Сообщить в НИИ и предложить помочь лаборатории: как ученых заинтересовать хакатонами? | Forbes.ru
$58.49
69.3
ММВБ2148.56
BRENT63.44
RTS1158.62
GOLD1291.52

Сообщить в НИИ и предложить помочь лаборатории: как ученых заинтересовать хакатонами?

читайте также
+5090 просмотров за суткиМиллиардер Илон Маск на спор установил в Австралии крупнейшую в мире батарею +886 просмотров за суткиМиллиардер Рэй Далио признался, что искусственный интеллект помогает ему принимать решения +1072 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +56 просмотров за суткиВыбран «Предприниматель года — 2017» в России +839 просмотров за суткиКак хранить энергию. Расплавленная соль, сжатый воздух и супермаховик +1172 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +658 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +679 просмотров за суткиПомехи «Северному потоку-2»: «Нафтогаз» нанял лоббистов в США для противодействия «Газпрому» +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +200 просмотров за суткиПраво волоса: новые средства и способы обновления +2062 просмотров за суткиДержись, шофер. Реформа заставит водителей вернуться за парты +7782 просмотров за суткиИнтервью хакера: «Взломать можно кого угодно» +3140 просмотров за суткиПример для Цукерберга: китайский мессенджер опередил Facebook по рыночной стоимости +573 просмотров за сутки Бутан в педагогических целях: почему в горном королевстве дети не раздражают родителей +2880 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +76 просмотров за суткиКультовая обувь культовых персон. +1352 просмотров за суткиНевредные привычки: как оставаться здоровым, не выходя из офиса +1227 просмотров за суткиСтрана Басков: путешествие в самый удивительный регион Франции +11306 просмотров за суткиРоссияне предпочитают Aliexpress и Amazon отечественным интернет-магазинам +5747 просмотров за суткиАвтомобилисты-вредители: как государство борется с незаконным тюнингом +6304 просмотров за суткиКиносети Александра Мамута не покажут очередную новинку Universal — фильм «Снеговик»
Технологии 02.06.2017 13:41

Сообщить в НИИ и предложить помочь лаборатории: как ученых заинтересовать хакатонами?

Фото Tobias Schwarz / Reuters
За несколько последних лет хакатоны из простых соревнований программистов стали модным инструментом по созданию стартапов и целых экосистем инноваций. Как включить ученых в подобные мероприятия?

За несколько последних лет хакатоны из простых соревнований программистов стали модным инструментом по созданию стартапов и целых экосистем инноваций. Каждая корпорация, которая гордо называет себя IT- компанией,  готова вкладывать деньги в хакатоны в самых разныз областях – от финтеха до социальных инноваций и новых решений в сфере моды. Одновременно появилось огромное множество компаний, предлагающих event-услуги: они могут помочь провести хакатон на выходных. Ценник будет разниться -  от нескольких сот тысяч рублей  до миллионов рублей. Кроме корпораций, хакатоны взяли на вооружение и сообщества разработчиков (например,  data science –специалистов). Они  проводят  чаще всего не в одиночку, а совместно с каким-нибудь крупным игроком – например, с банком.

Зачем корпорации стали закладывать в свои бюджеты траты на хакатоны? Они решают с их помощью задачи нескольких типов.

Самая популярная задача -   поиск хороших сотрудников. Я слышала  такую историю: корпорация разрабатывала новое ПО для одной из своих установок, этим занимался человек на зарплате, найденный по объявлению.  Программист, проработав на позиции полгода,  не смог показать результат. Руководство компании и рядовые сотрудники предположили: задача слишком сложная. И только IT-специалист другого отдела задался вопросом: не слишком ли подозрительно столь долгое отсутствие результата?  По его инициативе компания за несколько дней нашла другого разработчика, — он справился с задачей за два дня. Вот такая невымышленная история. Вывод таков:  если вы хотите быстро разобраться в реальных компетенциях нанимаемого сотрудника, приходите на хакатон, ставьте задачу и смотрите, кто  с ней справится быстрее других.   Проверьте человека «в деле».

Еще одна цель хакатонов  -   поиск команды. В этом могут лучше всего помочь организаторы хакатонов вокруг  уже созданных научных сообществ или сообществ ИТ-разработчиков.  У таких игроков в базе данных уже есть готовые команды, которые участвуют в самых разных хакатонах и каждый день «прокачивают» свои навыки, занимают призовые места. Такие разработчики зачастую знают, что такое школьные и студенческие олимпиады, и для них  формат хакатонов наиболее близок. Обычно, чтобы нанять команду разработчиков, нужны поиски и взаимодействия с огромным количеством HR-компаний, поиск одной, по моим оценкам, обходится в около 1,5 млн рублей. Несколько игроков на российском рынке готовы организовать «под ключ»  за 2-3 млн рублей,  но за эти деньги заказчик получает не одну, а 20-30 команд. Шансы выбрать самых лучших специалистов при таком подходе куда выше.   

Третий сценарий — тестирование идей.  Очень часто компании не хотят тратить ресурсы своих IT-отделов, чтобы понять, стоит ли делать какую-то разработку. Для таких компаний идеальная история- это забросить «R&D-задачку» участникам хакатона и проверить гипотезу. Вариантов решения по итогам хакатона будет несколько: можно выбрать лучший и вложиться в его доработку (вместо разработки собственными силами с нуля). Можно даже не делать и этого, а  попросить команду принести готовое решение.

Наконец, используя хакатоны как инструмент развития бизнеса, компания может и  подобрать проекты для поглощения. Очень часто команды приносят на хакатон уже практически готовое решение, которое немного «допиливается». Купить такое решение у команды — это идеально для компании, которая пытается выделить и согласовать через тендеры бюджет на выполнение такого же решения внутри себя.

На хакатоны, помимо корпораций, приходят представители фондов и акселераторов. Они ищут «свежие» проекты, которые были  только что собраны, а не мозолят глаза в течение нескольких месяцев или даже лет на каждом мероприятии для стартапов  с питчами. Так что для фондов и акселераторов хакатоны  -  способ купить право «первой ночи» для проекта, который, возможно, станет «единорогом» (компанией с капитализацией выше $1 млрд).

Проблемы российских хакатонов

Анализ всех перечисленных задач, решаемых хакатонами, показывает, что они, по логике вещей, должны финансироваться за счет средств  из HR-бюджетов  IT-компаний или из бюджетов на R&D корпораций вне ИТ,  выращивающих внутри себя стартапы (увы, таких крупных игроков у нас мало). Но в России на хакатоны часто идут деньги из бюджетов на маркетинг и PR.  Это «симптом», который свидетельствует, что пока с хакатонами в России эффективно работать не научились.

Одна из главных проблем — в том, что российские компании не всегда горят желанием продолжать работать с командами, родившимися на хакатонах. Изначально для компаний всё выглядит очень привлекательно: можно дёшево нанять команду сразу из нескольких человек, поручить  им ту или иную  разработку, на которую не хватает собственных ресурсов. Но что происходит потом? Много ли вы знаете крупных российских компаний, которые выращивают стартапы внутри? Многие ли из молодых команд впоследствии «отпочковались» от компании, стали самостоятельными направлениями (с отдельными продуктами) и расширяют клиентскую базу компании? Таких единицы. Конверсия команд, пришедших в компанию по итогам хакатона, в полноценные устоявшиеся проекты, -  даже меньше, чем конверсия в  Фонде Развития Интернет-Инициатив (тоже инвестирует на самых ранних стадиях), в котором из 3000 стартапов, приславших заявки на инвестиции, деньги получают 25, а выживают и  привлекают следующий раунд финансирования — только  15.

Недавно я узнала, что  одна из крупных компаний, выступавшая партнером для одного из наших хакатонов, не стала брать в штат участников команды, с которой они познакомились на мероприятии. Как оказалось, разработчики по итогам хакатона консультировали компанию  в течение нескольких месяцев, но потом ИТ-специалистам пришлось покинуть ее  — для них  просто не нашлось работы.  Опросив представителей еще  нескольких  компаний, которые проводили хакатоны, я выяснила, что такие случаи не единичны.  Неудивительно, что ответы многих, не увидевших реальной пользы от хакатонов из-за собственного неумения встроить команды в операционный бизнес, сводились к следующему: теперь мы не проводим мероприятия,  не считая нужным тратить на них PR-бюджеты.

Готовы ли компании к тому, чтобы увеличивать свои R&D-центры за счет новых кадров, найденных на хакатонах? Нет. Тот факт, что в России привлекать отдельных сотрудников и команды  — обычно дешевле, чем во многих других странах, а качество кадров по-прежнему остается высоким, — ничего не меняет. Компании не готовы системно усиливать R&D-центры все новыми разработками, так как процесс вывода на рынок продуктов на их основе не налажен. Другая причина — в том, что  в корпорациях нет отлаженной системы поддержки стартапов, это связано с очень молодой культурой предпринимательства в нашей стране. Что в итоге? Проекты, развивающиеся по итогам побед и призовых мест на хакатонах,  не могут пройти «долину смерти» внутри корпораций и, в конечном счете, вынуждены рассчитывать только на себя.

 Получается, пока большинство российских хакатонов превращаются в «аутсорсинг мозгов и рук», во многом похожий  по схеме работы на того, как  компании традиционно работают с университетами — чтобы  следить за развитием лучших будущих потенциальных сотрудников еще со студенческой скамьи. «Кто первый среди корпораций «отхватит» лучший университет»,  — на Западе сложившаяся практика, у нас же пока процесс работы корпораций с вузами идет достаточно стихийно. Но есть и положительные примеры.  «Яндекс» создал в НИУ ВШЭ вначале базовую кафедру, а затем  — факультет компьютерных наук, а также и самостоятельно проводит хакатоны.  Сбербанк заключает соглашения о сотрудничестве с МФТИ,  один из крупных  российских хабов по  data science.  «Бесхозным», кажется, пока остаётся  факультет вычислительной математики и кибернетики в МГУ им. Ломоносова, где есть курсы, на которых математиков и студентов ВМК переучивают в data scientists, но, по всей видимости, корпорации вскоре начнут работать и с ним. Хакатоны становятся частью работы корпораций  с сообществом разработчиков среди студентов и не только среди них.

 Но все же хакатоны в России на данный момент остаются не столько инструментом для развития бизнеса и разработки новых продуктов для корпораций,  сколько огромным полем возможностей для предпринимателей. Для них хакатоны – путь для создания новых перспективных бизнесов.  Проекты, выросшие из звездных команд на хакатонах, на старте могут получить господдержку (например, многие хакатоны впоследствии получают гранты Фонда Содействия Инновациям), а также попадают в поле зрения представителей акселераторов,  которые сегодня все активнее смотрят  в сторону сложных, наукоёмких IT-проектов.

Теоретики и практики

На наш взгляд, формат хакатонов подходит не только для data scientists, но и для ученых, которые на подобных площадках для взаимодействия объединяются с предпринимателями. Почему их встречи так важны? Потому что предприниматели обычно имеют огромный набор навыков, а ученые – огромный багаж знаний, и хакатоны становятся местом для объединения двух этих экспертиз, «теории» и «практики».  Мы часто слышим о том, что топ-менеджеры самых  известных корпораций или основатели успешных стартапов в молодости бросали учебу или были отчислены из-за прогулов.   Это объяснимо: чтобы зарабатывать деньги, нужны навыки, а не знания. Предприниматели узнают все необходимое «в процессе» или нанимают опытных сотрудниковв,   которые знают то, что не знают они сами. Люди науки идут совершенно иным путем:    5-6 лет в университете, обязательно с хорошими оценками (иначе им не попасть в аспирантуру),  3-4 года работы над диссертацией, защита, кандидатские минимумы. Ученые сдали столько экзаменов, сколько и не снилось студентам MBA. Возможно, именно эти знания и их аналитический склад ума позволяют им  проще смотреть на трудности жизни, в которой нет успеха или больших денег,  но черпать силу в понимании важности своего каждодневного труда.  Ученые – действительно единственные люди в нашей стране, которые думают о будущем мира, а не о сегодняшнем дне в сегодняшней России, и тратят свою жизнь на решение глобальных задач. Безусловно, такая установка ученых должна быть близка предпринимателям-визионерам.

К ученым зачастую сложно найти подход и пригласить их на мероприятие. Они придут только если увидят для себя особенные возможности, которые недоступны им в научных кругах. А ведь учёный может написать письмо любому другому учёному в любой точке мира  и быть уверенным в скором ответе -   это «внутренний кодекс» сообщества. Чем заинтересовать такого человека? Возможно,  стоит пригласить одного из тех людей, с которыми ученый вел переписку,  для личной беседы – это заинтересует. К тому же, мотивация ученых участвовать в хакатонах может быть связана  с потребностями их лабораторий – возможно, кому-то нужны те или иные программы или анализ базы данных и решение прочих технических вопросов. Еще один нюанс – приглашение ученого на хакатон обязательно должно быть согласовано с его научной организацией. То, что руководители и коллеги ученого будут в курсе его посещения хакатона, позволит избежать возможных конфликтов – а, возможно, в следующий раз расширит число желающих присоединиться к мероприятию.

Ценность компаний от работы с учеными  — в том числе, в формате хакатонов, — огромна.   В России в целом очень сильно недооценивают потенциал науки, в сфере наукоемкого бизнеса это проявляется в  том, что взаимодействие между корпорациями и НИИ не выстроено. Корпорации покупают зарубежные разработки, развивают R&D-лаборатории  за пределами России. Если наладить работу с отечественными учеными (российские компании могли  бы воспользоваться теми разработками, которые еще не видел мир), то они смогут помочь не только решить краткосрочные задачи, но и прогнозировать будущие риски и возможности.  Мы сами (сообщество Science Guide, автор представляет компанию – Forbes) проводим хакатоны для ученых, похожие проекты запустили  Павел Доронин из AI community и сообщество Open data science. Их хакатоны получают поддержку некоммерческих структур, связанных с развитием инноваций, — например, отраслевой союз Нейронет (АСИ и НТИ). Постепенно о  развитии науки, поддержке учёных, о приглашении их на бизнес-мероприятия  начинают все активнее говорить. Для многих венчурных инвесторов и руководителей инновационных подразделений корпораций становится ясно:  в эпоху стремительного развития технологий конкуренция за результаты труда ученых  вскоре будет огромна.

«Фронт» против Facebook и Google

Хотя, как мы указали выше, стартапы, развивающийся из команд участников хакатонов, пока чаще всего погибают, Россия в развитии хакатонов сейчас идет  правильным путём.  Особенно показательно, как много мероприятий в таком формате стало проходить в сфере технологий AI (artificial intellegence), — это мировой тренд. Например,   YСombinator открыл целый отдельный трек именно для AI-проектов и ждет среди своих выпускников рождения конкурентов для Facebook, Google и IBM. В России тоже есть команды, которые имеют шансы стать ими. Формируются хабы AI-проектов Азии, в том числе и в Корее, где правительство выделяет огромные деньги на науку. На мой взгляд, это значит, что революция, связанная с AI-технологиями, не останется только в пределах США,  что Россия и Азия смогут составить достойную конкуренцию Кремниевой Долине.  Раньше считалось, что Facebook и Google – единственные наиболее активные «стратеги», велись разговоры, что, возможно, рано или поздно один купит другого. Сегодня становится ясно, что расстановка сил не столь очевидна, что азиатские, европейские и, хочется верить, российские компании,могут  оказаться для  Facebook и Google серьезными соперниками.

Объединение игроков за пределами США уже идет, и мероприятия – в формате хакатонов и других – сильно способствуют этому. Европа уже поддерживает рост азиатских трендов, глава британского фонда Deep Knowledge Ventures, Дмитрий Каминский, уже побывал в гостях у корейского научного сообщества, которое усиливает свои позиции в сфере AI-технологий. Европа смотрит и на Россию: иногда приходят запросы от некоторых европейских стартапов на поиск CTO. О чём это говорит? О том, что мы по прежнему очень богатый технической базой  рынок, что  Россия конкурентоспособна на мировом рынке технологий. Для развития именно AI-технологий у России – уникальные шансы.  Россия должна стать не базой для аутсорсинга зависимой от курса доллара (с этого пути все не может сойти Индия),   а источником новых разработок и полигоном создания небольших компаний, которые выращиваются в акселераторах или при поддержке корпораций.  

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться