«Традиционная реклама все меньше и меньше работает» | Forbes.ru
$58.79
69.36
ММВБ2152.41
BRENT63.24
RTS1153.32
GOLD1255.11

«Традиционная реклама все меньше и меньше работает»

читайте также
+542 просмотров за суткиGoogle обогнал Facebook по объемам интернет-трафика для СМИ +778 просмотров за суткиКак самый популярный блогер YouTube зарабатывает на расистских видео +104 просмотров за суткиГлоток свободы. LinkedIn и Rutracker были временно доступны в России +123 просмотров за суткиОт блокировок к изоляции. Зачем в России создают «независимый интернет» +11 просмотров за суткиУкраина обогнала Россию по ценовой доступности Интернета +55 просмотров за суткиСоздатель Всемирной паутины Бернерс-Ли рассказал о главной угрозе для интернета +5 просмотров за суткиНайти $1 млрд. Mozilla меняет поисковик Yahoo на Google +7 просмотров за суткиЭволюция браузера. Как Apple обидела рекламную индустрию и усложнила жизнь партнерам +1 просмотров за суткиОпасный Wi-Fi. Как защитить компьютеры и телефоны от взлома +5 просмотров за суткиЕдинственное и дорогое. Как оценить стоимость доменного имени Темный лабиринт, полный программистов. Что нужно преодолеть Интернету на этапе становления +82 просмотров за сутки«То, что мы называли книжным рынком, больше не существует». Линор Горалик о писательском бренде и гендерном равноправии Антон Федчин («Одноклассники»): «Я не верю, что мессенджеры могут съесть соцсети» +3 просмотров за суткиМаневры в зоне .ru: как зарабатывать на доменных именах Интервью Антона Носика о свободе слова в интернете: «Я совершенно не оптимист» Продавец секретов: лидер хакерской группы «Шалтай Болтай» получил два года колонии $1 млн против стресса: инвесторы из «Русагро», Bright Capital и 2ГИС вложились в сервис Welltory +27 просмотров за суткиВ интернете кто-то не прав: 7 цитат от Павла Дурова о главных скандалах всемирной паутины Как автор Ждуна будет зарабатывать на меме в России В Госдуму внесли законопроект о запрете технологий обхода блокировок Apple II. Юбилейное: от квадратных скобок до советских клонов

«Традиционная реклама все меньше и меньше работает»

Николай Турубар, главный редактор интернет-журнала Nomobile.ru, рассказал, у кого в интернете есть будущее, а у кого нет

Forbes.ru продолжает публиковать интервью с известными российскими интернет-предпринимателями. Сегодня о том, как в интернет-СМИ проникают новые информационные форматы, и о том, как можно зарабатывать на спецпроектах, рассказывает Николай Турубар, основатель и главный редактор интернет-журнала Nomobile.ru. Полную аудиоверсию интервью можно прослушать на сайте Podfm.ru в программе «Рунетология»

Максим Спиридонов: Начну издалека — с вещей, которые мне близки по юности, по образованию. Америка, по мнению театроведов и критиков, принесла в мировое театральное искусство один жанр, который они создали и полностью выпестовали — американский мюзикл. Там была в той или иной степени реализована мечта о синтетическом актере, который играет драматически, поет как хороший вокалист и танцует как прекрасный танцор. Такой же синтетический репортер сегодня хотел бы реализоваться в мечтах и представлении редакторов разных изданий, которые работают в жанре, называемом сегодня new media, жанре, объединяющем в себе как текст, сопровождаемый иллюстрациями и фотографиями, так и видео, аудио, компиляции мультимедиа и так далее. Сегодня мы говорим с главным редактором издания Nomobile.ru — Николаем Турубаром. Это издание использует new media, как мне кажется, довольно активно. Николай, скажи, пожалуйста, для тебя выбор активного использования подкастинга, видео-зарисовок, репортажей — это что? Почему вы не идете более дешевым и традиционным путем тексто-графического репортажа?

Николай Турубар: Потому что он не работает в той мере, в которой работает new media. Его время уходит. Гораздо активнее и эффективнее сейчас применять новые медиа, как это делаем мы, Lookatme и другие ресурсы.

М. С. Жанр экспериментальный, он только зарождается в рунете.

Н. Т. Он очень медленно развивается, но появился давно

М. С. На Западе у тебя есть какие-нибудь наблюдения? Насколько активно это прижилось в американских и английских СМИ?

Н. Т. Я бы считал классическим вариантом new media Engadget.com — это мировой ресурс №1. У них огромная аудитория, порядка 300 фрилансеров по всему миру.

М. С. Почему выбран жанр мобильной связи, гаджетов? Почему ты не пошел в гламур или политику?

Н.Т. Первое мое место работы — сотрудничество с ООН. Это политика, в ней я проработал два года, и это не самый приятный период в моей жизни, я его не очень люблю вспоминать. Политика — это не мое. Потом у меня был этап шоу-бизнеса. Первый журнал, в котором я работал в качестве журналиста, — Neon, молодежный журнал о музыке. Потом я понял, что мне гораздо комфортнее работать с железками, которые молчат, не разговаривают, у которых нет понтов. Я последовательно поменял несколько сфер и выбрал ту, в которой мне наиболее комфортно.

М. С. Уйдя из Men's Health, ты занялся управляющей работой в области контента?

Н. Т. В Men's Health я понял, что надо завязывать с бумажной журналистикой. На тот момент я проработал в бумажной журналистике пять лет и понял, что этот рынок умирает, стагнирует, мне все меньше и меньше было интересно в нем. Именно тогда я и увлекся интернетом, подкастингом.

М. С. Есть мнение, что умирает рынок ежедневных газет. Рынок еженедельных изданий более аналитического свойства, имеющих отношение к образу жизни, гламурных, глянцевых изданий, как многим кажется, чувствует себя вполне неплохо.

Н. Т. Гламурные и глянцевые издания на хорошей бумаге, в которых важно прикоснуться к чему-то — единственные, у кого я вижу будущее в бумажных журналах. Все остальное, как мне кажется, уйдет в интернет.

М. С: Как ты видишь картину через 3-5 лет с прессой как представитель и адепт новых медиа? Кто однозначно загнется? Кто будет развиваться и в какой форме? Ты сейчас сказал, что еженедельная пресса уйдет в планшетники, то есть электронный вид, да?

Н. Т. Да.

М. С. Что будет с тиражами гламурных изданий? Попробуй нарисовать эту картинку через какое-то время, которое тебе кажется знаковым. Мне кажется, что это 3-5 лет.

Н. Т. В России будут жить издания в большем виде, чем за границей. Я знаю издание GQ. Я уверен, что я буду видеть его всегда. Мне кажется, это высочайший гламур.

М. С. GQ — гламур с претензией на интеллектуальность. Он как Cosmopolitan.

Н. Т: Макс, это один из вопросов, по которым я все время спорю. Гламур и глянец — люди часто в них путаются. Это два очень близких слова, но одновременно и очень разных. Ты сказал, что Cosmopolitan — гламурный журнал. Он не гламурный, он глянцевый. GQ, ELLE — гламур, а Cosmo — глянец, mass market. То же самое с Nomobile. Мы первый глянцевый сайт о технике. Я постоянно отвечаю на вопрос: «Почему вы такие гламурные?». Мы не гламурные, мы глянцевые — это совершенно разные вещи. С этим я постоянно борюсь.

М. С. Что такое «глянцевые» в случае с Nomobile? Каковы ее технические характеристики?

Н. Т. Глянцевость — это, в первую очередь, стиль подачи для неподготовленных читателей и слушателей. Глянцевый журнал может читать кто угодно. Это не нишевая пресса. Какой-нибудь тяжелый IT-журнал будет сложно читать обычному пользователю, а глянцевый журнал читается легко.

М. С. На мой взгляд стороннего наблюдателя, Nomobile — это интересный, красиво сделанный, упакованный эксперимент, но пока что не бизнес. Я его самокритично сравню с собственным управленческим экспериментом в области подкастинга. Podfm — несомненно, интересный эксперимент, но это пока что не бизнес, потому что пока он работает в убыток и находится в инвестиционной стадии. Nomobile так же?

Н. Т. Во-первых, многие думают, что бюджет Nomobile гигантский. На самом деле бюджет проекта гораздо меньше. Во-вторых, мы пока не достигли тех показателей доходов, аудитории, которые мы планировали, но мы развиваем ресурс, будем наращивать аудиторию, мы будем наращивать объем по продажам. Главное — это то, что мы монетизируем не только картинки, мы монетизируем наш опыт в гаджет-области, который напрямую не связан с ресурсом. У нас есть огромный отдел video production — студия «Семь дней», которая делает множество различных форматов, которые не выходят на сайте. У нас есть доходы от других продуктов, для которых витриной является Nomobile. Суммарно все эти доходы перекрывают наши расходы. То, что на Nomobile не так много баннеров, не значит, что у нас плохо с деньгами.

М. С. Мне интересна история проекта. Ты начинал его самостоятельно как личный блог или что-то подобное?

Н. Т. Да, именно так. В Men's Health я занимался обзорами гаджетов, и через меня проходило огромное количество гаджетов. В какой-то момент мне стало очень грустно от того, что я не могу впихнуть в журнал все, что я хочу о них написать. Я неоднократно сталкивался с тем, что люди не могут читать про технику, потому что многие пишут со снобизмом: типа они все знают, они учат, как выбирать, хотя ты не знаешь, кто они. Много снобизма и дистанции. Я завел блог, где делился своим личным мнением о гаджетах, об их использовании, о том, как я использую их в жизни. Я был собой, я не играл какого-то супер-пупер эксперта. Я был обычным человеком, который столкнулся с новинками. Я хотел понять, как что-то работает, иногда я не понимал. Разумеется, мне очень близка стилистика Men's Health, глянцевая подача, короткая дистанция. В этой стилистике я и вел свой блог.

М. С. Как долго ты его вел до момента, как он привлек внимание, — или как ты привлек к нему внимание со стороны «Газпром-Медиа»?

Н. Т. Формально он был запущен мной 1 апреля 2005 года. Целый год он обновлялся крайне нерегулярно, эпизодически, потом целый год у меня был провальным, потому что я занимался подкастингом: я не мог выдерживать и то и другое на одинаковом уровне. Нельзя говорить, что Nomobile 5 лет, так как год я им не занимался, но физически он существовал. Я работал в журнале «Итоги». Когда я решил оттуда уходить, чтобы заняться Nomobile, я понял, что в этом большая перспектива, нежели в подкастинге. Тогда я как раз выбирал, чем заниматься. Я решил уходить, сообщил, что я ухожу в себя, в свой собственный проект. Они заинтересовались, что это за проект. Я сказал, что это онлайн. Они нашли меня в себе же, они меня уговорили остаться.

М. С. Если бы они не уговорили, то что бы ты делал? Стал самостоятельно продвигать его?

Н. Т. Да, именно на это я и настраивался.

М. С. То есть заняться собственным проектом, собственным бизнесом, реализовать мечту стартапера, как модно сейчас говорить?

Н. Т. Да, так я и планировал.

М. С. Как выглядела ваша договоренность? Ты что получал? Какой-то конкретный бюджет, редакцию, место? На чем вы договорились, если не секрет? Расскажи то, что не является секретом.

Н. Т. Не секретом является то, что я сейчас работаю в «Семи днях» и продолжаю делать этот проект.

М. С. Какой-то cash-out был?

Н. Т. Не могу комментировать, к сожалению.

М. С. Хорошо. В какой момент или, может быть, сразу с получением помощи со стороны «Семи дней» ты начал экспериментировать с новыми медиа? Именно это является наиболее интересной частью, как мне кажется. Как возникло все, помимо текста, который с точки зрения логики привычен, с точки зрения производства гораздо дешевле? Почему к тексту добавились видео и аудио? Видео сильно удорожает процесс. Когда ты этим занялся и почему?

Н. Т. Первое, что мы сделали, — перезапустили дизайн. Концепция, направление, общение с читателями, дистанция, подход к текстам — все осталось на том же уровне. В первую очередь мы перезапустили дизайн: появились рисунки Козаева, появились большие иллюстрации. Верстке, дизайну и оформлению уделяется огромное внимание для того чтобы было приятно читать как с компьютера, так и с мобильных устройств. Во вторую очередь мы прикрепили функции общения, появилась возможность комментировать материалы. Был выставлен акцент на видео, поскольку я уверен, что за видео будущее рунета. Гораздо важнее увидеть один раз гаджет, чем сто раз читать про него, смотреть картинки.

М.С. В сегменте мобильной связи в Рунете представлено изрядное количество изданий. Эти издания давно существуют, среди них есть более известные и менее известные, более одиозные и менее одиозные. Каким ты видишь место Nomobile с его относительно небольшим трафиком? Я сейчас зашел в Liveinternet, посмотрел, что на Hi-tech.mail.ru на данный момент 150 000 посещений, на Mobilereview — десятки тысяч и так далее. Каким в этом всем видит себя Nomobile, вернее, его главный редактор?

Н.Т: Я повторяюсь, что мы еще не достигли тех показателей, которых собираемся достигнуть, мы работаем над этим.

М. С: А когда вы их достигнете и какие это показатели?

Н. Т. Я думаю, что это случится в следующем году. Есть определенные цифры по аудитории и рекламе. Я не хочу их озвучивать, но, как только мы их достигнем, вы это узнаете. Давай встретимся через год, чтобы обсудить это. В конкурентной среде мы делаем ставку, прежде всего, на видео. У всех есть видео, но можно посмотреть и сравнить уровень и качество видео. Наверное, мы [по этому показателю] №1 в рунете из техноресурсов.

М. С. Здесь вставлю короткую ремарку. Даже сегодня на конференции «Optimization UA», о которой я уже говорил, Игорь Ашманов, который выступал передо мной, говорил в своем докладе о том, что сейчас в США видео — это один из главных инструментов маркетинга. Видео активным образом используется как в качестве контентной составляющей, так и в качестве рекламных носителей.

Н. Т: Все верно он говорил. Именно эти основы были заложены два года назад в стратегический план развития Nomobile. Мы хотим стать видеоресурсом по гаджетам №1 в России.

М. С: Чтобы сделать хорошую видеозарисовку, нужно иметь навыки, которые есть у телевизионных людей. Они есть у тебя или у тебя есть специально обученные люди?

Н.Т. У нас есть специально обученные люди. Production-студия у нас довольно большая, одна из самых сильных в рунете. Она занимается не только Nomobile, но и 7dn.ru, планируется ряд новых проектов, где упор также делается на видео. Что касается нас, целый год мы тюнинговали, оттачивали навыки «держания картинки». Никто из Nomobile не имел опыта работы в «телеке», и мы оттачивали их, работали над этим, исправляли ошибки, очень много коммуницировали с аудиторией, она нам помогала, говорила, что и как исправить. Это концепция универсального солдата, как называю ее я, а ты ее называешь концепцией синтетического журналиста.

М. С. Как ты полагаешь, все пойдут развиваться в этом направлении? В итоге все онлайн СМИ будут развиваться и в видео, и в подкастинге, и в тексте с графикой? Или все СМИ разделятся на две ветви: кто-то будет оставаться в традиционной картинке мира, а кто-то начнет внедрять 3D-графику, элементы анимации и так далее?

Н. Т. Я думаю, в какой-то мере это затронет все IT-издания, просто они будут по-разному это воспринимать и воспроизводить. Я думаю, что не останется ни одного ресурса, который бы не делал видеообзор гаджетов.

М. С. Я говорю не столько об IT-изданиях, сколько об онлайн СМИ в рунете. Например, «Ведомости», «Коммерсантъ», RBC.ru. Они начнут активным образом использовать и создавать видео, аудио?

Н. Т: Это и к ним можно отнести. Я думаю, что да. Будет много каналов в интернете, столько же, сколько и в телевизоре. Перспективное будущее рунета лет через -дцать — телевизор в интернете.

М. С: Ты ведешь подкасты, делаешь видеозарисовки для своего проекта. Какую роль они играют сейчас? Это трафикогенерирующие форматы? Это какие-то имиджевые составляющие? Что это такое? Мы с тобой хорошо знаем, что подкасты пока идут тяжело в рунете, они не массовые. Зачем тебе подкасты, зачем тебе эти видеозарисовки, ведь основной трафик, наверное, приходит на статьи?

Н. Т: Если говорить в общем плане, то подкаст — одно из средств донесения информации о технике, о гаджетах до наших читателей. Есть видео, аудио и текст.

М. С. То есть это начитка, по сути дела? Те, кто не хочет смотреть, будет слушать.

Н. Т. Нет, это не начитка. Мы вживую делимся мнениями о выставках, гаджетах. И аудио, и видео на Nomobile, в первую очередь, показывают людей, а не гаджеты. Аудитории показываются те редакторы, которые им рассказывают про гаджеты. Это делается для того, чтобы люди знали, кто такой Гончаров или Турубар, и поняли, почему они должны их слушать, какой у них experience. На Nomobile есть контентная часть и социальная часть. Каждый из Nomobile ведет деятельность в социальных сетях: у них есть «Твиттер», ЖЖ, Facebook. У некоторых спецпроектов половина аудитории была создана вне Nomobile. О проектах мы рассказываем в «Твиттере», Facebook, выкладываем ролики на Youtube, Rutube. Если человек смотрел видео на Nomobile, он не будет его еще раз смотреть на Youtube или Rutube. Это создает дополнительную ценность, дополнительную аудиторию.

М. С. Хорошо. Кстати, давай поговорим по поводу видео и аудио в другом контексте. Мы сейчас со стороны подкастинга, со стороны видео формируем в интернете иное отношение к картинке и звуку. Между тем, есть традиционная школа радиожурналистики и тележурналистики. Как тебе видится, где и когда они сойдутся, сольются ли они или одна другую поборет?

Н. Т. Если говорить про школы, то там никто ни с кем не борется, там все давно смешалось, перепуталось, это одна информационная структура. Другой вопрос, умрет ли радио. Если говорить про телекартинку, то, конечно, в телевизоре картинка более обязывающая, она более формальная. В интернете она менее формальная. На Nomobile мы выбираем интернет-картинку. У нас есть отдельные телевизионные классические форматы, но больше мы играем в неформальные форматы. У телевидения все более четко прописано, у них больше рамок.

М. С. То есть интернет демократичнее с точки зрения видеопродукции?

Н. Т. Да.

М. С. Так же как и аудио, наверное.

Н. Т. Да, меньше рамок, меньше обязательств. Я одно время хотел сформировать команду из телевизионных журналистов, потом мы решили, что этого не стоит делать. Пусть люди, какие они есть, со своими недостатками, с недостатками дикции в том числе, олицетворяют команду. Мы решили, что не надо играть в телевизионную картинку. Мы специально не следовали телевизионным канонам, мы придумывали свои форматы. Если говорить об аудио и подкастинге, то вспомни, как мы с тобой год назад общались на РИФе. Тогда я брал у тебя интервью по поводу подкастинга. Ты помнишь этот момент?

М. С. Да.

Н. Т. Этот ролик я выложил на Rutube, где его посмотрели около 60 000 за несколько дней. Один человек, наш общий знакомый сказал тогда, что подкастер-неудачник берет интервью у удачливого подкастера. Так вот, я как раз считаю, что в плане подкастинга я самореализовался на тысячу процентов по всем параметрам, как подкастер, ведущий, менеджер и бизнесмен. Что касается радио и подкастинга, я не знаю примеров, может, они есть за рубежом, но в России я единственный, кто попал с подкастинга на радио. Это было 4 года назад, это было главной мечтой. Тогда подкастинг для многих был средством попасть в радио. Сейчас очевидно, что радио загибается. Тогда же это было одной из причин людей завести подкаст. У меня так и случилось. Мой подкаст на Nomobile заметили, и меня пригласили вести передачу на радио Next, которая называлась Next Gadget. Почти год ежедневно я вел эту программу в трехминутном формате. Я без опыта работы на радио, без дикции, без подготовки целый год вел передачу на радио. Это к вопросу о развитости школ. Макс, нет никаких школ! Куча людей на радио с плохой дикцией ведут передачи и шикарно это делают. Это вопрос подачи информации.

М. С. Говоря о школах, я имел ввиду, что сейчас что телевизионные журналисты, что серьезные радиожурналисты уровня «Эха Москвы» посматривают в сторону интернета с некоторым недоумением. Практически ни у кого из них нет подкастов. Они считают, что они находят свою публику в радиоэфире или видеоэфире соответственно (и это правда), и им этого достаточно. То, что существует в интернете, им непонятно. Мы-то с тобой понимаем, что с ростом аудитории сравняется возможность получения внимания, а потом интернет будет давать больше возможностей. Интернет даст что-то такое, что сделает осмысленным движение в этом направлении, и тогда люди, которые сегодня обращают на это не очень большое внимание, придут в интернет. Интересно посмотреть, как они будут работать, что они привнесут, как они разбавят действительно несколько более демократичную картинку и отношение к продукции в интернете.

Н. Т. Да, ты все правильно говоришь. Когда в интернет придут профессиональные люди, то будет более приятная картинка. Будущее по аудио- и видео-production за небольшими студиями и профессионалами-одиночками. Конечно, будут и самородки. Я всегда так говорил, когда рассуждал об User-Generated Content. Помнишь, была мания безумных роликов, снятых на камеру дрожащей рукой, и все говорили: «Вау! Пришло новое медиа! Сейчас мы порвем интернет!» Это полная чушь, такое не сможет нормально жить в конкурентной среде. Для того чтобы интернет был структурирован, нужны понятные форматы, которые выходят в понятном графике, понятном режиме. Необходимо чтобы они делались более профессионально, не на камеры мобильных телефонов, хотя, конечно, есть и исключения.

М. С. Вы предполагаете зарабатывать больше на спецпроектах, которые вы делаете, как я смотрю, более или менее регулярно или на традиционной баннерной рекламе?

Н. Т. Во-первых, традиционная реклама все меньше и меньше работает. Во-вторых, у нас пока не такая большая аудитория, чтобы было много баннерной рекламы. Сейчас у нас приоритет на качество, а не на количество. У нас очень качественная аудитория. Мы с ней работаем очень плотно, они нас очень хорошо знают, поэтому эффективность спецпроекта максимально высока на Nomobile. Мы способны нестандартно подать продукцию, нестандартно поговорить об этом и вызвать активность у читателей. Это работает, это один из главных источников доходов.

М. С. Скажи совсем коротко, какие наиболее успешные спецпроекты?

Н. Т. Я бы вспомнил про видеобатл. Это проект SonyEricsson, где мы с мои заместителем Гончаровым поделились на две команды, и каждый снимал по ролику на смартфон от SonyEricsson. Этот проект, как я считаю, был показательным. Аудитория следила за нами. Это классический пример того спецпроекта, который мы делаем на Nomobile.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться