Цена наказания для Украины: куда, зачем и на чьи деньги потечет «Северный поток — 2»

Михаил Крутихин Forbes Contributor
Фото Patrick Pleul / DPA / TASS
Будущее проекта «Северный поток — 2» остается неясным. Недавно в Гааге на первой из серии конференций, посвященных судьбе газопровода, многие выступавшие усомнились в его экономической целесообразности и заподозрили зловещий политический подтекст

Газопровод «Северный поток — 2» еще не построили, и уверенности в том, что он заработает, нет. Дания не дала согласия на прокладку трассы возле ее острова Борнхольм. Европейские регуляторы энергорынка, похоже, будут настаивать на выполнении антимонопольных правил Евросоюза, то есть на предоставлении доступа в трубу газа других компаний, помимо «Газпрома», и на лишении «Газпрома» права владельца и оператора будущей магистрали. Как поступит Москва в этой ситуации? Отменит Закон об экспорте газа? Ликвидирует монополию «Газпрома»? Не приведет ли это к возникновению в России настоящего конкурентного рынка газа?

Давление со стороны Европы идет нешуточное. На днях в столице Нидерландов прошла первая из серии конференций, участники которых пытаются критически проанализировать «Северный поток — 2»: мотивацию его инициаторов, изменения в логистике газовых поставок, а также экономическую целесообразность для России и Европы.

Зачем?

Судьба проекта, начатого по газпромовской привычке без нужных согласований, остается неясной, а в Европе кипят споры относительно его экономического и политического смысла и эффекта. Конференции, которые вслед за Гаагой пройдут в октябре в Берлине и Страсбурге, проводятся некоммерческими общественными организациями из Германии, Эстонии, США, Франции, Литвы, Польши, Украины и России.

С мотивацией плана строительства обеих очередей «Северного потока» не все однозначно. С самого начала в Москве утверждали, что трасса в Балтийском море не заменит иные маршруты поставки газа в Европу, но примет на себя дополнительные объемы, которые потребуются с ростом европейского спроса на энергоносители и снижением добычи газа в Старом Свете. В рекламной брошюре «Северного потока — 2» сказано, что он призван стать конкурентоспособной дополнительной опцией. Однако, если верить реплике газпромовца Александра Медведева, в будущем никакого транзита через Украину не будет, «даже если Солнце и Луна поменяются местами».

Более того, «Газпром» уже приступил к ликвидации 4300 км газопроводов и 62 компрессорных станций в транспортном коридоре, ведущем к украинской границе. Таким образом, «Северный поток» и «Южный поток» (позднее превратившийся в «Турецкий поток») изначально имели целью прекращение транзита через Украину и создание альтернативных маршрутов для доставки газа европейским потребителям, а не транспортировку неких дополнительных объемов. Категорический отказ «Газпрома» на переговорах с украинцами от заключения долгосрочного контракта на транзит свидетельствует: российская компания рассчитывает, что транзитные мощности Украины станут ненужными через несколько лет. И когда федеральный канцлер Германии Ангела Меркель заверяет Киев в том, что она договорилась в Москве о сохранении транзита российского газа через Украину, ее слова вызывают большое сомнение.

На конференции высказывали вполне обоснованное предположение о том, что политической мотивацией кружных «потоков» являлось стремление наказать Украину за политический курс, не отвечающий интересам Кремля, а не какие-то экономические или логистические соображения. Замена одного транзитного государства другим — Турцией — вряд ли оправданна, учитывая капризный и непредсказуемый характер турецких переговорщиков в газовых делах.

Ссылки на «ненадежность» украинского маршрута никак не обоснованы. Все перебои в поставках газа из России в Европу происходили по воле поставщика, а не украинской стороны, к которой за последние десять лет «Газпром» не мог предъявить никаких претензий в плане организации транзита. Один из выступавших напомнил, что аварийность на украинской газотранспортной системе в среднем в семь раз ниже, чем на газопроводах внутри России, и ссылки на якобы низкое качество украинских труб и оборудования — пропагандистский фокус.

Почем?

С точки зрения логистики поставок «Северный поток» и «Северный поток — 2» действительно представляются выгодной заменой украинского транзита, если брать только морской участок трассы, нацеленный прямо на Германию. Но к затратам России на строительство этой трассы надо прибавить стоимость нового газотранспортного коридора от Ямала до Балтики.

В принципе «Газпром» мог бы радикально удешевить проект, проложив относительно короткий трубопровод по Ямалу от Бованенковского месторождения до Ямбурга, а там использовать уже имеющуюся и исправно функционирующую инфраструктуру, которая идет в сторону Европы. Промыслы на Уренгое, Медвежьем, Юбилейном и других легендарных, но умирающих месторождениях-гигантах уже не в силах заполнить газом старые трубы. «Газпром» же, как правило, принимает самые затратные решения из всех возможных.

По оценке выступавшего в Гааге руководителя американской фирмы East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, затраты на строительство газотранспортного коридора от Ямала до Балтийского моря составили не менее €31 млрд, к которым надо прибавить €9 млрд стоимости морского участка «Северного потока — 2». Однако на конференции были продемонстрированы и расчеты, сделанные в 2007 году институтом ВНИИГАЗ, который подготовил утвержденную «Газпромом» Программу комплексного освоения месторождений полуострова Ямал и прилегающих акваторий. В этом документе капиталовложения в строительство новой газотранспортной инфраструктуры от Ямала до Торжка оценивались, по разным графикам работ, суммой от $79 до $93 млрд. Та же программа, кстати, констатировала, что с учетом гигантских затрат реализация ямальского газа по новому маршруту будет убыточной вплоть до 2035 года. На каждой реализованной тысяче кубометров газа «Газпром» потеряет в среднем по $6,40.

Выходит, что для России этот проект никак нельзя считать коммерческим успехом. Потрачены колоссальные средства, которые госкомпания (а «Газпром» по-прежнему больше чем на 50% принадлежит государству и управляется госчиновниками) могла бы передать в бюджет на пользу социально-экономического развития страны, и точный размер этих трат надежно скрыт в непрозрачной системе отчетности. В выгоде оказываются только частные подрядчики, строившие новые трубопроводы вместо вполне исправных старых.

Вызывает сомнения и выгода, которую «Северный поток — 2» якобы несет Европе. Важнейшим элементом для обеспечения энергетической безопасности потребителей остается гибкое реагирование поставщика на суточные, месячные и сезонные колебания спроса, не говоря уже о чрезвычайных ситуациях с балансом энергоснабжения. «Потоки» с их фиксированной пропускной способностью такую гибкость обеспечить не могут — этим занималась и занимается украинская газотранспортная система с ее мощными подземными хранилищами газа и разветвленной сетью магистралей, идущих через границу.

Назло надменному соседу

Участники конференции в Гааге отметили, что против проекта в том виде, в каком его осуществляет «Газпром» в сотрудничестве с Германией, выступают 80% депутатов Европарламента и 24 из 28 стран-членов Евросоюза. Противники «Северного потока — 2» считают, что угроза энергетической безопасности Европы исходит не из Киева, который доказал и продолжает доказывать надежность украинского транзита, а из Москвы. В докладе шведского исследовательского центра Foreign Technology-Studsvik Energiteknik AB отмечалось, что в период с 1991 по 2004 год Россия не менее сорока раз прибегала к отключениям потребителей от энергопоставок по политическим мотивам. В 2006 и 2009 годах экспорт газа в Европу прекращался на пике зимнего отопительного сезона по решению политического руководства Кремля, а в 2014-2015 годах поставки газа по аналогичному решению были сокращены наполовину (из-за чего «Газпром» понес потери на сумму около €6 млрд).

Некоторые из докладчиков конференции заявили, что стратегия России в отношении поставок газа имеет целью не только «наказание» Украины, но также внесение раздора и подрыв единства в Евросоюзе, что делает «Газпром» «инструментом гибридной войны».

Прозвучали в Гааге и выступления сторонников проекта, особенно делегатов из Германии. Для этой страны два «Северных потока» — бесплатный дополнительный канал импорта энергоносителей, который позволяет немцам создать на своей территории важный газотранспортный узел по снабжению не только Северо-Западной Европы, но даже Италии через Чехию и Австрию. Слово «бесплатный» здесь имеет немаловажное значение.

Газопровод между тем строится, капиталовложения в его инфраструктуру на российской территории и доходы подрядчиков будут списаны как sunk costs («потонувшие издержки»), внутриевропейские споры о проекте не стихают, и конференция в нидерландской столице была далеко не последней площадкой по обсуждению этой горячей темы.

Новости партнеров