Владимир Поневежский от общения с Forbes отказался, сославшись на занятость. Владимир Плигин, глава конституционного комитета Госдумы, ответственного за законопроект, был недоступен для комментариев, его заместитель отказался говорить с Forbes. Между тем Плигин и сам в числе тех, кто попал под санкции и подозревается во владении зарубежным имуществом. Могут возникнуть и другие претенденты на возмещение зарубежных потерь из бюджета.

Что может попасть под арест? Не защищенное дипломатической неприкосновенностью имущество другого государства не так-то просто найти, а после ареста здания какого-нибудь посольства по каналам МИДа тут же будет выражен протест, создан международный арбитраж, который установит нарушение и предпишет прекратить беззаконие, уверяет Александров. Взыскивать с других стран деньги, которые Россия потратит на компенсации, — утопия, даже сам факт такого иска невозможно представить, говорит он.

Зарубежная частная собственность не обладает дипломатической неприкосновенностью, но покушаться на нее едва ли менее опасно. «Если мы начнем покушаться на зарубежные компании, то в ответ по принципу взаимности будут арестованы активы «Газпрома», «Роснефти», Сбербанка», — утверждает Александров.

Хотя идея противоречит основам международного права: ни одно государство в мире не может арестовать имущество другого и продать, забрав деньги в свою казну, правительство уже дало положительный отзыв на законопроект.

Было рекомендовано только более четко проработать финансовую сторону вопроса о методах компенсаций.

Подробностей, как рассчитывать компенсации и при каких конкретно условиях ее выплачивать, в законопроекте нет. Из каких резервов федерального бюджета брать эти суммы, в Министерстве финансов, похоже, не знают: запрос Forbes остался без ответа.

В финансовой полиции Италии и посольстве не смогли оперативно ответить на вопросы Forbes. Аркадий Ротенберг отказался от комментариев.

Новости партнеров