Как IT-компания стоимостью $2 млрд готовится к IPO после того, как ее основателя обвинили в афере

Фото David Paul Morris/Bloomberg via Getty Images
У соруководителя Darktrace Николь Иган большой опыт работы с технологическими компаниями — начиная с Oracle и заканчивая проблемной Autonomy Фото David Paul Morris/Bloomberg via Getty Images
Разработчик шпионского софта Darktrace стал одним из самых востребованных технологических стартапов Великобритании, а его гендиректор получила награду от королевы Елизаветы. Сейчас компания, оцениваемая в $2 млрд, готовится к IPO. Но размещение может омрачить «скелет в шкафу»: основатель и бывший член совета директоров компании, сравниваемый прокурорами с «мафиози», был осужден за крупное мошенничество в сделке с HP.

В престижных офисах неподалеку от Трафальгарской площади в Лондоне, всего в нескольких минутах ходьбы от парламента, сотрудники Darktrace работают на телефонах, продвигая программное обеспечение на основе искусственного интеллекта, которое выслеживает хакеров в сетях крупных компаний. Над ними висит монитор, который наглядно демонстрирует их успехи в продажах: улыбающиеся смайлики для тех, кто работает хорошо, печальные — для отстающих. Этот усердно работающий отдел продаж привлек таких крупных клиентов, как HSBC и British Telecom, и помог Darktrace стать одной из самых востребованных технологических компаний Великобритании. По собственным оценкам Darktrace, компания стоит не менее $2 млрд, и руководство надеется вывести ее на биржу. Авторитет компании подтверждает и то, что 37-летняя гендиректор Darktrace Поппи Густафссон в июне стала кавалером Ордена Британской империи за вклад в кибербезопасность.

«Будем откровенны, — говорит Густафссон, оглядываясь на вторую соруководительницу компании, 55-летнюю американку Николь Иган, — мы, и правда, хорошо делаем свою работу».

Королева Елизавета II была не единственной, кто похвалил Густафссон за ее достижения. Вскоре после того, как о вручении награды было объявлено публично, ей с поздравлениями позвонил 55-летний Сушован Хуссейн — ее бывший наставник и в прошлом член совета директоров Darktrace. В том разговоре был неприятный момент: всего месяцем ранее суд в Сан-Франциско приговорил Хуссейна к пяти годам тюремного заключения и штрафу в $4 млн за мошенничество в размере $11,7 млрд.

Он был осужден за участие в сделке, обернувшейся катастрофой. Это была покупка HP британского разработчика сервиса анализа данных Autonomy более чем за $10 млрд в 2011 году. Стоимость компании была снижена на $8,8 млрд после того, как в HP предположили, что руководители Autonomy, в частности Хуссейн как финансовый директор, вели черную бухгалтерию, используя такие методы, как контракты, подписанные задним числом, и раздутые цифры продаж. В результате этих махинаций Autonomy завышала доходы на 20% в течение нескольких лет, что значительно увеличило цену, которую HP уплатила за компанию. Федеральные прокуроры были вне себя, они говорили, что преступления Хуссейна и его соучастников показывали, «что они считали себя выше закона, как злодеи из фильмов про Джеймса Бонда или мафиози». Они также сравнили его с опальным генеральным директором WorldCom Берни Эбберсом.

Пока в Великобритании рассматривали поданный HP иск о мошенничестве на $5 млрд, США выдвинули уголовные обвинения — по мнению прокуратуры, произошедшее стало крупнейшим мошенничеством, дело о котором рассматривалось в федеральном суде северного округа Калифорнии. Хуссейн, который сейчас обжалует обвинительный приговор, один из первых представителей старой гвардии Autonomy, признанный виновным по 14 пунктам обвинения в мошенничестве с использованием электронных средств, по одному пункту обвинения в мошенничестве с ценными бумагами и по одному пункту обвинения в предварительном сговоре. Двум другим — основателю и бывшему гендиректору Autonomy Майку Линчу и бывшему вице-президенту по финансовым вопросам Стиву Чемберлену — также были предъявлены обвинения, но Линч еще не предстал перед судом, так как Великобритания еще не рассмотрела запрос США о его выдаче. На прошлой неделе Линч сдался под арест, что его адвокаты назвали «формальностью» в процессе экстрадиции. Линч и Хуссейн являются центральными фигурами в иске HP о мошенничестве в Великобритании, последние слушания по которому состоялись в декабре и январе. Сейчас они ожидают вердикта суда. Адвокаты всех трех сторон заявили о невиновности своих клиентов.

Соруководитель Darktrace Поппи Густафсон — дипломированный бухгалтер и бывший финансовый директор компании

Как и Хуссейн, Линч и Чемберлен активно участвовали в развитии Darktrace. Хуссейн, Линч и Иган основали Invoke Capital, венчурную компанию, которая помогла запустить Darktrace с нуля. Сегодня Чемберлен является операционным директором Darktrace, хотя на его странице в LinkedIn фирма не упоминается. «Я вижу, что он может выполнять свою работу. И я твердо верю, что люди невиновны, пока не доказано обратное», — подчеркивает Густафссон.

Официально Хуссейн покинул Darktrace незадолго до того, как в ноябре 2016 года ему были предъявлены обвинения. Но разговоры более чем с 25 нынешними и бывшими сотрудниками показывают его длительное и не всегда желанное влияние в быстрорастущей фирме. Во-первых, у него есть личная заинтересованность.  На вопросы о доле Хуссейна в Darktrace компания неоднократно заявляла, что он не владеет акциями. Но он ими владеет, хотя и косвенно  — через ICP Darktrace Holdings, который принадлежит Invoke Capital, где он все еще работает. Этот холдинг владеет самой большой долей в Darktrace — 39,5%. Кроме того, Invoke и Darktrace находятся на одном этаже в лондонских офисах со свободной планировкой.

Густафссон и Иган настаивают, что сейчас мало взаимодействуют с Хуссейном, хотя первая и признает его раннее влияние. Густафссон говорит, что они «очень часто» разговаривали в первые годы после основания фирмы в 2013 году, но после того поздравительного звонка больше не общались. Без какого-либо руководства со стороны Хуссейна бизнес, по словам Густафссон и Иган, процветает. Численность персонала с мая 2018 года возросла с 750 до 1250 человек. За тот же период количество клиентов Darktrace, по их заявлениям, выросло на 74%, и компания утверждает, что готовится к IPO. По последним данным, за год, завершившийся в июне 2018 года, выручка достигла $78 млн, тогда как годом ранее она составила $40 млн.

«Мы создали очень успешную компанию, — говорит Густафссон об их с Иган деятельности.  — И мы обе очень, очень гордимся этим бизнесом и тем, чего нам удалось достичь». В ходе двухчасового интервью в лондонской штаб-квартире Darktrace Густафссон и Иган подчеркивают, что они уверенно контролируют компанию, как было на протяжении всего периода их руководства с октября 2016 года. Они отрицают заявления одного из бывших сотрудников о том, что Хуссейна все считали «боссом всех боссов».

Тюрьма вместо $2 млрд: основателя стартапа Mozido обвинили в мошенничестве

Его сложно назвать достойным примером для подражания. Помимо финансового мошенничества в Autonomy, Хуссейн также столкнулся с обвинениями в сексуальных домогательствах со стороны сотрудников Darktrace. Эти заявления привели к одному из двух расследований сексуальных домогательств, которые была вынуждена провести в 2017 и 2018 годах (второе касалось давнего делового партнера Хуссейна в США). Расследования грозили подорвать репутацию компании, которая с гордостью заявляет, что на женщин у нее приходится более 40% персонала и в час они получают $1,34 на каждые $1,32, зарабатываемые мужчинами.

Хуссейну по-прежнему запрещено перемещаться по северной Калифорнии — это контролирует GPS-трекер, который закреплен на его ноге из-за серьезных подозрений в мошенничестве.  И его связи с Darktrace бросают тень на молодой бизнес, когда тот готовится выходить на новый уровень как публичная компания.

«Босс всех боссов»

Казалось, Хуссейн создан для успеха, а не для того, чтобы согрешить и впасть в немилость. В 1980-х годах уроженец Бангладеш получил степень бакалавра по экономике в Кембриджском университете, а свою карьеру начинал на разных финансовых должностях в британском нефтегазовом гиганте Lasmo. В 2001 году он стал финансовым директором и президентом Autonomy — компании из Кембриджа, которая работала с большими данными для клиентов вроде Coca-Cola, Ford и армии США (Forbes ранее тоже был клиентом компании). В свое время The Times назвала Хуссейна «значимой фигурой», а сам он в 2010 году получил награду фондового индекса FTSE 100 в категории «Финансовый директор года». Autonomy, которая была одной из первых компаний на теперь уже перенасыщенном рынке, стала крайне востребованным активом, за который бывший гендиректор HP Лео Апотекер согласился заплатить $10,3 млрд. Но это оказалась ошибкой, и в 2012 году, спустя всего 14 месяцев после сделки, HP заявила о мошенничестве с бухгалтерской отчетностью.

Бывший гендиректор Autonomy Майк Линч был арестован в среду, но вышел под залог и сейчас ожидает своей вероятной экстрадиции в США из Великобритании. Одним из первых его творений в Autonomy стала виртуальная собака. Как сообщалось, образцом послужил Громит — пес топ-менеджера

Хуссейн не стал ввязываться в последовавшие судебные разбирательства. Вместо этого он объединился с другими бывшими топ-менеджерами Autonomy, в числе которых были Линч и Иган, и летом 2012 года основал Invoke — всего за считанные месяцы до того, как HP впервые заявила о несоответствиях в финансовой отчетности. Затем, в 2013 году, совместно с Чемберленом и Густафссон, они основали Darktrace при участии нескольких бывших британских шпионов, недавно покинувших MI5 и Центр правительственной связи (GCHQ).

Связь с Autonomy сохраняется и сегодня: половина совета директоров Darktrace и шесть из восьми топ-менеджеров — бывшие сотрудники Autonomy, в их числе Густафссон (бывший главный бухгалтер) и Николь Иган (бывший директор по маркетингу).

Ранее Хуссейн руководил группой менеджеров Darktrace, включая Густафссон и директора по прибыли Ника Трима. Кроме того, Хуссейн привлек основную часть средств на развитие бизнеса, особенно в США, где в 2016 году он помог собрать $65 млн в ходе раунда, который возглавила нью-йоркская инвестиционная фирма KKR. Еще один раунд на $75 млн был закрыт в 2017 году уже после того, как Хуссейну были предъявлены обвинения в финансовом мошенничестве. Darktrace отрицает, что он участвовал в организации последнего раунда, но один из бывших старших сотрудников настаивает на обратном. «Сушован [Хуссейн] руководил переговорами», — говорит экс-сотрудник. Darktrace отказывается сообщить подробности, но подтверждает, что Хуссейн активно помогал в привлечении финансирования.

Помимо прочего, по словам бывших сотрудников, он просил людей из разных отделов ежедневно предоставлять ему обновленную информацию о продажах (Darktrace опровергает это) и помогал разрабатывать стратегию продаж. Один из собеседников сказал, что так было до середины 2017 года. Сотрудники отдела продаж также должны были проводить для Хуссейна демопрезентации, как если бы они пытались продать ему программное обеспечение Darktrace как реальному клиенту. Двое бывших коллег говорят, что его присутствие всегда ощущалось. «Этого этапа они боялись больше всего, этой финальной презентации перед ним», — говорит один из бывших сотрудников отдела продаж. «Он держал менеджеров по продажам в ежовых рукавицах», —  добавляет другой.

Как хайтек-компании обманывают себя, инвесторов и потребителей

Хуссейн был так погружен в корпоративную культуру Darktrace, что даже снимался в смешных видео, которые должны были развлекать сотрудников во время ежегодных сборов продажников в роскошных отелях. В одном из видео  2017 года Хуссейн, к тому времени уже покинувший совет директоров компании, предстал в образе Морфеуса, персонажа Лоуренса Фишберна из «Матрицы», который известен фразой: «Помни, я лишь предлагаю узнать правду, больше ничего». Это подтверждают трое бывших сотрудников. «Руководители считали, что [видео] просто уморительные. А все думали: какого черта происходит?» — добавляет бывший сотрудник.

Перед тем, как в начале 2018 года отправиться в Сан-Франциско на судебное заседание, Хуссейн собрал сотрудников Darktrace на прощальную вечеринку в пабе The Admiralty неподалеку от лондонской штаб-квартиры компании. Несмотря на предъявленные ему обвинения, Густафссон и другие топ-менеджеры Darktrace тоже там присутствовали.

 

«Несовершенная корпоративная культура»

Всего через месяц после вечеринки Darktrace, по ее собственному утверждению, стало известно о формальных обвинениях в сексуальных домогательствах, выдвинутых против Хуссейна. Инцидент, ставший поводом для обвинений, предположительно произошел во время ужина для лучших менеджеров по продажам в модном японском ресторане Nobu на Манхэттене, вспоминают двое бывших сотрудников, которые знали о случившемся. Вечер был испорчен, когда Хуссейн стал задавать неуместные вопросы сексуального характера одной из сотрудниц отдела продаж и коснулся ноги другой, вспоминают бывшие сотрудники. Они говорят, что это произошло в первой половине 2017 года, и в том же году в отдел кадров поступила жалоба. Darktrace оспаривает это утверждение, настаивая, что компании стало известно об обвинениях только в феврале 2018 года. Компания утверждает также, что подробности инцидента, о которых упоминают источники, ложны, однако отказывается сообщить, какие именно. Darktrace добавляет, что сообщения о происшествии противоречивы и некоторые утверждения невозможно проверить.

Поскольку Хуссейн на тот момент не был сотрудником Darktrace, компания утверждает, что передала полученные сведения Invoke Capital, где он работал. Содержание собранных материалов Darktrace раскрыть отказалась, а юристы Invoke Capital отказались давать комментарии. Invoke сообщил Forbes, что принял меры, но отказался сообщить подробности. Сотрудница Darkface, которая сообщила о неподобающих прикосновениях, с тех пор уже покинула компанию, и Forbes не удалось связаться с ней. Густафссон подчеркивает, что компания «не станет мириться с сексуальными домогательствами по отношению к сотрудникам».

Очевидно, что долгое время после жалобы Хуссейн все еще мог просить Darktrace об услугах. Летом 2018 года его дочь прошла трехнедельную стажировку в компании.

Принудительный отпуск: как основатель Eviterra оказался в розыске

Тем временем, на протяжении 2017 и 2018 годов, в Darktrace тянулась другая история о сексуальных домогательствах с участием Рэнди Чика, директора по продажам офиса в Сан-Франциско. Хуссейн был хорошо знаком с этим офисом и тесно сотрудничал с его отделом продаж, в том числе с Чиком, что подтверждают источники, которые работали там в то же время. Действительно, в письме, которое Чик написал судье по делу Хуссейна, американец называет Хуссейна «дорогим другом», с которым он часто ходил на пробежки, и даже сравнивает его с Санта-Клаусом. Чик, которого в марте 2017 года повысили до старшего вице-президента по продажам, утверждает, что благодаря Хуссейну он «стал вторым важнейшим сотрудником Darktrace» и что он помогал ему «принимать все решения», а затем высоко оценивает «лидерские качества» обвиняемого.

По словам восьми бывших сотрудников Darktrace, корпоративная культура в калифорнийском офисе была далека от совершенства. На протяжении 2017 года сотрудники подавали множество жалоб на Чика, утверждая, что он делал неподобающие комментарии в адрес многих коллег-женщин. Как рассказывали трое бывших сотрудников, во время одного из собеседований Чик спросил у кандидатки, есть ли у нее бойфренд, и позднее намекнул, что ему пришлось бы скрывать ее присутствие в офисе от своей жены.

В другой раз, во время реорганизации офиса, Чик, как утверждают двое бывших коллег, сделал непристойный комментарий в адрес коллеги по поводу ее платья. По их словам, он сказал ей, что он и другие сотрудники «посмотрели бы, как она будет наклоняться в таком платье».

Darktrace провела расследование, опросив за две недели 20 сотрудников, и в результате в феврале 2018 года приняла решение «расстаться» с Чиком. Некоторые бывшие сотрудники выразили по этому поводу недовольство, отметив, что с первых обвинений в адрес Чика летом 2017 года до его увольнения прошло около полугода. Darktrace отказывается комментировать детали, ссылаясь на «юридические пределы того, что мы вправе обсуждать».

Как оказался в бегах основатель стартапа Medesk, в который вложила деньги один из первых инвесторов «Яндекса» Эстер Дайсон

Иган, которая говорит, что однажды сама подверглась сексуальным домогательствам на прошлой работе, настаивает, что менеджмент Darktrace серьезно отнесся к жалобам, провел расследование и в конце концов поступил должным образом. Она признает, что сообщения о домогательствах привели к «непродолжительным коммерческим трудностям» в Сан-Франциско, но в конечном счете решение компании было «верным с точки зрения корпоративной культуры».

Ожидая приговор в пентхаусе

Когда судебное разбирательство с участием Хуссейна завершится, он все еще будет очень богатым человеком, отчасти благодаря акциям Darktrace, принадлежащим Invoke. Так считают власти США. До вынесения приговора прокуратура написала судье письмо следующего содержания: «Преступления никогда не окупаются. Однако метафорический горшочек с золотом ждет Хуссейна в конце любого приговора, который суд решит вынести».

Они говорят, что Хуссейну принадлежит по меньшей мере $60 млн, «а возможно, и гораздо больше». По данным прокуратуры, Линч «подарил» своему бывшему финансовому директору 193 188 акций ICP Darktrace Holdings стоимостью примерно $58 млн и еще 215 000 акций ICP Holdings, «которые могут стоить даже больше». Юристы Хуссейна оспаривают эту оценку, утверждая, что бумаги фактически ничего не стоят, потому что их продажа была «жестко ограничена», и что «правительство своими же угрозами и обвинениями лишило господина Хуссейна возможности монетизировать акции». В 2018 и 2019 годах Хуссейн продал Линчу часть своих акций ICP Darktrace Holdings, чтобы оплатить юристов и заплатить залог в размере $182 627 суду северного округа штата Калифорния — он получит эти деньги обратно, если не сбежит из страны. По данным обвинения, освободившись под залог, Хуссейн живет в пентхаусе в Сан-Франциско, аренда которого обходится в $7500 в месяц. Invoke подтверждает, что компания помогла Хуссейну с расходами на проживание, настаивает на его невиновности и говорит, что будет поддерживать его во время апелляции.

Сторона защиты вызвала Густафссон, чтобы она дала письменные показания и подверглась перекрестному допросу в ходе рассмотрения гражданского иска по делу о мошенничестве Майка Линча в Великобритании. Кроме того, и Густафссон, и Иган написали письма судье в поддержку Хуссейна: каждая из них описала его как давнего близкого друга и уважаемого делового партнера. «Его отсутствие — огромная потеря не только для делового мира, но и для множества молодых мужчин и женщин, которые только начинают карьеру и уже не смогут воспользоваться его обширным опытом», — написала Густафссон. А суд над Линчем в Америке — в этом процессе будет участвовать и Чемберлен — еще даже не начался. Адвокаты Линча и Чемберлена говорят, что их клиенты невиновны. Если его экстрадируют, Линч по крайней мере окажется рядом с деловым партнером, с которым работал на протяжении 15 лет, — Хуссейном, чья апелляционная кампания в Сан-Франциско уже начата.

 

Дополнительные материалы

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

Перевод Натальи Балабанцевой