Евгений Ясин: «Мы не вольны иметь того президента, которого лично нам хочется»

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Евгений Ясин фото РИА Новости
Научный руководитель ВШЭ о том, зачем он вошел в Экономический совет при президенте и что сделает, если его не станут слушать

Владимир Путин сформировал Экономический совет при президенте, который сам же и возглавил. Его заместителями станут предыдущий и нынешний министры экономического развития — Эльвира Набиуллина и Андрей Белоусов. Еще один член совета — научный руководитель ВШЭ и громкий критик действующей власти Евгений Ясин — рассказал Forbes, зачем он туда вошел и что надеется изменить, заседая в нем.

— Вы вошли в Экономический совет при президенте. В чем будут состоять ваши обязанности?

— Пока у меня нет никаких обязанностей, мы еще ни разу не собирались. Обязанности не распределены. Первый вопрос, который мы будем в совете обсуждать, — это состояние мировой экономики.

— Вы думаете, что сможете принести пользу, работая в совещательном органе, который возглавляет Владимир Путин?

— Я пока не могу ответить на этот вопрос. Но вообще я не за то, чтобы «чем хуже, тем лучше», — такое у меня правило. Я готов работать с правительством и всегда работал, высказывая свои взгляды в личных разговорах и публичных выступлениях. Я намерен делать то же самое и в Совете, насколько это будет возможно.

— Недавно вышла ваша книга «Приживется ли демократия в России». В ней содержатся довольно резкие высказывания про действующего президента. В частности, вы пишете, что сохранение личной власти для него важнее развития страны. Вы посоветуете ему сменить приоритеты?

— Конечно, в личном общении нужен определенный такт и есть правила — я намерен этих правил придерживаться. Кроме того, мы не вольны иметь того президента, которого лично нам хочется. Тот, который есть, является правителем России. Удастся ли мне поменять его приоритеты? Не знаю. У меня есть представление, что в каком-то смысле у него есть шанс попробовать [измениться]. Я буду содействовать тому, чтобы он этот шанс использовал. Сказать, что у меня высокая степень уверенности в успехе, я не могу.

— А в принципе вы полагаете, что здравые идеи экономистов способны менять страну к лучшему — в нынешних обстоятельствах?

— Напомню вам, что в последнем правительстве присутствовали такие фигуры, как Алексей Кудрин и Эльвира Набиуллина, а также целый ряд других деятелей, которые относились к либеральному крылу. Я не знаю, каково было бы положение России, если бы не их влияние. Они сыграли важную роль. Моя позиция заключается в том, что нужно стараться им помогать.

— Судя по вашей книге, вы не слишком склонны разделять экономическую и политическую свободу. Вы будете настаивать в первую очередь на политической реформе?

— Это я скажу обязательно. Моя основная мысль заключается в том, что единственный серьезный фактор, который способен содействовать подъему российской экономики в складывающихся условиях — а они довольно непростые во всем мире, — это повышение деловой активности и увеличение экономической активности всего населения. Но для этого требуются определенные условия. Я думаю, что эти условия лежат главным образом не в чисто экономических действиях, а именно в политической и правовой системе.

— Для вас Совет — трибуна, потенциально способная принести пользу. Ваш личный опыт позволяет вам всерьез верить, что вся эта деятельность позволит что-то изменить?

— Некоторое время назад я согласился быть членом Общественной палаты. Я там не скажу, что работал, но присутствовал два года. Мои надежды в полной мере не оправдались по разным причинам. Вполне возможно, что это моя собственная вина, но я там себя не нашел. Теперь будет еще одна попытка — более ответственная. Я буду пытаться. Не моя склонность — заниматься оппозиционной деятельностью, выступать в принципе против. Я буду стараться чем могу помогать развитию российской экономики, не глядя на то, кто будет принимать решения.

— Вы не боитесь, что вас позвали в Совет, заранее имея в виду игнорировать ваши рекомендации? Просто для того, чтобы придать ему весу?

— Я должен сразу сказать, что этот вопрос — главный вопрос моего нравственного выбора. Придется следить за тем, как будут развиваться события. Но само мое участие в Совете много капитала нашему руководству не принесет. Я не настолько высокого мнения о себе. Если мои советы чем-то помогут — хорошо. Если их будут игнорировать, придется оценивать, насколько это обусловлено здравыми суждениями моих коллег, а насколько — интересами правящих кругов. Я буду делать свой выбор.

Новости партнеров