Как виноматериалы спрячут в российском вине

Фото Александра Рюмина / ТАСС
Вид на виноградники винодельни "Шумринка" рядом с селом Гай-Кодзор. Фото Александра Рюмина / ТАСС
Депутаты запретили называть вином напитки, сделанные с использованием виноматериалов. Как российские виноделы обойдут этот запрет?

Революция, о необходимости которой все время говорили радетели отечественного виноделия, совершилась. Государственная дума приняла первый российский закон о вине, и выпускать продукт под названием «вино» из импортных виноматериалов уже через полгода будет нельзя. Винзаводы, не верившие в вероятность такого исхода и не успевшие обзавестись собственными виноградниками, вынуждены искать виноматериал отечественный. Самое время разобраться, что это такое.

Слово «виноматериал» — без­обидный термин из словаря винодела, означающий вино на любой стадии его производства до розлива. По требованиям ГОСТа он попал на контрэтикетки винных бутылок, где вдруг стал выглядеть устрашающе. Фраза «вино сделано из виноматериала» потребителями воспринималась как признание ненатуральности.

Виноматериал, перевозимый к месту розлива большими объемами — «наливом», с ударением на первый слог, — стали называть английским словом bulk. Из импортного балка — дешевого по причине кризиса перепроизводства вина в Европе — производилось не менее трети российского вина.

Вино из воды: факт, который отказываются признавать виноделы во всем мире

Невысокая цена импортных виноматериалов не всегда означает их низкосортность. Да, простой виноматериал по цене до пол-евро за литр, скорее всего, не будет служить ни показательным воплощением терруара, ни примером авторского стиля, но он почти наверняка будет чистым во вкусе и технически корректным.

И если вы думаете, что этого уровня легко добиться, то вы заблуждаетесь. Современное западное виноделие — наукоемкая и высокотехнологичная отрасль, поддерживаемая постоянными инвестициями — как частными, так и государственными.

А теперь представьте себе, что вы начинающий производитель того самого виноматериала в России. Что вам предстоит сделать, чтобы на выходе получить конкурентоспособный виноматериал хотя бы по 35 рублей за литр?

Логично предположить, что надо посадить нужный вам виноград на нужном участке виноградника. К сожалению, вероятность того, что это получится чисто случайно, невелика. Привитой саженец состоит из подвоя и привоя. Подвой (корневая система) должен соответствовать типу почвы и количеству осадков, а привой (клон того или иного сорта) — соответствовать стилистике будущего вина. Удовольствие получить саженцы сертифицированные, качественно привитые, не зараженные вирусом да еще и того самого сорта, который был вами заказан, будет стоить примерно в два раза дороже, чем «просто саженцы». Готовьтесь, малодушное желание сэкономить будет преследовать вас на каждом шагу по таинственному винному миру.

Сэкономить можно будет на проекте посадки, если не пригласить грамотного консультанта. Но когда плохо оцинкованные колья через пару лет после посадки виноградника начнут ржаветь, шпалера, не сориентированная по розе ветров, завалится под первым порывом норд-оста, а лозы, высаженные на красивом холме, так и не смогут дать больше трех тонн с гектара, придется пересчитывать экономику.

Много можно сэкономить на системе орошения. Тем более, как говорят умные люди, «лоза должна страдать» и устремляться корнями вглубь в поисках питательной влаги. Но путь вглубь корням может перекрыть мергелевая «скала», которую вы не заметили, потому что сэкономили на почвенной карте. И чаша страданий ваших лоз очень скоро переполнится. Впрочем, трудно предсказать, от какой именно напасти ваши лозы будут страдать больше, если вы сэкономите на агрономе и специалисте по защите растений.

Фигура высшего пинотажа: каким получилось вино у миллиардера Галицкого

Если повезет и ваши лозы все же доживут до первого урожая, то можно сэкономить на уборочном комбайне и сборщиках. По странному совпадению начало сбора приходится на бархатный сезон черноморских курортов, и сельское население старается не упустить последний шанс заработать на отдыхающих. Цена рабочей силы от этого возрастает, а приглашение неподготовленных гастарбайтеров из областей, далеких от моря, требует хоть какой-нибудь жилой площади, да и может обернуться актами вандализма. Вандализм этот может быть даже неосознанным. Неопытный сборщик, во­оруженный секатором, опасен и непредсказуем.

О таинствах бродильного производства, в результате которого ваш виноград должен-таки превратиться в «простой виноматериал» по приемлемой для рынка цене, мы как-нибудь расскажем отдельно. Но, поверьте, вас будет преследовать то неловкое ощущение, что в какой-то момент вы сделали что-то не то, не там, не тогда и не так.

Любое из перечисленных обстоятельств места, времени и образа действия может снизить качество виноматериала до неприемлемого. В этом случае производителю вина неизбежно придется искать замену. И всевидящее око законодателя предусмотрело для виноделов такую возможность.

Так как использовать импортный балк все еще разрешено для категории «винных напитков», любое предприятие, в ассортименте которого есть такая категория, теоретически может использовать тот самый балк по своему усмотрению. Отследить движение виноматериала по винодельческому предприятию — непростая задача.

Так как ни один закон пока не нормирует урожайность российских виноградников, производитель может завысить эту цифру и самим фактом существования виноградных лоз (пусть даже самых малопроизводительных) прикрыть фактическое использование балка в своем вине.

В общем, после принятия закона о вине балк не умрет. Он сменит прописку и паспорт.

Русскую лозу подготовили к приходу крупных инвесторов: производители российского вина получат льготы на 3,5 млрд рублей