Мобилизация или жизнь: как не дать карантину убить экономику России

Фото Alain Pitton/NurPhoto via Getty Images
Фото Alain Pitton/NurPhoto via Getty Images
Продление нерабочих дней до 30 апреля ставит задачу выживания для собственников компаний. Меры, которые могли бы спасти экономику от паралича, обсуждает экономист, бывший председатель ЦБ РФ Сергей Дубинин

Статистика неумолима: на европейской территории России, и прежде всего в Москве, мы стоим на пороге пика развития эпидемии COVID-19. Приоритет для нашей страны понятен — преодолеть и смягчить развитие эпидемии. Но жизнь продолжается, и подумать необходимо и о том, как наше общество будет выходить из состояния самоизоляции. Через несколько месяцев это станет задачей №1, и задачей очень непростой. 

Единственным примером выхода из мобилизационной фазы кризиса и перехода к нормальной экономической жизни пока остается Китай, который признает, что быстро восстановить экономический рост будет невозможно. Оптимистический прогноз для КНР  на текущий год составляет 2,5% роста ВВП. Но многие аналитики склоняются к тому, что в Китае будет зафиксирован спад. Российским же властям надо готовиться к неизбежности рецессии и на этой основе ставить реалистичную задачу — сохранить занятость и доходы россиян, для чего потребуется создать дополнительные рабочие места во всех секторах экономики.

Понятно, что решение основных задач должно в этой ситуации взять на себя государство. Но это не означает, что все действия будут финансироваться только за счет федерального бюджета. Напротив, как никогда важно, чтобы правительство ориентировалось на создание условий, при которых частный бизнес и население увидели бы смысл в том, чтобы вложить собственные деньги в поддержку экономической жизни страны. Благотворительность частных лиц может быть важной, но лишь малой частью такой задачи. Основная цель государственной политики — создать четкую программу поддержки экономики с указанием точных сроков ее реализации и размера требующихся расходов.

Два последних обращения Владимира Путина к населению обозначили ряд направлений работы. Теперь необходимо как можно быстрее разъяснить всем россиянам последовательность и суть антикризисных мер. Это сегодня не менее важно, чем пропаганда разумной дисциплины при соблюдении правил личной гигиены и режима  самоизоляции. Нехватка информации и неопределенность будущего создают у многих людей и компаний ощущение тревоги и побуждают переоценивать риски, что неблагоприятно сказывается на экономике. Всех, естественно, волнует, что будет происходить в ближайший год, который станет самым тяжелым испытанием для экономики.

Попытаемся выделить ряд направлений антикризисной работы, которая может внести необходимую ясность и сыграть роль стимулов для объединения усилий власти и экономических субъектов  и рационального  экономического поведения.

Самый быстрый способ довести бюджетные деньги до получателей финансовой помощи — это не изъятие средств у налогоплательщиков, а освобождение от уплаты определенных налогов и социальных взносов. Это первоочередная мера, и эту льготу должны получить в первую очередь предприятия малого и среднего бизнеса (МСП). Это касается социальных взносов в Пенсионный фонд РФ. Сейчас решено размер этих отчислений сократить, но следует объявить мораторий на уплату на три года для предприятий с годовой выручкой за 2019 год менее 50 млн рублей, а для предприятий с выручкой 50-150 млн рублей — на один год. 

Также для этих категорий МСП необходим мораторий на уплату налога на недвижимость. Данная мера затронет и городских, и сельских предпринимателей. Это решение должны принять региональные законодательные собрания. Расчет делается на то, чтобы МСП не закрывались, а пытались продержаться в ближайшие три–четыре месяца, понимая, что помощь им обеспечена. Сокращение зарплат на этих предприятиях неизбежно, но персонал будет понимать, что рабочие места за людьми сохранятся.

Одновременно необходимо не просто поддерживать, а наращивать объем расходов федерального и региональных бюджетов на социальные цели. Приоритетные задачи — это расходы на здравоохранение, помощь многодетным семьям, повышение пенсий и пособий по безработице. Правительства России и Москвы уже начали работать в данном направлении. Но затраты в текущем году и в будущем периоде должны быть существенно увеличены. 

При этом бюджетные расходы не могут быть «отыграны назад»: они будут в долгосрочном плане определять и структуру бюджетов, и перспективу жизни данных категорий россиян. Расходы на медицину и здравоохранение ежегодно должны в нашей стране быть не ниже 5-5,5% ВВП от уровня 2019 года, то есть более 6 трлн рублей. И даже если стагнация и снижение ВВП затянутся на пару лет, их физический объем не должен сокращаться.  

Мне, несомненно, возразят, что в государственных бюджетах, федеральном и региональных, таких денег нет. Действительно, сегодня их там нет. Но увеличивать налоги на население и бизнес в период кризиса невозможно и попросту вредно. Во времена тяжелого положения в экономике необходимо использовать резервы, хотя их также недостаточно. В ФНБ, например, в марте 2020 года насчитывалось 8,2 трлн рублей. Эти деньги можно потратить быстро, всего за год. При снижении цены нефти и при соответствующем падении тарифа на экспорт нефти ФНБ просто не будет пополняться. Неизбежно предстоит пойти на значительное увеличение государственного долга. Сегодня рублевый внутренний долг равен 9 трлн рублей. Можно уверенно проводить политику разумного дефицита федерального бюджета и увеличивать объем госдолга в 2-3 раза, то есть с 15%  до 40-45% ВВП за будущие два или три года.

Неизбежно в этом процессе  ключевую роль должен сыграть Банк России. При уровне инфляции около 3% в год (это показатель 2019 года) Центральный банк вполне может продолжить снижение ключевой ставки до 4,5-5%. По такой ставке будут выдаваться кредиты банковской системе. Одновременно банковские депозиты будут приниматься Банком России по результатам аукционов по отрицательным ставкам. Но главное — Банк России должен приступить к проведению отечественного варианта политики «количественного смягчения» путем скупки на рынке корпоративных долговых облигаций.

При таком варианте есть риск продолжения девальвации рубля к доллару США. Однако вопрос заключается в том, что без стабильного роста цен на экспортируемые нефть и газ устойчивость рубля остается в любом случае под вопросом. Но и скупка валюты корпоративными клиентами не будет так уж привлекательна при неизбежном снижении импорта.

Помимо финансовых вопросов, в такой кризисной обстановке важнейшее значение имеет рынок труда. В условиях карантина и самоизоляции возможность работать и зарабатывать деньги поставлена под вопрос. Если эта ситуация затянется надолго, то массовые нарушения режима и правил карантина станут неизбежными. Люди просто перестанут их соблюдать, когда у них закончатся сбережения. 20 млн человек, работающие, по оценке Минтруда, в «гаражной экономике», не смогут получать социальных пособий. Раньше они просто уклонялись от уплаты налогов, а в условиях кризиса будут стремиться подрабатывать любым путем, вплоть до криминального.

Решающую роль будут играть решения по прекращению карантина. Теоретически надо дождаться прекращения роста числа зараженных коронавирусной инфекцией. Число смертей должно начать снижаться. Но возможен и иной, комбинированный алгоритм. Необходимо развернуть самое широкое тестирование россиян и приезжих на COVID-19 и ввести обязательные повторные тесты с периодичностью в два-три месяца. При положительном результате люди должны оставаться в самоизоляции. Если же три теста подряд окажутся отрицательными, самоизоляция должна быть отменена. Но тестирование должно быть продолжено до конца 2020 года.

В тот же период необходимо наладить переподготовку по тем профессиям, которые будут пользоваться интенсивным спросом. Этот спрос надо начать изучать немедленно, а сразу после отмены самоизоляции любой человек должен получить выбор — либо вернуться на прежнюю работу, либо переучиться для нового рабочего места. Следующим шагом должно стать открытие сектора услуг — ресторанов, торговли, банков и всех производственных промышленных предприятий. И тогда экономика начнет сама выздоравливать.