Человек, который победил Абрамовича: кто стоит за самой громкой приватизацией последних лет

Фото Арсения Несходимова для Forbes
Сергей Шишкарев Фото Арсения Несходимова для Forbes
Осенью 2019 года Сергей Шишкарев обошел миллиардеров Романа Абрамовича и Владимира Лисина в борьбе за «Трансконтейнер». Покупка вывела Шишкарева в лидеры транспортной отрасли и обеспечила место в списке Forbes. Как он строил свой бизнес и кто ему помогал?

Штаб-квартира основателя группы «Дело» Сергея Шишкарева расположена в недавно отреставрированном двухэтажном особняке на Большой Никитской. В пятничный полдень на одной из центральных московских улиц ни души. В конце марта столичные жители массово самоизолировались из страха подцепить коронавирус. Большинство сотрудников «Дела» тоже перешли на «удаленку», рассказывает Шишкарев. Он и сам перебрался из своей московской квартиры за город. Впрочем, моду на бесконтактные приветствия он не признает и по-прежнему предпочитает классическое рукопожатие: «Я в этом смысле определенный фаталист».

Коронавирус снизил активность бизнеса, но передышка пришлась кстати — появилось время, чтобы структурировать активы, признает Шишкарев. В конце осени 2019-го он удивил весь транспортный рынок, победив Романа Абрамовича и Владимира Лисина в борьбе за госпакет крупнейшего в России контейнерного оператора «Трансконтейнер». Покупка вывела Шишкарева в лидеры отрасли и обеспечила участие в списке Forbes с состоянием $700 млн. Как Шишкарев строил свой бизнес и кто ему помогал?

Сын порта

Норд-ост, обрушившийся на Новороссийск в ноябре 1993 года, стал для города серьезным стихийным бедствием. Ураганный ветер достигал 60 м/с, вырывал деревья с корнем, переворачивал киоски и сшибал людей с ног. Сотни кораблей не могли выйти в море из-за шторма и застряли на рейде в порту Новороссийска. Главный диспетчер порта Николай Шишкарев сутками не покидал работу.

Коллапс в порту заблокировал разгрузку нескольких кораблей, груженых мандаринами и бананами в преддверии Нового года. Спасти фрукты не удалось, они превратились в жижу, годную только на корм скоту, вспоминает сын главного диспетчера Сергей Шишкарев. Он должен был заниматься оформлением груза, а в итоге помогал с разгрузкой кораблей от гнили.

В детстве Шишкарев-младший мог сутки проводить в порту. Он регулярно сидел у отца в кабинете во время селекторных совещаний, инспектировал вместе с ним порт, знал докеров в лицо: «Я видел изнутри, что такое порт, как планируется его работа, как формируется бригада для обработки судов, какова очередность постановки флота, как функционирует железная дорога».

В конце концов портовая специфика настолько приелась Шишкареву, что он решил стать дипломатом. После службы в морской пехоте Северного флота командование рекомендовало его в Краснознаменный институт Минобороны на факультет западных языков, который Шишкарев с отличием окончил в 1992 году. Но профессия военного переводчика в начале 1990-х была невостребованной, и сразу после выпуска Шишкарев был уволен в запас. Тогда он решил вернуться в родной Новороссийск и заняться бизнесом.

После акционирования в 1992 году порт Новороссийска превратился в ОАО «Новороссийский морской торговый порт» (НМТП), акции достались трудовому коллективу. Такая же участь постигла и объединения «Союзмежтранс» и «Инфлот», которые после приватизации утратили свою монополию на агентирование судов. И Шишкарев увидел свободную нишу. Незадолго до ноябрьского урагана, в августе 1993-го, он учредил компанию «Дело», которая стала оказывать агентские услуги в НМТП. Первым грузом «Дела» были два десятка лошадей, которых отправили на колбасу в Италию. «Делу» доставалось оформление самых крупных грузов, говорит бывший сотрудник одного из новороссийских причалов: «У них была зеленая улица». В первую очередь это заслуга Шишкарева-старшего, который обладал в порту огромным авторитетом, считает собеседник Forbes. По его словам, у «Дела» была поддержка и в Москве (уже в конце 1990-х Сергей Шишкарев числился советником министра путей сообщения Николая Аксененко). «Дело» стало основным транспортным агентом в порту, получив право осуществлять более половины всех агентских, посреднических и экспедиторских услуг, писала «Новая газета» в 1998 году, «Дело» создавалось при активном участии тогдашнего гендиректора порта Валерия Быкова, а НМТП выступил соучредителем компании. Порт владел 15% «Дела», как следует из данных квартальных отчетов НМТП за 1999–2000 годы.

«В тройку руководителей порта главный диспетчер, конечно, входил», — говорит бывший сотрудник «Дела» Виктор Экало. Впрочем, «грубым лоббированием интересов своей семьи» он бы заниматься не стал и помогал сыну разве что советом. По оценке Экало, «Дело» обслуживало менее 15% грузопотока НМТП.

Сергей Шишкарев говорит, что отец дал ему опыт и «честную морскую фамилию, известную в отрасли по сей день». Шишкарев-старший был «красным директором в прямом смысле этого слова» и «абсолютно далек от коммерции». Между тем сын главного диспетчера оказался не лишен предпринимательского таланта.

Сергей Шишкарев
Сергей Шишкарев

В 1994 году он запустил в НМТП перевалку рулонной стали, лично договорившись о поставках с Новолипецким металлургическим комбинатом: «Они через Украину работали. Туда везти дальше и дороже». Первая погрузка заняла 23 дня: «Меня капитан, кажется, проклял». Но труды не прошли даром. Список клиентов «Дела» пополнили Магнитогорский и Карагандинский металлургические комбинаты, Красноярский и Братский алюминиевые заводы, а поставки металлов стали исчисляться миллионами тонн. «Мы зарабатывали $2–3 с тонны. Это были хорошие деньги по тем временам», — вспоминает Шишкарев. Заработанные средства он тратил на скупку акций НМТП у работников порта.

Битва при Новороссийске

Около полудня 20 мая 2005 года у проходной НМТП остановилось несколько автомобилей, из них в сопровождении людей в черной униформе выбрались Сергей Шишкарев и гендиректор порта Владимир Ковбасюк. Железные ворота, ведущие на территорию порта, оказались наглухо забаррикадированы сотрудниками ЧОПа. Но участники рейда не растерялись: высадив соседние ворота, предназначенные для въезда транспорта, а затем и дверь в управление порта, команда Шишкарева оказалась-таки в кабинете Ковбасюка, который начал раздавать распоряжения сотрудникам. Впрочем, исполнять их подчиненные не спешили: оказалось, что днем ранее совет директоров НМТП отстранил Ковбасюка от работы.

Силовые действия окончательно рассорили две группы акционеров порта. Одна сформировалась вокруг «Дела» и контролировала 19,8% НМТП. Вторая представляла интересы финансовой корпорации «Уралсиб» Николая Цветкова (около 30%) и двух партнеров Александров — Скоробогатько и Пономаренко (16%). Соблюдать шаткий баланс интересов удавалось до тех пор, пока Шишкарев с партнерами не нацелились на блокпакет НМТП. Переговоры с миноритариями из числа работников порта стали спусковым крючком для корпоративной войны. На кону был серьезный куш: ни много ни мало крупнейший порт в России с выручкой 5,2 млрд рублей и оборотом более 70 млн т грузов. Несмотря на поддержку «Альфа-Эко», ударного подразделения консорциума «Альфа-Групп», «Дело» уступило оппонентам. Сам Шишкарев неохотно комментирует тот период: «Наши взгляды на развитие порта разошлись. Было сделано коммерческое предложение, которое я посчитал для себя достойным».

В итоге группа Шишкарева рассталась с акциями НМТП, выручив около $100 млн, $10 млн из них в качестве отступных ушли «Альфе». В 2007 году в ходе IPO аналогичный пакет НМТП (20%) был продан почти за $1 млрд.

Революционная тара

«Все до цента», как рассказывает Шишкарев, он вложил в инфраструктуру юго-восточной части Новороссийского порта. По словам его знакомого, возможность беспрепятственно развивать этот проект была условием расхода со Скоробогатько и Пономаренко. Сам Шишкарев это отрицает и говорит, что инвестировать в новую часть порта начал задолго до продажи акций НМТП. Строительство пяти новых причалов, независимых от НМТП, началось на юге Новороссийска в 1996 году в рамках федеральной программы «Возрождение торгового флота России». В итоге новая инфраструктура оказалась у частников. Три причала (39, 39а и 39б) — у Новороссийского узлового транспортно-экспедиционного предприятия (НУТЭП), принадлежавшего менеджменту, еще два (40 и 41) — у ЗАО «Портхолдинг», которое возглавлял бывший секретарь парткома Новороссийского порта Юрий Аксенов. В 2002 году НУТЭП приобрел транспортный магнат Константин Николаев с партнерами (перед этим на гендиректора НУТЭП Михаила Солнцева было заведено уголовное дело). После сделки Николаев сообщил, что собирается строить на причалах НУТЭП контейнерный терминал стоимостью $25 млн вместе с Шишкаревым. Бизнесмены были знакомы с начала 1990-х. Перед запуском «Дела» Шишкарев около года проработал под началом Николаева в экспедиторской компании «Петра» («кузница кадров всей транспортной элиты»). Идея контейнерного терминала в Новороссийске принадлежит Шишкареву, рассказывает основатель Национальной контейнерной компании Виталий Южилин, который тоже присоединился к проекту. Ему, Николаеву и их партнерам досталось 50% НУТЭП, вторую половину получило «Дело» Шишкарева (впоследствии он выкупил доли партнеров). «Это человек-контейнер еще с тех времен, когда его отец работал главным диспетчером порта», — иронизирует миллиардер из транспортной отрасли. В 1990-е Шишкарев буквально заставлял своих сотрудников заниматься контейнерами, вспоминает его однокурсник по Краснознаменному институту и давний соратник по бизнесу Сергей Заворотынский: «Большая часть менеджмента говорила: зачем? Можно и на другом деньги зарабатывать: балк [насыпные грузы], металлы, минеральные грузы. А Шишкарев упирался».

Сам Шишкарев считает грузовой контейнер одним из величайших изобретений XX века, которое сопоставимо по значимости лишь с пластиковой бутылкой для воды: «Универсальная тара, которая совершила революцию в мировой торговле». Бизнесмен утверждает, что первый контейнер в Новороссийск еще в середине 1990-х привез именно он. НУТЭП запустился в 2004 году, в 2005-м обработал более 50 000 TEU (эквивалент 20-футового контейнера), а на следующий год контейнерооборот удвоился.

Причалы «Портхолдинга» тоже отошли «Делу». Как и в случае с НУТЭП, до сделки гендиректор «Портхолдинга» Аксенов привлек внимание следователей. А Шишкарев потребовал у тогдашнего министра транспорта Сергея Франка разобраться с собственником причалов. Проверку Шишкарев инициировал в качестве депутата Госдумы. Благодаря работе в парламенте Шишкарев из локального бизнесмена превратился в фигуру федерального масштаба.

Сергей Шишкарев
Сергей Шишкарев

Куратор транспорта

Выборы мэра Новороссийска в 2003 году стали одним из ярчайших событий в политической истории портового города. Борьба разгорелась между депутатом Госдумы Сергеем Шишкаревым и Владимиром Синяговским, ставленником тогдашнего губернатора Кубани Александра Ткаченко. Шишкарев хочет укрепить позиции в НМТП, выводит средства в офшоры и метит в губернаторы, писала региональная пресса. Он же заявлял, что против него развернута информационная война, и обвинял краевые власти в «откровенном беспределе». В итоге Шишкарева до выборов не допустили, а Синяговский получил более 70% голосов. Шишкарев жаловался в Центризбирком, Госдуму и Генпрокуратуру. Но довольно быстро остыл. «Мне показалось, что умнее и правильнее договориться», — говорит он в интервью Forbes. Когда страсти улеглись, основатель «Дела» успешно переизбрался в Госдуму от Краснодарского края на второй срок. В политике Шишкарев, как рассказывает он сам, оказался вынужденно. Предшественник Ткачева, губернатор-коммунист Николай Кондратенко не жаловал бизнес. Тогда Шишкарев решил сам менять отношение власти к предпринимателям. Выборы в Заксобрание Новороссийска он проиграл, зато в 1999 году избрался в Госдуму как одномандатник, где и познакомился с другим независимым депутатом Дмитрием Рогозиным. Тот возглавлял комитет Госдумы по международным делам и позвал Шишкарева своим заместителем. «Он всегда был ярким и дерзким человеком. Такой тип людей мне импонировал. Потому быстро сошлись характерами и подружились», — вспоминает Рогозин. В 2002 году он стал спецпредставителем президента в Калининградской области. Шишкарев возглавил его бюро, а у группы «Дело» вскоре появился бизнес по перевалке грузов в Калининградском порту. Затем Рогозин убедил соратника примкнуть к его политическому блоку «Родина». Шишкарев финансировал проект и руководил избирательным штабом «Родины» на выборах 2003 года.

В 2006 году Шишкарев решил перейти в «Единую Россию». Его не устраивала «огульная критика власти», которую практиковало руководство «Родины». А полуторачасовой разговор со спикером Госдумы Борисом Грызловым, возглавлявшим фракцию «Единой России», окончательно убедил Шишкарева. Рогозин болезненно отнесся к демаршу и даже называл недавнего однопартийца «предателем». Несмотря на почти родственные связи (Рогозин приходится крестным отцом младшему сыну Шишкарева Николаю), былые соратники прекратили общение на несколько лет и окончательно помирились только в 2012 году.

Став членом «Единой России», Шишкарев исполнил свою давнюю мечту — вошел в парламентскую сборную по футболу. Туда его пригласил капитан команды Борис Грызлов. И «порекомендовал сбросить несколько лишних килограммов», рассказывал Шишкарев в интервью для официального сайта «Единой России».

У сменившего партию депутата дела наладились не только в спорте. Еще в 2001 году Шишкарев разработал закон, регулирующий портовую деятельность. Инициатива оставалась без движения до весны 2007 года, пока Шишкарев в соавторстве с несколькими единороссами (среди них был и Южилин) не внесли в Госдуму закон «О морских портах». Осенью 2007-го закон был принят. Он установил 49-летний срок аренды причалов, хотя ранее государство сдавало их стивидорам максимум на год, рассказывает исполнительный директор Ассоциации морских торговых портов Серик Жусупов. Это создало стабильные условия для развития бизнеса и в конечном счете привело к колоссальному росту грузооборота, отмечает эксперт. В конце 2007 года Шишкарев переизбрался депутатом от «Единой России». И возглавил транспортный комитет Госдумы. До этого отдельного комитета по транспорту не было, отрасль курировал комитет по энергетике, транспорту и связи, Шишкарев был в нем зампредом.

Шишкарев стал главным куратором транспорта в Госдуме и целый созыв вел все основные транспортные законы страны, говорит Южилин. Какой-либо лоббизм в пользу «Дела» Шишкарев отрицает: «Тогда уже достаточно четко звучали команды: либо бизнес, либо политика. И я предпочел не совмещать». 

Под конец третьего депутатского срока отношения Шишкарева с руководством «Единой России» испортились. Из-за трагедии с теплоходом «Булгария» и крушения ЯК-42 с хоккейной командой «Локомотив» Шишкарев стал чаще критиковать власть, а единороссам это не нравилось. Ситуация накалилась настолько, что Шишкарев сначала собирался уйти в КПРФ, а потом решил возрождать «Родину». Тогда в Администрации президента порекомендовали снизить политическую активность, сообщил источник, близкий к «Родине». Сам Шишкарев говорит, что в 2011 году потерял интерес к политике и решил вернуться в бизнес. Как бы то ни было, Шишкарев вернул расположение власти. И снова благодаря спорту. 

Ручной мяч

«Серега, я тебя поздравляю! Ты понимаешь, что ты сделал?!» — вопил в трубку президент Олимпийского комитета России и первый зампред Госдумы Александр Жуков. «Нет», — признался Шишкарев. «Да вас Первый смотрел на «Первом»!» — воскликнул Жуков. Высокопоставленный единоросс имел в виду президента, который смотрел гандбол на «Первом канале», на всякий случай пояснил Шишкарев журналисту «Советского спорта», которому пересказывал тот разговор.

Двадцатого августа 2016 года телефон Сергея Шишкарева разрывался от звонков и сообщений. В тот день бизнесмен, который годом ранее возглавил Федерацию гандбола России (ФГР), принимал поздравления — женская сборная завоевала золото на Олимпиаде в Рио.

Предложение возглавить Федерацию гандбола поступило неожиданно, но прозвучало настойчиво. Об этом одновременно попросили два влиятельных знакомых Шишкарева: мастер спорта по гандболу Рогозин и курировавший спорт помощник президента Игорь Левитин, бывший министр транспорта. Шишкарев решил, что Рогозин с Левитиным сговорились. Но, посмотрев пару гандбольных баталий, согласился. Первое время встречи с министром спорта Виталием Мутко Шишкарев по привычке начинал с разговоров о футболе, вспоминает легендарный гандбольный тренер Евгений Трефилов. Шишкарев — ярый фанат футбола. В детстве был капитаном городской команды, затем финансировал и возглавлял попечительский совет новороссийского ФК «Черноморец», будучи депутатом, вместе с Грызловым основал детскую школу-стадион бразильского футбола и на позиции левого полузащитника играл за сборную Госдумы.

За новое дело Шишкарев взялся «сначала с некоторым чувством беспокойства, но потом стихия профессионального гандбола заразила и его», рассказывает Рогозин. До Шишкарева ФГР разваливалась, говорит Трефилов: средств не хватало ни на регулярный чемпионат, ни на врачей и массажистов. С приходом Шишкарева в гандболе появились деньги. Бизнесмен кратно увеличил премиальные для победителей главных первенств. Это стало важной составляющей победы женской сборной в Рио, а также серебра на Евро-2018 и бронзы на чемпионате мира 2019 года. «Человеческое отношение плюс денежная мотивация. А что спортсмену еще нужно?» — говорит олимпийская чемпионка Игр в Рио Анна Сень. При Шишкареве гандбол вернулся в федеральные СМИ и на телевидение. Чтобы повысить популярность этого спорта в столице, Шишкарев профинансировал создание двух московских клубов: женского ЦСКА и мужского «Спартака». Правда, с последним случился казус. В марте 2020-го гандбольный «Спартак» переименовали в ЦСКА, представить такую ситуацию в любимом Шишкаревым футболе болельщики не смогут даже в самых кошмарных снах. «Синергия от бренда «Спартак» сработала не до конца», — объясняет Шишкарев. Да и поддержка гандбола со стороны Минобороны оказалась куда весомее. Кроме того, совмещать два сильных спортивных бренда на одной площадке не удалось бы, считает Шишкарев. Хотя, например, хоккейные ЦСКА и «Спартак» отлично уживаются на одной арене — армейской. Он намерен построить в Москве игровой зал на несколько тысяч зрителей, где будут тренироваться обе столичные команды (мужская и женская) и сборные. Суммарные инвестиции Шишкарева в развитие гандбола оцениваются более чем в $30 млн.

В 2019-м Шишкарев существенно усилил свои позиции за счет партнерства с «Росатомом»
В 2019-м Шишкарев существенно усилил свои позиции за счет партнерства с «Росатомом»

Логистический чемпион

«Раз, два, три — продано!» Шаблонная фраза, произнесенная аукционистом 27 ноября 2019 года в здании ВТБ на Мясницкой, вызвала у Сергея Шишкарева бурю эмоций: «Это даже не джекпот в казино! Это непередаваемо». Продажа «Трансконтейнера» совпала с Днем морской пехоты, и Шишкарев расценил это как знак судьбы: «Где мы, там победа» [девиз морских пехотинцев], другого в такой день, как мне верилось, быть не могло». В отличие от соперников, Романа Абрамовича и Владимира Лисина, он лично присутствовал на торгах. И до сих пор хранит в кабинете свою табличку для голосования. Табличка пронумерована цифрой 3, такое место в гонке за «Трансконтейнер» аналитики предрекали Шишкареву. Его бизнес значительно расширился после покупки в 2018 году 30% крупнейшего контейнерного портового оператора Global Ports у Константина Николаева и партнеров. Но по финансовым и административным возможностям он явно уступал миллиардерам, завсегдатаям списка Forbes. Мало кто знал, что Сбербанк установил структурам Шишкарева кредитный лимит в 120 млрд рублей (стоимость всего «Трансконтейнера» с учетом обязательного выкупа у миноритариев), а сам он ведет активные переговоры о партнерстве с «Росатомом». Аукцион и переговоры с госкорпорацией — «параллельные процессы», утверждает Шишкарев. Общение с госкорпорацией началось с того, что «близкий к «Росатому» знакомый» попросил Шишкарева оценить ее планы по выходу в мировой топ-15 по контейнерным перевозкам за счет Севморпути. Хотя бизнесмен раскритиковал проект, в «Росатоме» продолжили консультации с ним. С главой госкорпорации Алексеем Лихачевым Шишкарев знаком с начала 2000-х, когда оба были депутатами Госдумы.

Разговоры о Севморпути закончились покупкой «Росатомом» 30%-ного пакета «Дела». Более того, в 2023 году госкорпорация может реализовать опцион на выкуп еще 19% группы, рассказал Шишкарев. В госкорпорации пояснили, что ее привлекли компетенции и инфраструктура «Дела» «для реализации наших планов развития логистического направления». Сумма сделки не раскрывается. Рогозин, который несколько лет возглавлял госкомиссию по вопросам Арктики, сообщил, что не участвовал в переговорах. «Росатому» нужен был сговорчивый партнер, говорит источник, близкий к сделке. Шишкарев — удачный выбор, одобряет один из игроков рынка: «Добросовестный и не безбашенный».

О своем интересе к «Трансконтейнеру» Шишкарев якобы сообщил новому партнеру постфактум. И лично добивался кредита в Сбербанке. Шишкарев обратился в банк в конце лета 2019-го, рассказывает топ-менеджер госбанка: «Человек в отрасли известный, но [при одобрении кредита] исходили из актива». Главным условием стал залог акций «Трансконтейнера» пропорционально стоимости кредита, говорит собеседник Forbes. Он также добавляет, что кредит на покупку «Трансконтейнера» с госбанком обсуждал и «Росатом». В самой госкорпорации сообщили, что не участвовали в приватизации «Трансконтейнера» и переговорах со Сбербанком. «Трансконтейнер» занимает около 45% российского рынка железнодорожных контейнерных перевозок, а Global Ports и остальные активы «Дела» — примерно 50% оборота контейнеров в российских портах, говорит гендиректор агентства Infranews Алексей Безбородов: «Они безоговорочные чемпионы». Впрочем, одних контейнеров Шишкареву мало. Он намерен создать «национального транспортного чемпиона».

Вагоны, терминалы и порты у него есть. «Чтобы замкнуть логистическую цепочку для наших клиентов, нужны суда», — говорит он. По сути, Шишкарев с «Росатомом» реализуют концепцию Зиявудина Магомедова, считает миллиардер из транспортной отрасли. До ареста в 2018 году Магомедов планировал создать единую логистическую цепочку на базе «Трансконтейнера», Новороссийского порта и Fesco.

Шишкарев не скрывает интереса к Fesco, последнему крупному активу Магомедова: «Однако пока никаких сигналов о продаже мы не получали, и сами инициировать их не намерены, особенно с учетом ситуации, в которой сейчас находятся ее [Fesco] акционеры». Если же речь пойдет о сделке, то Шишкарев обещает вести переговоры исключительно прозрачно. К спаду в экономике он относится философски: «Мне один очень близкий и умный человек всегда говорил: важно не как ты себя чувствуешь, когда ты на пике, а важно, чтобы ты прошел дно. Жирок у нас есть, дно мы обязательно пройдем».

Дополнительные материалы

Будущие миллиардеры: кто может попасть в «золотую сотню» Forbes в 2021 году?