«При карантине до 1 июля никто не выживет»: отельеры о ситуации в отрасли

Как выживает отельный бизнес в России? Принятия каких мер отельеры ждут от правительства? Как сделать отдых в отелях насыщенным и безопасным в нынешних условиях? Что серьезнее: страх перед вирусом или отсутствие денег? На эти вопросы в новом выпуске «Forbes Карантин» с Николаем Усковым ответят представители индустриии гостеприимства

В программе учавствуют: Бернд Кулен, генеральный менеджер The Ritz-Carlton, Лада Самодумская, директор отеля «Балчуг Кемпински Москва», Самвел Саруханян, генеральный менеджер Mriya Resort & SPA, и Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров (ФРиО), член Общественного Совета по защите малого и среднего бизнеса.

Николай Усков: Это «Forbes Карантин» и ведущий этой программы Николай Усков из офиса Forbes. «И печенеги ее терзали, и половцы», — сказал на днях президент, цитируя шутливую речь известного адвоката XIX века Плевако. Такое ощущение складывается, что и печенеги, и половцы продолжают терзать Россию. Судите сами — Германия на борьбу с последствиями коронавируса выделила 37% от ВВП, Италия — 20% от ВВП, Великобритания — 16%, Соединенные Штаты — 12,4% и Россия, по некоторым оценкам, всего 2%. На днях ряд общественных организаций, бизнес объединений, в том числе Федерация рестораторов и отельеров, обратились с посланием к премьер-министру Мишустину, в котором разложили свои пожелания, рекомендации для выхода страны из кризиса. Игорь Бухаров, президент Федерации отельеров и рестораторов сегодня с нами. Игорь, расскажите, что было в этом послании, чего Вы ждете от правительства?

Игорь Бухаров: У нас, любых коммерческих предприятий, самая большая проблема — это взаимоотношения с контрагентами. Для того, чтобы организовать свою деятельность, нам нужно заплатить за арендованные помещения, нанять персонал, заплатить ему зарплату, купить продукты и расплатиться с поставщиком продуктов, а дальше — коммунальные платежи, налоги и все остальное. Конечно, вся эта ситуация с невозможностью выполнить свои обязательства перед контрагентами, тотальная система неплатежей приведет к тому, что закроются. Сегодня утром я переписывался с Ментоном, это маленький городок на юге Франции — знаете, да? — там уже 32% гостиниц и ресторанов обанкротились. Я бы не стал обсуждать, что дает Германия, Соединенные Штаты и все остальные. У нас своя ситуация, и выживать мы должны в той системе, которая у нас на сегодняшний день есть. Как говорится, дело спасения утопающих — дело самих утопающих. Поэтому точно так же, мы, конечно, находимся в плотной связи с московским правительством, с правительством федеральным. Я думаю, что опыт наших предпринимателей, которые прошли кризисы 1998-го, 2008-го и 2014-го даст возможность попробовать выйти из этой ситуации. Единственное, о чем мы просим правительство — нам необходимо понимать, какова будет экономическая и финансовая политика после этого, потому что работать в старых условиях практически невозможно. Когда у нас был взлет, Николай, вы помните, 90-е годы? Советская власть кончалась, контрольно-надзорные органы не работали, они делили кресла, и спокойно в это время был ресторанный бум, который развился. После 2008-го то же самое — пока решали какие-то глобальные проблемы, мы точно также быстро вышли. На сегодняшний день нам необходима новая экономическая политика. 

Николай Усков: А в чем конкретно эта экономическая политика будет заключаться?

Игорь Бухаров: Нам должны быть доступны кредиты под низкие проценты. Я с Эльвирой Сахипзадовной [Набиуллиной] разговаривал, она говорит: «Ну, мы попробуем…». Это очень вяло всё. Нам необходимы другие контрольно-надзорные органы, которые будут контролировать не сам процесс производства, а качество конечной продукции. Если с качеством конечной продукции нет проблем, не надо приходить на производство. У нас должны быть другие трудовые отношения. Вопрос самозанятых дает возможность сегодня как-то работать в этой сфере. Нам нужны другие налоги для нашего бизнеса…

Николай Усков:  А другие налоги, это как конкретно?

Игорь Бухаров: Мы просим, чтобы нам увеличили сумму по УСН — упрощенной системе налогообложения. Чтобы сделали для отрасли 10% НДС, ну и другие разные вещи. Это долгая история. Это длится очень долго, пока мы не видим никакого сдвига в этом случае. Только начали переговоры с налоговой службой, с Министерством экономического развития, с Минпромторгом. 

Николай Усков:  Вы общаетесь, разумеется, и с отельерами, и с рестораторами и, наверное, очень хорошо представляете себе ситуацию, в которой все оказались. Есть какие-то антикризисные практики успешные, на ваш взгляд, в отельном бизнесе или в ресторанном бизнесе?

Игорь Бухаров: Ну, в отельном сложно… Я думаю, как раз в отельном бизнесе и те, кто работает на побережье Черного моря, привыкли, что у них короткие сезоны, они концентрируют силы. Я считаю, что на сегодняшний день необходимо просто закрыть отели. Крохи собирать — это невозможно. Его законсервировать на месяц… Точно, одна из самых больших проблем — договориться со своими сотрудниками. Кто проходил кризис с владельцем в сплоченном коллективе, они всё прекрасно понимают, у кого-то какие-то запасы есть, они прекрасно понимают. Кто-то соглашается на меньшую зарплату.

Николай Усков: Самвел, что происходит в Крыму сейчас? Расскажите.

Самвел Саруханян: Обстановка максимально спокойная. Никто не приезжает, никто не уезжает, по улицам ходят «инопланетяне». Все очень весело, кроме того, что, конечно, никто не зарабатывает.

Николай Усков: Отели и гостиницы все закрыты?

Самвел Саруханян: Мы не имели морального права выселить гостей, поэтому у нас есть гости, которые доживают даже вплоть до мая…

Николай Усков: «Доживают» плохое слово, мне кажется.

Самвел Саруханян: А вы знаете, мы тоже так думали в начале. А потом, когда гости нас попросили дожить, мы уже нормально воспринимаем. Еще есть слова такие, как «последние гости», «крайние гости», вот это для нас была любимая фраза за последние недели…

Николай Усков: А сколько гостей сейчас в Mriya Resort?

Самвел Саруханян: 12 номеров у нас из 422 занято.

Николай Усков: Вы как-то готовитесь? Очевидно, что кризис для вас уже начался, полным ходом идет. Какие антикризисные меры вы сейчас применяете?

Самвел Саруханян: Мы к кризису приготовились раньше других. Мы в январе начали внедрять меры повышенной безопасности, потому что из года в год сталкиваемся с тем, что в Крым едут потоки, в феврале-марте, с повышенным негативным эпидемиологическим состоянием, поэтому мы такие меры по эпидобстановке приняли в январе. Что касается антикризисных мер, то мы смогли уже к текущему моменту сформировать подушку безопасности, которая нам позволяет сделать акцент на сотрудниках. Сотрудники — для нас основа бизнеса, и то, насколько они счастливые и довольные вернутся к нам 1 июня и обслужат «высокий сезон» — для нас приоритет номер один. Сейчас вся команда работает над тем, чтобы подготовить меры, как выйти из кризиса и как выйти из карантина так, чтобы люди продолжили ехать в отель и чувствовать безопасность. «Безопасность» — это слово, которое перестали воспринимать всерьез за последнее время практически все отельеры, сейчас мы возвращаемся обратно и для этого сейчас предпринимаем большие усилия. Большая часть сотрудников ушла в оплачиваемый отпуск, мы авансом выплачиваем даже тем, у кого не накопился отпуск, кто-то работает на удаленке, кто-то работает до сих пор в отеле. Мы консервируемся максимально и работаем сейчас над долгими контрактами, которые начнут работать с 1 июня.

Николай Усков: Контракты есть? Есть какой-то pre-booking уже с 1 июня? 

Самвел Саруханян: У нас лето было к моменту кризиса загружено на 80%, поэтому мы сейчас переживаем, как сделать так, чтобы самые взыскательные гости не устраивали конфликты в июле, в августе, потому что они не смогут забронировать отель. Для нас это тоже большой челлендж.

Николай Усков: С 1 июня вы рассчитываете открыться?

Самвел Саруханян: Мы считаем, что 12 мая мы откроемся.

Николай Усков: Если карантин будет продлен, или введен более жесткий какой-нибудь карантин?

Самвел Саруханян: У нас очень простая политика. Если карантин будет продлен дольше, условно, до 1 июля, вероятность того, что выживет хоть кто-то в этой отрасли, близка к нулю. Поэтому нужно будет нам подумать в апреле, в мае над мерами, которые нам позволят открываться, имея даже негативную эпидемиологическую обстановку в стране.

Николай Усков: Бен, расскажите, пожалуйста, про ситуацию в The Ritz-Carlton?

Бернд Кулен: У нас буквально несколько долгосрочных гостей, которые остаются на долгое время. Сейчас мы заботимся о дамах и господах — о сотрудниках, потому что нам необходимо заботиться о них, обеспечить их безопасность, чтобы они были здоровы и получали деньги. Конечно же, они являются нашим самым главным ресурсом, самым дорогостоящим. Нам повезло, что владельцы нашей сети понимают эту ситуацию. Но, в то же время, наступают времена, когда нам нужна серьезная помощь, чтобы обеспечить их, потому что сейчас в индустрии очень тяжелый период, и это может сказаться на ней в дальнейшем. Нам необходимо понимать будем ли мы получать поддержку, будут ли  дополнительные выплаты. Для нас крайне важно учитывать, что жизнь после коронавируса тоже будет. Коронавирус сейчас пришел, но он пройдет. Необходимо понимать, какая будет картина, как дальше мы будем действовать сейчас и в дальнейшем, какие решения нам необходимо принимать. То, что мы делаем сейчас, — это одно, но мы должны учитывать, что бизнес поменяется и после кризиса COVID 19 будет жизнь, нам необходимо готовиться, потому что что-то вернется, что-то изменится. Нужно положительно смотреть на ситуацию и готовиться к тому, что будет дальше. 

Николай Усков: Вы из Германии?

Бернд КуленДа, я немец.

Николай Усков: Если сравнить нашу ситуацию с Германией, вам известны какие-то успешные практики в гостиничном бизнесе вашей страны, которые могли бы сработать в России?

Бернд КуленМне кажется, лучший пример — это Австрия, потому что Австрия делает как раз то, о чем я говорил. Они субсидируют зарплаты для тех, кто не может сейчас работать. Это прекраснейшая поддержка владельцам малых и средних бизнесов, а также больших бизнесов, конечно. Я считаю, именно такой подход был бы любой стране очень полезен, потому что это бы поддержало всю индустрию, это помогает уберечь в финансовом плане сотрудников организации. Однако я верю в то, что российское правительство что-то сделает, потому что оно очень активно спрашивало у нас, что необходимо сделать им. Мы предоставили список того, что необходимо сделать для того, чтобы нас поддержать. Прежде всего, это было с позиции больших сетей, а также ассоциации европейских организаций. Самое главное, что нас спросили, что же нам требуется, поэтому я надеюсь, что это не просто попытка показать, что все будет хорошо. Надеюсь, это, действительно, интерес со стороны правительства. Мне кажется, они заинтересованы в том, чтобы упростить ситуацию для всех: для малого, среднего бизнеса и так далее.

Николай Усков: Лада, что у Вас происходит в «Балчуг Кемпински»?

Лада Самодумская: Я думаю, ситуация наша такая же, как и у других игроков рынка. На сегодняшний день наблюдаем одномоментный коллапс спроса, полное исчезновение доходов. На сегодняшний момент загрузка в отелях в сегменте luxury, в пятизвездочном сегменте, не превышает 4-5%. При этом случилась ситуация, когда она наложилась на выплату налогов за март, за квартал, и произведение окончательных выплат, платежей за девятнадцатый год. Огромное количество предприятий оказались в ситуации, когда у них нет средств для выплаты заработной платы, которую мы сейчас, при полном отсутствии доходов, должны взять на себя, как работодатель. При этом существуют налоговые выплаты, необходимость производить хозяйственные расходы и оплачивать их. Рестораны закрыты. Игорь Бухаров достаточно подробно процитировал. Я соглашусь и с Самвелом тоже, что, если ситуация с карантином и с полным отсутствием доходов продлится еще месяц-два, скорее всего мы окажемся в ситуации, когда практически полностью будут разрушены некоторые индустрии. И мы не досчитаемся половины, если не 80% ресторанов. Мы уже слышим о том, что часть гостиниц четырехзвездочных закрыта, с некоторыми гостиницами прекратили договор аренды, их просто уже не будет. К счастью, пока мы наблюдаем это только в сегменте четырёх звёзд, но ситуация очень беспокоит. При этом, как сказал Бернд, в том числе, по инициативе руководства «Балчуг», которое активно участвует в написании этого обращения к правительству, были предложены конкретные меры для того, чтобы поддержать нас в этой связи. Поскольку мы прогнозируем, что в этом году мы, к сожалению, не досчитаемся, в лучшем случае, 50% дохода при закрытых границах, при снижении деловой активности, учитывая тот факт, что  70-80% наших клиентов — это иностранные туристы, которых мы не дождемся в этом году. И Китай, который летом составляет и в пятизвездочном отеле, в том числе, до 30% оборота, вряд ли выпустит своих граждан в эпицентр коронавирусной инфекции даже после его окончания. Я думаю, что будет совершенно реалистично говорить о том, что всё это высокий сезон для Москвы, Санкт-Петербурга. По крайней мере мы будем сводить концы с концами. Именно поэтому случилось беспрецедентное объединение компаний, руководителей нашей отрасли, которые обратились к правительству и попросили отсрочить платежи по налогам и, может быть, без начисления процентов и последующее рассмотрение списания налога на землю, на имущество, налога на прибыль. Мы должны понимать, что если загрузка отелей будет составлять половину, и такого количества персонала, к сожалению, отелям не понадобится. И для нас это, безусловно, как говорил Бернд, самый главный и ценный ресурс, тем не менее, мы не можем оправдать, это огромные расходы на персонал. И тогда уже, пока работодатели несут на себе этот расход, заботятся, платят, выплаты производят социальные фонды. Мы не сможем долго держать такое же количество людей. И тогда это проблема...

Николай Усков: Пока Вы не сокращали?

Лада Самодумская: Представьте, это будет проблемой государства при недополучении выплат в Фонд социального страхования. То есть, если не будет финансовой поддержки нашей отрасли, к сожалению, в ближайшее время мы продержимся до конца этого месяца. Если это будет продолжаться дальше, а оно будет, потому что это состояние продлится, как минимум, 12 месяцев, гостиницам придётся оптимизировать расходы на персонал. И тогда у нас с вами эта проблема переложится на плечи бюджета государства. Поэтому мы просим помочь нам создать условия развития и стабильного функционирования предприятий. Налоговые проверки, проверки другого рода... дайте нам возможность выйти из кризиса. Мы опытные люди, мы проходили кризис 1998 года, мы видели, что происходило в 2008, эффект 2014-го года, когда были наложены санкции. Все из нас проходили разные стадии, мы суперкризисные менеджеры мирового масштаба. Такого кризиса не было за последние 50 лет. И кто выйдет из него, в каком составе, в каком количестве — это большой вопрос.

Николай Усков: Игорь Бухаров только что рассказывал о мерах, которые нужно принять правительству для выхода из кризиса уже после того, как эпидемия закончится, всё нормализуется, границы откроются, все начнут опять путешествовать, вы согласны с предложениями об особом налоговом режиме для отельного бизнеса?

Лада Самодумская: Безусловно, существует предложение по поводу специального режима налогов для гостиничной индустрии. Мы их сформулировали и коммуницируем через наших, скажем так, послов доброй воли — при помощи РСПП, Ростуризма и так далее. Мы готовы выживать, у нас есть для этого опыт. Безусловно, налог на прибыль, субсидии и списание налогов помогли бы нам пережить те 12 месяцев посткоронавирусного восстановления. Конечно, хотелось бы, чтобы российским кредитным организациям предоставили субсидии федерального бюджета, хотя бы сейчас, для цели выполнения оборотных средств и закрытия кассовых разрывов предприятий гостиничной индустрии, рефинансирование ранее выделенных кредитов, в том числе, на реновацию, ремонт и так далее. Тогда у нас, как у гостиницы, есть шанс попытаться уберечь свой персонал и помочь государству не получить это всё в виде дополнительных расходов, которые будут выделены потом на субсидии и поддержание выплат людям, которые потеряли работу.

Николай Усков: Бернд упомянул, что среди его постояльцев есть те, кто находится на самоизоляции. У вас тоже такие есть?

Лада Самодумская: У нас, безусловно, есть люди, которые проживают постоянно, есть гости, которые к нам поселились на самоизоляцию, некоторое количество присутствует, не 20% загрузка, как я говорила, в общей сложности 4-5% мы сейчас наблюдаем. Последнее время, после того, как наши клиенты поняли, что это надолго, что не работают рестораны, обычный стиль жизни и привычки меняются, мы получаем достаточное количество запросов на переносы офисов для проживания. Ведь мы по-прежнему оказываем услуги обслуживания в номерах, это такой ресторан для двоих по сути. Люди, которые живут у нас, могут заказывать услуги, проводить переговоры даже в формате видеоконференции, получать бесконтактный сервис, доставку. Запросы пошли, материализуются ли они — большой вопрос. Пока не вижу большого наполнения в ближайший месяц, к сожалению. Большие надежды на парад, который, мы очень надеемся, случится, но они очень призрачные. 

Николай Усков: Самвел, а рассчитываете ли вы, что с ограничением авиасообщения увеличится доля локальных туристов, посещающих Крым?

Самвел Саруханян: Давайте начнем с простого, будут ли деньги у туристов, чтобы путешествовать. Потому что туризм в пирамиде Маслоу — это 4, 5 уровень потребностей. Давайте оценим, кто захочет путешествовать, особенно в пятизвездочные отели. Поэтому здесь такие, большие ножницы. Да, есть ограничения международных поездок, и 100% будет отток туристов, которые выезжают из-за России за границу. Потому что люди увидели, что произошло с теми, кто остался во Франции, Таиланде, где угодно, и вряд ли кто-то захочет повторить эту же ситуацию в ближайшей перспективе. Но при этом есть обратная история, что люди могут переживать появляться в общественных местах. Мы предполагаем, что будет повышенный спрос, но и будет повышенное переживание. С повышенным переживанием мы активно работаем. Хотим отработать весь маршрут от того, как человек придумал, что он хочет поехать куда-то до момента прибывания в Mriya, чтобы он весь этот путь прошел максимально безопасно. Мы даже рассматривали сценарий своих собственных чартеров или чартеров от наших клиентов, которые будут получать тесты на коронавирус в Москве, проходить их до посадки в самолет, дальше встреча у нас и полное сопровождение, может быть, даже с промежуточным тестированием. Внутри комплекса мы много всего готовим. Основная задача, сделать так, чтобы барьер «почему мне стоит оказаться в общественном, людном месте, и это для меня потенциально небезопасно» ушел.

Николай Усков: Самвел, вы начали говорить о том, что опасаетесь падения спроса, но если предложить какую-то, может быть, систему скидок на раннее бронирование. Вы думаете об этом?

Самвел Саруханян: У нас загрузка всего сезона на текущий момент, до момента кризиса, составляла 80%. Цены должны помогать клиентам надежнее бронироваться, у нас должны оставаться номера для VIP-гостей, которые приезжают из года в год. Это важнейший элемент лояльности, когда гости могут в любой момент позвонить и приехать. Поэтому мы, наоборот, переживаем, как нам справиться с теми с гостями, которые приедут, как нам сделать их отдых максимально безопасным, чтобы они выходили из номеров, ходили на пляж, потому что наша концепция — это сделать отдых максимально насыщенным, а не отдых в формате «пляж-поесть-поспать». Это не наша история. Мы хотим, чтобы у нас была концепция 25 дней насыщенного отдыха. Так что ты можешь спокойно приехать. Мы переживаем, что гости этого могут не захотеть переживать повышенный риск безопасности. А что касается потенциального оттока или притока, на мой взгляд, работает на текущий момент эффект ножниц, и там, где будет приток потенциальный от закрытия границ, будет компенсироваться оттоком от боязни безопасности и просто недостатка денег. 

Николай Усков: Игорь, вы считаете, что большая угроза опасения людей перед вирусом или падение платежеспособного спроса? Что большую опасность представляет на третий, четвертый квартал этого года? 

Игорь Бухаров: Мы должны чётко понимать, что мир ровно поменяется. Вроде бы мы живем сейчас некие выходные дни, но не для предпринимателей, потому что у них мозги, конечно, кипят. Изменится вся структура потребления. Запасы каких-то денег у людей есть, всё равно. Конечно, какую-то подушечку где-то копим, может быть, не в банке, а в стеклянной банке, у кого-то огородик свой.В общем, как-то мы умеем выползать из этой ситуации. Может быть, даже деньги и будут у людей, но они не будут готовы их тратить, это будет видно. Хотя наши коллеги из Китая, рестораторы, пишут о том, что, как ни странно, когда всех выпустили, это был как джин из бутылки, всё взлетело, наоборот, люди соскучились. Поэтому весь вопрос будет заключаться в том, сколько мы просидим. Ну, и, конечно, мы не Китай, не Сингапур и не Соединённые Штаты. У нас другая ментальность. Мы должны будем перестраиваться по ходу спроса. То предложение, что у нас и до этого было, — пожалуйста, мы готовы сегодня предоставить. Будет ли на них спрос? Поэтому как только ты чувствуешь, что спрос будет маленький, ты будешь новые вещи предлагать со скидкой и что-нибудь ещё. Но если посмотреть наши прогнозы, 30% ресторанов и малых отелей закроется, повлияет это на отрасль или нет? Или уйдут те, кто не не выбрали правильную концепцию, не выбрали правильное место, не смогли сделать хороший сервис, не очень была достойная кухня и так далее. Почистит это рынок? Может быть. Если это продлится май и июнь, значит, навернется еще большее количество, извините за это слово, предприятий. Там уже будет сложно, потому что на рынок выйдет большое количество безработных. Как они будут трудоустраиваться непонятно. Даже если мы выйдем из кризиса 1 мая, всё равно, мир изменится.

Николай Усков: Бернд, конечно же все предприятия скучают по китайским туристам. Скажите, что будет в будущем вместо Китая? 

Бернд КуленМы не представляем, каким будет рынок. Разумеется, в нашем сегменте будут изменения, я в этом не сомневаюсь. Также будут изменения в рынке ресурсов. Мы не знаем, каким образом все поменяется. Если будут другие клиенты, то будут и другие цены. Мне кажется, необходимо понимать, как мы будем действовать для того, чтобы вернуть наш бизнес. Нужно учитывать, что сегментация будет совершенно другой, мы говорим о локальном бизнесе, международном. В конечном итоге, кто знает, кто будет дольше на карантине, кто будет изолирован дольше: Европа, Китай. В данном случае очень сложно выстраивать стратегию, потому что мы не понимаем каким образом будет развиваться этот мир. Но нужно понимать, что мы будем делать, как мы должны подходить к тому, чтобы восстанавливать нас. Мы должны восстанавливать наш бренд, наш ресторан, потому что удобство — это всегда приоритет. Нужно понимать, что, возможно, в новом мире будет все иначе. Нужно посмотреть, будем ли мы востребованы. 

Николай Усков: Россия очень привлекательна из-за низких цен для путешественников. Наши магазины, рестораны, наши гостиницы — они же явно должны выжить, если мы говорим именно о ценах. Что Вы думаете?

Бернд КуленВозможно. Но мы говорим об общем спросе. Здесь вопрос в том, как вообще выходить из кризиса. Какой будет курс валют и так далее. И, конечно, о возможностях. Но, опять же, если нет спроса, неважно какой курс. С точки зрения туризма, людям предпочтительнее путешествовать там, где дешевле. Но в данном случае мы говорим не только о туризме, мы говорим о бизнесе, о бизнес-путешествиях и так далее. Если мы говорим о Крыме, то может быть другая ситуация, потому что это больше локальная ситуация, и для них не так важно, какой будет курс обмена валют. 

Николай Усков: Самвел, у вас была какая-то доля международных туристов или нет?

Самвел Саруханян: У нас была доля, на удивление, к нам едут американцы, французы,  шведы, японцы.

Николай Усков: Серьезно?

Самвел Саруханян: Самое интересное, что когда это все случилось, у нас проживал в долгой перспективе, то есть был двухмесячный турист из Франции, и он боялся очень возвращаться домой. Это не очень большая доля, это 8% от всех наших гостей. Мы понимаем, что потенциально ее можем перекрыть другими способами, будем искать разные варианты. Мы сейчас, например, думаем, что важнейшим элементом станет инструмент различных объединений: ассоциации, конкурсы, большие форумы, конгрессы — это всё будет давать толчок нашей туристической индустрии. И мы хотим над этим поработать. Мы планируем открывать нашу конгресс историю и активно позиционировать Крым, как хорошую площадку.

Николай Усков: То есть, вы верите в то, что о чём многие говорят, что, наоборот, когда всё закончится, опять хлынут в офлайн и будут наслаждаться общением, нетворкингом в реальном, так сказать, выражении, в аналоговом выражении?

Самвел Саруханян: Игорь здесь с нами, он точно может сказать, что в онлайне покушать приятно ты не сможешь никогда. Мы с ребятами отмечали дни рождения в Zoom.

Николай Усков: С другой стороны, не нужно вообще никуда идти.

Игорь Бухаров: Если говорить о государстве, если бы смогли, о чём мы говорили до? Делать электронные визы, которые дали бы возможность и сегодня. То, что у нас сегодня рубль еще облегчился по отношению к евро — я, конечно, понимаю, что сложно — но въездной туризм приносил бы нам в Россию достаточные деньги, мы могли бы на этом заработать. Стакан наполовину полон или наполовину пуст, можно и из этого, всё равно, что-то для себя интересное вытаскивать. Но, как показал опыт всех наших кризисов, через которые, в том числе и я прошел. Для кого-то это окно возможности.

Николай Усков: А Вы включили в список своих предложений правительству изменение визового режима с Евросоюзом?

Игорь Бухаров: На сегодняшний день, мы как федерация рестораторов и отельеров, как представители деловой России, как представители торгово-промышленной палаты, сегодня говорим на всех углах: «Коллеги, новая экономическая политика. Например, мы же видим, что сегодня можно принять закон за 3 дня, ведь мы же видим и примеры, когда 8 лет не принимаются, например, где-то лежит в Госдуме. Сегодня Госдума работает тоже в трех чтениях, сразу раз и всё. Давайте точно также сейчас начнём работать, когда мы будем выходить из кризиса. Давайте дадим возможность предпринимателям подняться и наладить свою работу, а уже потом вернемся к вопросам, связанным с налогами. Я бы сказал ещё: Центральному банку нужно было бы по-другому действовать. У нас возможность только через эмиссию и притом эмиссионные деньги нужно влить в производство, дать на развитие сферы гостеприимства, на развитие ресторанов, отелей и производств собственных, сельскохозяйственных. Тогда бы мы могли бы быстро вылезти из этой ситуации.

Николай Усков: Спасибо вам. Спасибо друзья. Интересный разговор. Мне кажется, тезис Игоря о том, что нам нужна новая экономическая политика абсолютно релевантен задачам, стоящим перед Россией. Нам действительно нужно очень быстро выбираться из той пропасти, в которую Россия медленно, но верно, а может быть, уже даже быстро скатывается. Я всем желаю здоровья, всем желаю не унывать. До новых встреч. Я надеюсь, что мы, так или иначе, увидимся в Ваших замечательных гостиницах и в Ваших любимых ресторанах, Игорь. Спасибо большое.

Лада Самодумская: Спасибо.

Игорь Бухаров: Спасибо.

Самвел Саруханян: До встречи в Крыму.