«Каждый пятидесятый будет в шапочке из фольги»: Евгений Чичваркин о мире после пандемии, ошибке властей и неизбежном росте налогов

Фото DR
Фото DR
В новом выпуске «Forbes Карантин» владелец ресторана HIDE и винного бутика Hedonism Wines в Лондоне Евгений Чичваркин раскритиковал государства за низкую эффективность, объяснил, почему карантин вреден и не нужен, а также сделал неутешительные прогнозы на будущее

 

Как я уже пару раз написал, это мировой тест на IQ, который этот мир провалил. Я никогда не испытывал такого жуткого отвращения к людям, как к массе. Страх полностью отбил у людей остатки какого-то вообще логического мышления. И я еще раз обратил внимание, сколько вокруг необразованных людей. Я теперь боюсь ездить за рулем, поскольку понимаю, что из пяти водителей вокруг меня четверо вообще не понимают, что происходит вокруг. И это просто страшно. 

О том, почему паника из-за коронавируса не оправдана

Я понимаю — первый страх, у меня самого была паника в 20-х числах января, когда я про все это прочитал. Я про это почитал пару ночей, а потом, в феврале, пришел в офис в маске. Мне сказали: «А ты что, себя плохо чувствуешь?». Все испугались. Я содрал маску и больше ни разу ее не надел за все это время. Тогда я купил дополнительных трюфельных салями и еще что-то в магазине. Там не то что не было намека на эти очереди — никто еще не брал туалетной бумаги, а я это все сделал заранее. Я купил.  Я подумал, что, наверное, (скоро) совсем закроются большие магазины и останутся маленькие, то есть деликатесов не будет. И я купил черную треску замороженную, чилийского сибаса. Я подумал: ну, наверное, пусть какое-то время будут эти деликатесы, это приятно. То есть туалетной бумаги я не покупал.

Я как-то бежал впереди катафалка во время всей этой истории. И сейчас я чувствую, что нужно просто все разблокировать, начать работать, так как понятно, что никакого гиперкошмара в Великобритании точно не будет. Весь Лондон все эти полтора месяца гулял, здоровался за руку, обнимался, и в масках, наверное, какое-то время был каждый второй, а сейчас — каждый третий. Никто никакие поручни не протирает в метро — к кому мог этот вирус прилипнуть, того уже нет.

О том, почему шведские методы самые правильные

3 мая Евгений Чичваркин написал пост на Facebook, в котором поддержал шведскую стратегию борьбы с коронавирусом: «Госмедицина практически везде показала свою неповоротливость. Но так сейчас нельзя же говорить, они — герои! Да, они — герои в неэффективных организациях. Победителем выходит Швеция со своими 70% налогов, $5,5 тысяч на человека в год медподдержки. А в чьих-то глазах Китай, где людям двери в квартиры заваривали, чтоб не выходили. Сегодня я швед, но я хочу другой глобус».

В отличие от многих других европейских стран, Швеция не стала вводить всеобщий карантин, ограничившись мерами по изоляции групп риска. Там по-прежнему работают магазины, бары и рестораны, открыты школы и парки, хотя массовые мероприятия ограничены показателем в 50 человек. По состоянию на 5 мая в Швеции уже свыше 23 200 случаев заражения и более 2 800 смертей. Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл признался, что не уверен в правильности своего плана. Сейчас Швеция занимает седьмую строчку среди государств с наибольшим числом летальных исходов на миллион жителей.

Если бы Белоруссия не была зарегулированной и там можно было бы легко открывать частные клиники, и в ней была бы сильная медицина — не только советской школы, с приказными методами и маленькими зарплатами, а сильная альтернативная (частная) медицина, то я бы сказал, что, может быть, и белорусский сценарий самый правильный. Но, к сожалению, несмотря на то, что я либертарианец, вынужден сказать, что из всех (стран) правильнее всего поступили шведы. С одной стороны, есть (шведская) идея о налогах под 70% и достаточно сильном влезании государства в жизнь человека, а с другой стороны, ты можешь (в Швеции) во что угодно верить, жениться хоть на собаке, хоть на стуле — я шучу, конечно — и венчаться там, где угодно, как угодно, и прямо у парламента лежать абсолютно голым и загорать. Это мне, конечно, в Швеции нравится. То, что они очень дисциплинированная нация и реально изолировали стариков, кого смогли — это здорово. То, что они не смогли обезопасить свои дома престарелых — это абсолютно не здорово, там была пара примеров жуткой халатности. Но если посмотреть на всех, у них точно есть этот иммунитет — абсолютно железный. И, скорее всего, он есть в Лондоне — во всяком случае, в центре он точно есть, в рабочих районах он точно есть, наверное. А, может быть, и в каких-то других городах — я просто не знаю. А там, где это все забаррикадировали — в Шанхае, например — его нет. Поэтому кому-то этот кошмар все еще предстоит, просто они отрезали ногу по частям, отрезали огромный кусок экономики от себя.

DR
DR

О рисках «закабаления»

Для многих это победа дисциплины, и огромное количество людей — половина стран —  пойдут по пути дисциплины, где власти так и жаждут всех закабалить, как российская власть. Им (российским властям) только дай возможность — они бы к этим казакам, ментам, дружинникам еще кого-нибудь придумали. Ракетные войска летали бы и с дронов сбивали всех, кто нарушил карантин. Нашим только дай сапогом прижать к асфальту кого-нибудь. Их хлебом не корми, только дай учинить акт насилия.

О том, нужен ли был локдаун

Мы посмотрим, когда Испанию распечатают. Поскольку они расхлябанные, у них нет никакого запаса прочности, они не могут долго жить на запасах каких-то там денег, и от туристической индустрии они очень здорово зависят. И туристическое лобби очень сильно в Греции, очень сильно в Хорватии, очень сильно в Испании и Португалии. И они (лоббисты) долбят правительства: «Давай, распечатывай (границы) — все, нужно деньги зарабатывать». Поэтому когда это все распечатают, мы очень скоро увидим, кто был прав. Но когда в Швеции вернутся концерты и прочие (массовые мероприятия), там всплеска точно не будет, а у других — будем смотреть. Я понимаю, если бы ученые сказали: «Окей, через там икс-количество месяцев точно будет вакцина, потому что там, условно, нужно перебрать 300 000 кодов по 10 минут на каждый». Было бы понятно, чего ждать. А чего сейчас ждать? Что эта проблема испарится сама, что она отовсюду уйдет?

Ну вот он (вирус) есть, он существует. То, что нужно изолировать все группы, которые подвержены (риску инфекции) — людей, которые старше, чем Х, людей с астмой, со слабыми легкими — это абсолютно точно. И после того, как их изолировали и обеспечили едой, продуктами, книжками, нужно остальным дать возможность работать. Понимаете, в 2,5 млрд (фунтов) в сутки обходится казне этот карантин, еще не самый жуткий — и стройки работают и так далее. Но это же деньги — их же напечатали, а печатать деньги нужно против продукта, но продуктов не сделали — это все инфляционные деньги. Просто люди обеднеют на Х-количество процентов или десятков процентов, этим все и закончится. Поэтому нужно возвращаться к работе. То есть местный Минздрав существует на налоговые деньги, а НДС половина людей не платят, еще какие-то налоги не платят, по которым отсрочки. 2 млн плановых операций перенесли из-за этого, а это все чьи-то жизни. Поэтому из-за чего (людей) помрет больше — это очень большой вопрос.

О ситуации в Великобритании

Со всех сторон звучит (мнение), что нужно забаррикадироваться, как французы. На прошлой неделе прошла первая робкая протестная акция — буквально несколько десятков человек устроили объятия около Скотланд-Ярда и сказали: «Мы не хотим социальной дистанции, мы хотим re-open. Откройте все заново». Пока ни одно, ни другое движения не вызывают массовой поддержки, (если судить) по экзит-полам — неделю назад только 38% хотели открываться, тогда как в Италии хотели 62%. Думаю, через неделю будут цифры как раз приблизительно такие же, как в Италии.

О возможности повышении налогов из-за пандемии

Так как мы уже выяснили, что все вокруг не соображают и не понимают вообще, что на самом деле произошло с их свободой, которую они отдали за просто так. За которую столько было революций, войн — просто отдали. Началась вот эта фигня: а если бы не ваше любимое государство, вы бы все перемерли, а так — мы это все закрыли, законопатили, мы спасли жизни, мы развозили вас скорыми, выдавали вам еду и какие-то деньги, бизнесы ваши спасли. Вот так государству нужно: а ну-ка давайте больше налогов. А ну-ка давайте расширим полномочия полиции. А давайте-ка увеличим отчисления на NHS (Forbes. — National Health Service, система здравоохранения в Великобритании) и повысим акцизы на алкоголь, на спирт, табак и так далее. Вот что будет. Эту дыру из напечатанных миллиардов нужно же будет закрывать, деньги не берутся из банкоматов. Эти деньги напечатали не против чего-то. Деньги должны печататься против товара, а товаров произвели меньше, тогда как денег напечатали больше.

О кризисе

Финансовый кризисе будет длительный и неприятный, потому что будет обесценивание, будет следующая инфляционная волна, когда все начнет дорожать, потому что деньги выстраиваются против товара. И стоимость еды будет другая. Какое-то время в некоторых относительно честных странах, где честно считаются налоги и акцизы, будет недорогой бензин. Когда восстановится вся туристическая отрасль, (люди) опять начнут летать, ездить и плавать, то восстановятся и (цены) на нефть с бензином. Но, мне кажется, эта свистопляска точно до конца года, а может, и дольше.  

О выборе между человеческими жизнями и экономикой

Так их не сберегли — люди просидят в квартире 3-4 месяца на карантине, потом, когда его снимут, выйдут, заразятся и так же помрут. Вопрос — переваривает ли ситуацию Минздрав или не переваривает. Если Минздрав не готов и не переваривает — я за карантин. Но тогда должны военные госпитали развернуть. На случай химической атаки у них же должны быть эти госпитали, правда? Им же тоже за это платят, они тоже сидят на нашей шее и тоже получают налоги.

DR
DR

О возвращении фашизма

Здесь в глазах любого человека, у которого есть интеллект, это абсолютное доказательство, что государства не готовы обслуживать общество. Они проявили полную несостоятельность, в целом. Они сами не знают, что делать. Кто-то паниковал, дебильные диктаторы говорили: «Я не вижу вирус», и никак не готовили медицину к этому. А какие-то люди, соответственно, воспользовались этим, чтобы заграбастать остаток свободы себе, не предоставив ничего людям взамен — ни денег, ни защиты, ничего. В целом, победил фашизм. Всех с праздников, с наступающим. 

Фашизм победил по всему миру внезапно, одним ударом. И когда говорят: «Ты не знаешь статистику по северным странам. Вот там умерло 200 человек на миллион жителей, а где ввели карантин, в Норвегии, только 50». Карантин-то снимут, и переболевшие никуда не денутся. Я буду не прав, только если сейчас какой-нибудь, скажем, Исаак Хейтсмир из университета Тель-Авива скажет: «Вот, я нашел эту вакцину». Тогда я буду не прав, вот просто побреюсь налысо, как Рамзан Кадыров.

О беспомощности государств

Система здравоохранения в Швеции справляется с таким уровнем свободы, когда нет массовых мероприятий, но открыты рестораны и кафе, страна открыта, туда приехать можно. Великобритания разбирает сегодня временный госпиталь, который они, надо отдать должное, построили и были готовыми к гораздо большей катастрофе. Целый огромный выставочный центр переделали под госпиталь. Они полностью были готовы, но этого не потребовалось, поэтому они его разбирают на части. То есть при этом карантине справились обычные больницы.

А в других странах… В Австрии — сколько там процентов налогов? 50% плюс еще, наверное, работодатель (платит) — считай, 62% нагрузка на зарплату. А там за эти деньги люди просто не получили того, что должны были получить. Германия все «закарантинила», но они хотя бы каждого человека, за которого взялись, вытащили. И это ничего не гарантирует, потому что это все равно очень плотно живущее общество, это очень плотные города — (люди живут) очень близко друг к другу, особенно в северной Германии. Когда все начнет работать и двигаться, никакая дисциплина не поможет. Если этот вирус никуда не денется, придется переболеть им тому, кто не переболел раньше, вот и все. Плюньте мне в лицо, если я окажусь не прав, но цыплят по осени считают — в сентябре все увидим, кто был прав. И где какая смертность.

О мире после кризиса

Мир после кризиса будет таким же. После (эпидемии) СПИДа хотя бы стали чаще пользоваться презервативами. А здесь, думаешь, локтями будут здороваться или ногами? Или раскланиваться, как в Индии? Нет, будут хлопать друг другу по рукам, по плечу. Близость и теплота объятий и рукопожатий будут иметь особенно приятный смысл в первое время после войны.

Люди поедут отдыхать как сумасшедшие, поедут тусоваться, беситься, обниматься, целоваться. Конечно. Понятно, что какие-то люди в возрасте будут долго опасаться, шизоиды… Каждый пятидесятый обязательно будет ходить в шапочке из фольги. Здесь деваться некуда, это всегда происходит. Или каждый пятидесятый миллиардер выстроит себе бункер и будет жить в нем, как это было во времена холодной войны в Америке.

О политических последствиях

Они же (власти) дальше наврут, одурманят: «Только мы приняли единственно правильное решение. Мы спасли жизни. Вот, смотрите, в Бельгии 600 человек на миллион померло, а у нас только 80. Потому что мы вовремя все сделали». Нет, государства усилятся, к сожалению. Полностью показав свою несостоятельность, они усилятся в это время. Это самая большая катастрофа для человечества.

О бизнесе в Лондоне

Ресторан — минус 90%, потому что работает только доставка. Магазин — минус 40%, этого достаточно, чтобы быть в плюсе, а с рестораном (все) понятно. Мы могли не закрываться. Мы просто находимся в Мейфэре (Forbes. — район в центральном Лондоне), который мертвый абсолютно. Поэтому под давлением наших сотрудников, которые в какой-то момент очень сильно опасались… Плюс там физически нет людей, там нет никакого пешеходного трафика.

Об онлайн-доставке

У нас схема не позволяет (зарабатывать на онлайн-доставке). Если бы у нас была пицца, которая изначально была заточена на доставку… Пицца — это технологический продукт. Если бы он был достаточно заточен на доставку, это одно дело. Если бы у нас были суши, заточенные на доставку, это другое дело. Если бы были печеные курицы и конвейер, производящий печеных куриц, это другое дело. А у нас достаточно сложные рецепты, и не хочется их делать слишком простыми на это время, мы все-таки мишленовский ресторан. И мы для тех, кто хочет, чтобы все-таки была какая-то сложная кухня.