закрыть

«Роснефть» против Минфина: почему нефтяники остались без налоговых льгот

Михаил Крутихин Forbes Contributor
Фото Sergey Anisimov / Anadolu Agency / Getty Images
Российские нефтяники не получат пока государственной поддержки в виде налоговых льгот, решил президент. Возможно, отрасль ожидают трудные времена, однако с точки зрения стратегических интересов это решение может оказаться правильным

Мораторий на налоговую поддержку нефтедобывающих компаний вводится до 31 декабря, сообщается на сайте Кремля. При этом к 1 декабря правительство должно провести инвентаризацию нефтяных проектов и оценить их рентабельность. Таким образом, просьба «Роснефти» о государственной поддержке своих арктических проектов в виде освобождения от налогов на сумму до 2,6 трлн рублей не была удовлетворена.

Вопрос о льготах для добывающих компаний приобретает особую остроту для отечественной экономики. Отрасль, которая дает больше половины доходов государственного бюджета, оказалась в патовом положении. Против нее работают сразу три мощных фактора, способных привести если не к коллапсу, то к постепенному затуханию активности.

Трудности впереди

Во-первых, аналитики в России и за границей стали дружно предсказывать низкие цены на нефть при ее изобилии, и не без оснований. Дешевеет добыча из сланцевых пород, на глубоководных промыслах в море, новые технологии сулят рынку избыток нефти с низкой себестоимостью. О ценах выше ста долларов за баррель придется забыть, как утверждают, например, специалисты Центра энергетических исследований Московской школы управления в Сколкове и Института энергетических исследований РАН в недавнем «Прогнозе энергетики мира и России до 2040 года».

На этом фоне, считают ведущие эксперты отрасли, глобальный рынок нефти уже к 2035 году или еще раньше столкнется с падением спроса. Бурное развитие электротранспорта, высокая энергоэффективность новой экономики вкупе с энергосбережением и в целом стратегический прицел мировой энергетики на отказ от ископаемых энергоносителей ударят в первую очередь по углю и нефти.

Во-вторых, этот сценарий будет чувствительным ударом для России потому, что добыча нефти здесь не дешевеет, а становится дороже с каждым годом. Минприроды и Минэнерго уже не раз докладывали на заседаниях правительства, что из всей оставшейся в российских недрах нефти примерно 70% относятся к трудноизвлекаемым запасам. Новых крупных открытий давно нет. Помнится, «Лукойл» предупреждал, что разработка трудноизвлекаемой нефти требует цен не ниже $80 за баррель. А если учесть, что нефтяные проекты долгосрочны и окупаются не раньше семи-десяти лет с начала инвестирования, вкладывать деньги в такую добычу при ценах в районе $60 нет никакого коммерческого смысла. Гарантий роста цен в будущем, как показывают аналитики-сценаристы, нет никаких.

Именно поэтому стратегической линией для главной российской отрасли стали два направления: стимулирование нефтеотдачи на давно действующих промыслах и выпрашивание налоговых льгот у государства. Нынешний уровень добычи поддерживается в основном за счет бурения дополнительных скважин, ввода в эксплуатацию обойденных ранее участков и горизонтов на старых месторождениях, а также технологических методов воздействия на пласт для интенсификации притока нефти из недр. А в условиях так называемого налогового маневра правительства, то есть увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) за счет сокращения экспортной пошлины, единственным спасением проектов, требующих дополнительных затрат, стали точечные налоговые льготы для избранных месторождений. Действующие льготы будут сохранены, как обещал в июне премьер-министр Дмитрий Медведев.

Третий фактор, отрицательно влияющий на российскую нефтяную отрасль, — это международные санкции. Если эмбарго на поставки в Россию технологий и оборудования для разработки сланцевой нефти пока мало повлияло на работу промыслов, на которых можно ока работать по-старому, то ограничение доступа к иностранным источникам капиталов уже сказывается на деятельности наших компаний. Российские банки не в состоянии предоставлять долгосрочные кредиты на выгодных условиях, и долгосрочные нефтяные проекты страдают от недофинансирования. К тому же с исчерпанием запасов «легкой» нефти операторам проектов уже примерно с 2025 года придется всерьез браться за трудноизвлекаемую нефть, которая потребует передовых технологий добычи, а технологии эти уже сейчас под запретом из-за санкций.

Иными словами, все говорит о том, что добыча нефти в России должна сокращаться. Еще в сентябре прошлого года министр энергетики Александр Новак заявил на заседании правительства, что при сохранении нынешних тенденций и условий добыча сократится с ожидаемого в 2021 году пика 570 миллионов тонн до 310 миллионов тонн к 2035 году. Это значит, что страна фактически покинет ряды экспортеров нефти и будет добывать лишь столько, чтобы удовлетворить внутренние потребности. Чтобы задержать падение, считают нефтяники и их лоббист Новак, отрасли необходимы налоговые льготы.

Нужны ли льготы

Тем не менее министерство финансов к льготам относится не просто настороженно, но резко отрицательно. Оно расценивает их как «выпадающие доходы» государства и видит в них угрозу для наполнения бюджета. Низкие цены на нефть и перспектива падающего спроса уже бьют по бюджету, а льготы и субсидии нефтяникам еще больше сокращают его доходную часть. Налицо несовпадение мнений и целей двух ведомств в составе кабинета министров, и пока неясно, какая из точек зрения победит в результате намеченной «инвентаризации» отрасли. Одержат верх нефтяники во главе с руководителем «Роснефти» Игорем Сечиным, поддержанные министерством энергетики, — госбюджету придется нелегко. Сможет настоять на своем министр финансов Антон Силуанов — сокращение нефтедобычи начнется, возможно, раньше, чем предполагают эксперты.

В этих обстоятельствах белой вороной выглядят требования гигантских налоговых льгот, которые необходимы для освоения нефтяных запасов в арктической зоне, как считает «Роснефть». На первый взгляд планы освоения Арктики и арктических природных ресурсов, включая запасы нефти и газа, представляются делом перспективным и нужным. С этой точки зрения намерение руководства «Роснефти» вложить от пяти до восьми с половиной триллионов рублей в нефтяной проект вблизи от побережья Северного Ледовитого океана заслуживает всяческого поощрения. Более того, от российского бюджета, по мнению руководства «Роснефти», не требуется никакого финансового участия: надо всего лишь освободить проект от налогов на сумму примерно 2,6 триллиона рублей.

Если следовать логике предложения, с которым к руководству страны обратился Игорь Сечин, то выгода очевидна: затрат государственных средств вроде бы никаких, а потенциальная польза огромна, тем более с учетом стратегической задачи освоения Арктики. Будут льготы — будет проект, а не будет льгот — не будет и проекта. Освобождение от налогов, строго говоря, субсидией не является. Это стимул для инвестирования в проект, который без такого стимулирования вообще не имеет шансов на осуществление.

Вот только этими соображениями при оценке эффективности запрошенных льгот ограничиваться нельзя. В глаза бросаются факторы, заставляющие усомниться в пользе принятия предложения «Роснефти» для страны.

Это проект не только затратный, но и долгосрочный. Окупить освоение нескольких групп месторождений в тяжелейших условиях Арктики, строительство 5500 километров нефтепроводов и прочей инфраструктуры в тундре, на вечной мерзлоте, а также нефтеэкспортных терминалов на трассе Северного морского пути сразу не получится. Учитывая размер капиталовложений, окупятся они не раньше, чем лет через 15-20, по самым оптимистичным оценкам, а эксперты, выступавшие в мае на пресс-конференции в Минвостокразвития, утверждают, что окупаемость проекта не будет обеспечена и через 25 лет. Вызывают сомнения и оценки ресурсной базы месторождений, которые предполагается включить в арктический проект. Доказанные запасы, по данным Минприроды, пока составляют 870 миллионов тонн, и объема этого явно недостаточно для того, чтобы оправдать вложения в размере 8,5 триллиона рублей.

Если же рынок нефти действительно начнет сжиматься к 2035 году под давлением падающего спроса, нет смысла вкладывать колоссальные средства в организацию добычи дорогостоящей арктической нефти, когда в мире и без этого виден переизбыток нефти с низкой себестоимостью.

Кроме того, надо учесть чрезвычайную экологическую ранимость Арктики. Многие специалисты выступают против нефтяных проектов в этой зоне, поскольку даже небольшая авария на нефтепроводах или промыслах может нанести непоправимый ущерб природе.

Откуда деньги

Главным налогом, от которого «Роснефть» просит освободить арктические проекты, является уже упоминавшийся НДПИ. Это эквивалент того, что в других странах называется «роялти» и представляет собой плату за пользование недрами, которые, согласно Статье 11 Конституции РФ, находятся в исключительной собственности государства. Отказ государства от НДПИ в пользу недропользователя — это фактически подарок компании или консорциуму, который приобретает все права на добытое сырье, ничего не оставляя настоящему собственнику. Расклад по меньшей мере некрасивый. А если учесть, что портовую инфраструктуру для экспорта нефти надо построить за государственный счет, как полагается по закону, то подарок выглядит еще привлекательней для получателя льгот.

И совершенно непонятно, из каких средств «Роснефть» собирается финансировать огромный проект. Компания заложила значительную часть своей добычи, чтобы еще долгие годы расплачиваться с китайцами поставками нефти за кредиты, которые ей понадобились для совершенно неоправданного с точки зрения эффективности укрупнения: поглощения частных компаний, начиная с ЮКОСа, ТНК-ВР, «Башнефти» и т. д. Получить долгосрочные кредиты за границей компания Игоря Сечина не может — она находится под международными санкциями, а российские кредиторы готовы предоставить ей деньги лишь на короткий срок и под грабительский процент. Не исключено, конечно, что руководство «Роснефти» рассчитывает на материальную помощь государства сверх планируемых льгот, но здесь стеной на защиту бюджета встанет министерство финансов.

И, наконец, увеличения рыночной стоимости «Роснефти» с началом инвестиций в арктический проект — и в итоге размера ее дивидендов в пользу государства — ожидать не стоит. Достаточно вспомнить, что причитающиеся госбюджету дивиденды компания перечисляет не в бюджет, а в компанию-прокладку «Роснефтегаз», а там все финансовые операции официально засекречены. Куда на самом деле идут средства из этой прокладки, проверке не поддается.

Долгие годы, пока задуманное начинание не окупится и не станет приносить реальный доход, сливки с проекта будут снимать только его инициаторы, но никак не российское государство и тем более не население страны.

Сейчас невозможно угадать, во что выльется «инвентаризация» нефтяных проектов. Можно предположить, что правительственные ведомства просто не справятся с этой задачей в срок до 1 декабря. Многие поручения президента остались невыполненными — достаточно вспомнить разработку «Генеральной схемы развития газовой отрасли», очередную «Энергетическую стратегию» и прочие документы, подготовка и утверждение которых тянутся годами. Неясно также, что будет и с мораторием на государственные льготы. Вполне возможно, что под лозунгами освоения Арктики правительству придется отступить под натиском Сечина и Новака и согласиться на спонсирование заведомо неэффективных и нерентабельных начинаний из «политических» соображений, как это уже не раз случалось.

Новости партнеров