Темная история Джеффри Эпштейна. Что стоит за богатством миллионера, обвиненного в сексуальных преступлениях

Фото Neil Rasmus / Patrick McMullan via Getty Images
Фото Neil Rasmus / Patrick McMullan via Getty Images
Forbes USA рассказывает историю Джеффри Эпштейна — бизнесмена, среди знакомых которого Клинтон и Трамп и который обвиняется в торговле людьми с целью сексуальной эксплуатации

Загадочный финансист с Манхэттена стал изгоем в мире власти и богатства в 2008 году, когда был арестован и признал себя виновным по двум обвинениям в организации проституции (в итоге бизнесмен заключил с жертвами компенсационную сделку).

В последние годы интерес к его персоне падал, в то же время публичное осуждение становилось все более явным. Из его жизни давно ушли богатые и знаменитые личности, такие как Дональд Трамп, Билл Клинтон, преподаватель права в Гарварде Алан Дершовиц, наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман, принц Эндрю, Вуди Аллен и, что, пожалуй, наиболее существенно — давний друг и покровитель Лесли Векснер, миллиардер и магнат в сфере ретейла. В 2003 году Векснер высоко отзывался об Эпштейне. «Он очень умен и сочетает в себе острый ум и необычайно высокие профессиональные стандарты. Кроме того, он остается самым преданным другом». На этой неделе представитель Векснера сообщил Forbes, что бизнесмен «прекратил отношения с господином Эпштейном более десяти лет тому назад».

После #MeToo журналистка Miami Herald Джули К. Браун вновь изучила дело Эпштейна, чтобы выяснить, что защитило его в 2008 году. Ведь прокуратура выстроила, казалось бы, непоколебимое обвинительное заключение на 53 страницах с описаниями преступлений Эпштейна. Бизнесмену якобы делали массаж 36 несовершеннолетних девушек. Личности девушек были установлены, некоторым было всего 14 лет, и Эпштейн об этом знал. Нескольких он изнасиловал.

Прокуратура признает, что серия статей Браун помогла властям заново начать собственное расследование, что привело к аресту особняка Эпштейна на Манхэттене, в котором находятся, возможно, тысячи фотографий обнаженных несовершеннолетних девочек. После этого апелляционный суд постановил опубликовать документы, связанные с судебным процессом 2008 года. Президент Трамп публично дистанцировался от Эпштейна, а министру труда Александру Акосте, который в 2008 году в качестве прокурора помог Эпштейну заключить сделку со следствием, пришлось уйти с министерского поста.

Расследование вытащило на свет некоторые яркие детали загадочной жизни Эпштейна — как, например, интерьер в его многочисленных домах, где стоят фотографии обнаженных несовершеннолетних девочек, с канделябра свисает скульптура женщины, а набор шахмат состоит из провокационно одетых фигур, вырезанных по подобию его женской прислуги. Однако известно об Эпштейне все еще крайне мало. Вот некоторые вопросы, на которые мы можем наконец получить ответы:

Насколько же он богат?

Поиск по базе публикаций в СМИ показал, что первые упоминания об Эпштейне как миллиардере появляются в статье Daily Mirror, опубликованной в марте 2001 года. Она даже не была посвящена Эпштейну — речь шла о Гислейн Максвелл, британской светской львице и дочери печально известного предпринимателя Роберта Максвелла — но титул закрепился. Вскоре Associated Press, New York Post, New York Daily News, Newsday, Boston Globe и даже Miami Herald — все они называли Эпштейна миллиардером, не приводя существенных доказательств.

В 2004 и 2005 годах Forbes изучил бизнес Эпштейна, и два миллиардера, которые были с ним знакомы, сообщили нам, что, по их мнению, Эпштейну далеко до состояния с девятью нулями. Один из них также предположил, что средства, которыми он управлял, полностью принадлежали Векснеру.

В постановлении об освобождении Эпштейна под залог, опубликованном в пятницу, говорилось, что он владеет $500 млн, которые хранятся на счете в одном финансовом учреждении, чье название не раскрывается, и зарабатывает не менее $10 млн в год. Forbes не удалось обнаружить других подтверждений того, что он близок к статусу миллиардера.

Однако юристы Эпштейна продолжают утверждать, что он миллиардер, говорит адвокат Адам Хоровиц. Хоровиц представлял не менее семи женщин, которые предъявляли Эпштейну гражданские иски о взыскании ущерба после того, как он признал себя виновным в 2008 году. Как объяснил Хоровиц в беседе с Forbes, при взыскании штрафных убытков судам обычно необходимо знать размер состояния ответчика, чтобы принять решение. Поэтому Хоровиц направил юристам Эпштейна запрос на получение данных о размере его состояния.

Он столкнулся с упорным сопротивлением. По его словам, юристы Эпштейна заявили, будто было бы чрезмерно обременительно и затратно вникать в состояние его финансов, чтобы установить точный размер его богатства. Тем не менее, как сообщил Хоровиц, они настаивают на том, что активы их подзащитного оцениваются не менее чем в миллиард — странная стратегия, учитывая, что чем богаче Эпштейн, тем больше ему придется заплатить в рамках мирового соглашения. В конце концов Эпштейн заключил мировое соглашение без судебного разбирательства на сумму, размер которой не раскрывается.

Стоимость его недвижимости явно свидетельствует о его огромном богатстве: ему принадлежит особняк площадью 21 000 кв. футов на Манхэттене ($77 млн), дом в Палм-Бич ($12,4 млн), ранчо «Зорро» площадью 7500 акров в Нью-Мексико ($12 млн), частный остров Литтл-Сейнт-Джеймс ($8 млн) и временное пристанище в Париже ($4 млн). И Хоровиц полагает, что Эпштейн заключил мировые соглашения по 20-30 делам во Флориде. Это подтверждает Miami Herald, которая сообщает, что 21 из изобличительниц Хоровица в рамках мировых соглашений получили суммы от $50 000 до $1 млн, причем точные суммы не были раскрыты. Однако в гражданских делах, начатых во Флориде, фигурировало более ста женщин, чьи имена не называются, поэтому суммы, которые Эпштейну в итоге пришлось выплатить для закрытия этих дел, могут достигать миллионов.

Даже если его богатства хватило, чтобы выпутаться из тех дел, неясно, покроет ли оно новые: Miami Herald сейчас сообщает, что уже двенадцать женщин выдвинули новые обвинения против Эпштейна.

Хоровиц ярко помнит свою встречу с Эпштейном. По словам адвоката, Эпштейн назначил встречу со своими юристами и Хоровицем; как стало известно Хоровицу, он часто пользовался этой тактикой и стремился познакомиться с юристами истца. Во время встречи Эпштейн спросил о других делах, в которых участвовал Хоровиц. Хоровиц, который специализируется на делах о сексуальном насилии, упомянул, что представлял истцов в делах о сексуальном насилии, в которых фигурировали католические священники. Хоровиц говорит, что, когда он описал эти случаи Эпштейну, тот испытал «потрясение» и «отвращение».

«В его сознании скандалы с участием священнослужителей были чудовищными. У него в голове не укладывалось, как священник может притронуться к маленькому мальчику, — сказал Хоровиц. — Он совершенно не задумывался о том, в чем обвиняли его самого».

Davidoff Studios / Getty Images
Davidoff Studios / Getty Images

Как именно он заработал состояние? 

Эпштейн родился в Бруклине в рабочей семье, вырос на Кони-Айленде и впервые попал в мир богатых американцев, когда преподавал математику в школе имени Тони Далтона на Манхэттене. Его нанял Дональд Барр, отец генерального прокурора США Билла Барра, который на прошлой неделе вызвал недоумение общественности, когда отказался заявить самоотвод по делу Эпштейна.

Именно в Далтоне он встретил председателя Bear Stearns Алана Гринберга, отца одного из учеников, который решил, что у Эпштейна есть талант к финансам. Он был нанят и благодаря способности к пониманию сложных математических формул и дару замечать закономерности, к 1980 году стал партнером в Bear Stearns.

Однако к 1981 году Эпштейн покинул Bear Stearns — позднее в статье Vanity Fair говорилось, что его попросили уйти из-за неизвестного нарушения. После ухода из компании Эпштейн заявил, что хочет начать собственное дело.

В 1987 году он познакомился с финансистом Стивеном Хоффенбергом, а год спустя — с Векснером, генеральным директором L Brands, империи розничной торговли, в портфолио которой входят Victoria’s Secret и The Limited. В той статье Vanity Fair журналистка Вики Уорд представила Хоффенберга как человека, имеющего наибольшее влияние на Эпштейна. В 1995 году Хоффенберг попал в тюрьму за создание финансовой пирамиды.

Отношения Эпштейна с Векснером, о которых много писали, означали для него подъем по лестнице богатства и успеха.  Именно в период дружбы этих двух влиятельных мужчин успех и власть Эпштейна начали расти. Эпштейн окружил завесой тайны свою управляющую компанию (которая сначала называлась J. Epstein & Company, а позднее была переименована в The Financial Trust Company). Журналистам Эпштейн говорил, что принимает вложения на сумму от $1 млрд, однако на протяжении многих лет Векснер оставался его единственным известным клиентом.

В какой-то момент Эпштейн хвастался, что на него работает 150 сотрудников, однако под присягой во Флориде он сообщил, что число сотрудников ближе к 20. Сколько Эпштейн заработал в действительности — и как именно — все еще тайна, которая, как надеются наблюдатели, будет раскрыта в ходе расследования.

Услышим ли мы еще о его знаменитых друзьях? 

У Эпштейна был, казалось, неисчерпаемый запас знаменитых друзей. В 2002 году бизнесмен на своем Boeing 727 полетел в Африку. На борту присутствовали бывший президент Билл Клинтон и комик Крис Такер. Эпштейна начали считать важным человеком. Впрочем, Клинтон утверждает, что никаких отношений с Эпштейном не поддерживал и ничего не знает о его преступлениях.

В числе знакомых Эпштейна, привлекших внимание прессы, есть люди из мира политики и дипломатии (Клинтон, Барр, наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман и британский принц Эндрю), Голливуда (Кевин Спейси, Вуди Аллен, Крис Такер и Дэвид Копперфилд), бизнеса (Хоффенберг, Векснер, Рон Беркл, Морт Цукерман, Рональд Перельман, Джон Притцкер), права (Алан Дершовиц, Кеннет Старр, Джей Лефковиц) и науки (математик и биолог Мартин Новак, покойный физик Мюрей Гелл-Ман и биолог Джералд Эдельман). И это лишь верхушка айсберга.

Многие из этих людей давно отдалились от Эпштейна и сейчас не горят желанием о нем говорить. Например, Спейси, Аллен и Копперфилд не ответили на просьбу Forbes дать комментарии. 

Тем временем Трамп, который однажды рассказал журналу New York, что Эпштейн был «потрясающим парнем» и даже упомянул его тягу к красивым девушкам помоложе, публично дистанцировался от него, когда во вторник разговаривал с журналистами. «Я не разговаривал с ним уже 15 лет. Могу сказать, что я никогда не был большим его поклонником», — сказал Трамп.

Как ему удалась сделка c правосудием? 

Еще одна тайна заключается в том, как именно Эпштейн добился сделки с правосудием, как он избежал предъявления обвинений во Флориде и как его богатство помогло ему остаться на свободе (если помогло). Выдвигаются все новые теории заговора и предположения. Вот что нам известно: когда Акоста проходил процедуру утверждения на должность министра труда, сенатор Тим Кейн (Демократическая партия, штат Вирджиния) начал задавать вопросы о деле Эпштейна и получил следующий ответ: «Мы решили, что господин Эпштейн должен признать себя виновным, зарегистрироваться в качестве сексуального преступника и понести гражданскую ответственность, чтобы жертвы могли получить компенсацию». Однако, по словам Вики Уорд, которая сейчас пишет для The Daily Beast, Акоста рассказал собеседникам из переходной команды Трампа, которые, очевидно, проверяли его соответствие должности, что ему «велели» прекратить преследование Эпштейна, что он «был связан со спецслужбами». Министерство труда не ответило на просьбу дать комментарии.

Неясно, прольет ли прокуратура южного округа Нью-Йорка свет на то, какое именно внешнее влияние могло быть оказано на предыдущих обвинителей. Сторона обвинения отказалась прокомментировать для Forbes какие-либо аспекты дела. Однако для наблюдателей, в числе которых много женщин, которые утверждают, что пострадали от действий Эпштейна, некоторые ответы могут быть очевидны.

Знаменитый адвокат Дэвид Боейс, защищавший Харви Вайнштейна и Theranos, представляет трех предполагаемых жертв Эпштейна в различных гражданских делах. Как он выразился, они «надеются, что господин Эпштейн и люди, которые помогали ему и поддерживали его, понесут должное наказание, и произошедшее кажется важным первым шагом в нужном направлении».

Перевод Натальи Балабанцевой