Шоу на все деньги. Чем «Формула-1» похожа на дореволюционную Россию

Фото Albert Gea / REUTERS
В 2019 год «Формула-1» вошла с финансовыми убытками и кучей нерешенных проблем из прошлого. По случаю старта нового сезона Forbes рассуждает, удастся ли чемпионату преодолеть кризис

В начале XX века Российская империя производила на иностранцев очень хорошее впечатление. Богатая страна с развитым сельским хозяйством, промышленностью и культурой; место, где живут передовые предприниматели, мыслители и изобретатели. Все закончилось в 1917 году. Прямо сейчас «Формула-1» словно готовится повторить участь Российской Империи. То есть шиковать до последнего и даже в критической ситуации не признавать собственных проблем. Чтобы в итоге исчезнуть. Forbes объясняет, почему «Формула-1» близка к катастрофе.

Сословный строй

Возможно, главной проблемой «Формулы-1» стоит назвать финансовое неравенство гоночных команд. Пока лидеры серии вроде Ferrari, Mercedes AMG и Red Bull получают десятки миллионов долларов за сам факт своего участия в гонках (в документах это называется «платой за исторический статус»), аутсайдеры оказываются не в состоянии платить по счетам и копят долги.

Минувшей зимой сразу две такие команды сменили название. Маленькая, но чрезвычайно эффективная конюшня Force India теперь известна как Racing Point, а независимый конструктор Sauber (та самая команда, в которой на заре девяностых в категории спортпрототипов выступал Михаэль Шумахер) превратился в Alfa Romeo.

Причина — неравномерное распределение доходов, введенное бывшим владельцем «Ф-1» Берни Экклстоуном. Больше всего система Экклстоуна напоминала сословные привилегии царской России. Высшим сословиям — командам с историей — доставались деньги, победы и слава. Гоночным «крестьянам» — командам типа Sauber и Force India — изматывающая погоня за деньгами, которых всегда не хватало.

Это привело к серии банкротств небольших команд, из-за чего в чемпионате осталось всего 10 участников. Для «Формулы-1» это почти предел: если команд будет меньше девяти, оставшимся участникам придется выставлять по три машины на гонку. Либо устроители Гран-при получат право отменять этапы — контрактами закреплен минимум в 18 машин на стартовой решетке.

Демократия в бездействии

Развитость демократических институтов, похожая на свободомыслие в России 1910-х, не идет на пользу «Формуле-1». Уже больше года команды спорят друг с другом и с Международной автомобильной федерацией (FIA) о правилах на 2021 год. Их нет до сих пор.

Как техническому виду спорта «Формуле-1» нужен заранее прописанный регламент, по которому участники смогут строить машины для будущих сезонов. Нет регламента — нет машин. Благодаря все тому же Берни Экклстоуну команды договорились о том, что нынешний свод правил действует исключительно до конца 2020 года.

Что будет дальше — никто не знает. Но отдельные команды и автопроизводители уже вовсю угрожают покинуть «Формулу-1», если FIA утвердит «неправильный» регламент. Разумеется, критерий «неправильности» у каждой команды свой — и никто не согласен на уступки.

Реформы с опозданием

Происходящее сейчас в «Формуле-1» напоминает ход реформ Петра Столыпина. Это давно назревшие меры, которые решают задачи вчерашнего дня. В случае с «Формулой-1» – обострение борьбы через бонусное очко за быстрейший круг и новая конструкция антикрыльев. И то, и другое призвано повысить зрелищность — главный актив чемпионата.

Определенные результаты наверняка будут, но их недостаточно. Да, дополнительное очко за лучший круг способно сделать борьбу в середине пелотона чуть интереснее. Но главную проблему – доминирование двух команд — это не решит.

Как и в прошлом сезоне, борьбу за чемпионский титул поведут Ferrari и Mercedes AMG. Судя по предсезонным тестам, Ferrari чуть быстрее. Но у Mercedes AMG по-прежнему есть пятикратный чемпион мира Льюис Хэмилтон – а значит, небольшое отставание автомобиля в чистой скорости еще не значит поражение от Ferrari. Хэмилтон способен вытянуть на первое место далеко не самую быструю машину.

Пожалуй, самым интересным сюжетом сезона-2019 станет борьба пилотов Ferrari между собой. Напарником Себастьяна Феттеля стал молодой и быстрый Шарль Леклер. В отличие от ушедшего в Alfa Romeo Кими Райкконена Леклер не будет безропотно ехать позади Феттеля, а наверняка попробует пойти в атаку. Теперь у болельщиков есть шанс увидеть реальную схватку за место во главе «красной» команды.

Еще одна интрига – сохранит ли Red Bull третью позицию или опустится на седьмую-восьмую. Минувшей зимой команда перешла с проверенных двигателей Renault на силовые установки Honda. Японские моторы прославились тем, что регулярно ломались и серьезно отставали от конкурентов по мощности. Логика подсказывает, что с такими агрегатами Red Bull будет безнадежно далека от подиумов. Однако бравурные заявления австрийской команды вселяют надежду, что на пятый сезон присутствия в «Формуле-1» Honda все-таки сможет создать более надежный мотор. Впрочем, шансов подняться выше третьей строчки в командном зачете у Red Bull по-прежнему нет.

Если говорить о россиянах в «Формуле-1», то за исключением фамилии пилота здесь ничего не изменилось. Сергея Сироткина уволили из Williams; в Toro Rosso вернули Даниила Квята. На стартовой решетке вновь будет один гонщик из России, и у этого гонщика вновь не будет шансов на успех: и Williams, и Toro Rosso сильно отстают от остальных. Перспектив на чемпионство или хотя бы на победы у Квята нет; а Сироткин сохранил репутацию рента-драйвера.

Страшно далеки они от народа

Далекими от народа были не только первые революционеры Российской империи, но и люди, управлявшие «Формулой-1» до недавнего времени. За всю историю чемпионата никто не проводил по-настоящему репрезентативных исследований о том, кто смотрит гонки и что зрители думают о чемпионате. Вместо реальной работы с целевой аудиторией Берни Экклстоун и другие управленцы старой закалки полагались на чутье.

Только в 2018 году, когда «Формула-1» перешла под контроль новых менеджеров из Liberty Media, чемпионат повернулся лицом к болельщикам. «Ф-1» активизировалась в соцсетях, начала тратить деньги на маркетинг и попыталась понять, что мешает развитию в таких потенциально лакомых регионах как США, Китай и Юго-Восточная Азия.

Собственно, подобными исследованиями и объясняется внезапный убыток «Формулы-1» по итогам 2018 года. Если раньше весь доход чемпионата доставался организаторам (то есть Экклстоуну) и командам, то теперь владельцы «Ф-1» задались вопросом: почему аудитория гонок падает год от года? И чтобы получить ответ, вложила деньги в опросы, рекламу и SMM. Будет ли результат — пока неясно. Очевидно одно: «Формула-1» упустила время, много времени. С 2008 по 2016 год аудитория Гран-при сократилась с 600 млн до 400 млн постоянных телезрителей.

Дорогие мегапроекты

Еще одна очевидная параллель царской России и «Формулы-1» последних 15 лет — это удивительное количество затратных мегапроектов. Там, где у Российской империи была Транссибирская магистраль и Русско-японская война, у «Формулы-1» нашлись вычислительная гидродинамика (CFD) и гибридные силовые установки.

CFD — это ультрадорогая технология компьютерного моделирования, которая позволяет симулировать гоночные заезды, не выезжая на трассу. Таким способом команды «Ф-1» безостановочно дорабатывают свои болиды.

Гибриды — это «формульное» прочтение современных веяний экологической моды. В 2014 году чемпионат мира перешел на сверхсложные агрегаты, состоящие из двигателей внутреннего сгорания, турбины, системы рекуперации кинетической энергии, теплового мотор-генератора, аккумуляторов и еще множества деталей. Большая часть этих систем никогда не найдет применения в обычном автомобилестроении — но автопроизводители все равно потратили миллиарды долларов на создание инженерных шедевров для гонок. Теперь команды выступают с гибридными силовыми установками, выплачивая за них поставщикам по $20-40 млн в год.

Ирония в том, что ни CFD, ни гибридные моторы не сделали гонки лучше. Команды потратили миллиарды долларов просто для того, чтобы соответствовать друг другу.

«Формула-1» была способна переварить подобные затраты во времена постоянно растущих доходов двухтысячных. В современных условиях подобные «инвестиции» заводят чемпионат в тупик. Те, кто уже вложил сотни миллионов евро, не хотят жертвовать потраченными деньгами, а потому блокируют любые попытки вернуть регламент с более простыми моторами. А те, кто в «Ф-1» не участвуют, не хотят с нуля строить столь сложные и в целом бессмысленные агрегаты. Так «Формула-1» практически заблокировала приход в серию новых автопроизводителей, а это снижает уровень конкуренции и ведет к краху чемпионата в его текущем виде.

Внешняя угроза

В числе других причин Российскую империю подкосила Первая мировая война — очень затратное и совершенно необязательное соперничество с другими странами. В нынешней «Формуле-1» считывается похожий сценарий. У чемпионата полно своих проблем, а снаружи наседают компьютерные игры, смартфоны и десятки других способов переключить внимание зрителей с гонок на что-то еще.

«Формуле-1» было легко удерживать аудиторию в 1980-х, когда телевизор был главным каналом распространения информации, а телевикторины и сериалы — единственными соперниками «Ф-1» в борьбе за аудиторию. У современного человека гораздо больше вариантов развлечений — и «Формуле-1» придется сильно постараться, чтобы увлечь пресыщенного зрителя.

Переход востребованного вида спорта в категорию нишевых больше не кажется чем-то невероятным или катастрофическим для постороннего болельщика. Но для бизнеса самой «Формулы-1» это может стать началом конца. «Команды-дворяне» вроде Ferrari и Mercedes AMG просто не будут участвовать в «Формуле-1 для скромных». Если чемпионат хочет выжить, ему придется измениться.

Но «гоночный 1917-й» пока не наступил — а значит, у болельщиков еще есть шанс насладиться звеняще бессмысленным, но все же захватывающим зрелищем борьбы 20 лучших гонщиков на планете за безденежный титул чемпиона «Формулы-1» 2019 года. Новый сезон стартует в Австралии 17 марта.

Новости партнеров