Жизнь в розовом цвете: ради чего сооснователь «Магнита» и друг Галицкого готов каждый день уничтожать 100 000 цветов

Фото Дениса Яковлева для Forbes
В «Юг-Агро» три теплицы по 130 кв. м (высота 6,5 м), оснащенные системой климат-контроля и роллетными шторами, которые регулируют яркость солнечного света Фото Дениса Яковлева для Forbes
Сотня тысяч долларов, когда-то вложенная Алексеем Богачевым в бизнес Сергея Галицкого, в 2010-х сделала его миллиардером. Теперь у Богачева совсем другой бизнес, и только в двух проектах он единственный владелец. Один из них — цветочное хозяйство. Сейчас оно ежедневно уничтожает 100 000 роз. Почему это не пугает бизнесмена?

В 130 км от Краснодара, неподалеку от станицы Ярославской, в трех огромных теплицах ежегодно распускаются миллионы роз. Если точнее, здесь в тепличном хозяйстве «Юг-Агро» Алексея Богачева за год выращивают 35 млн цветов. Сейчас предприниматель раздраженно рассказывает, что из-за коронавирусной эпидемии его сотрудникам приходится каждый день уничтожать 100 000 цветов, которые раньше отлично продавались на всем юге России и приносили ему стабильный доход.

Происходящее весьма неприятно, но для Богачева перспективы не так уж плохи. Он внимательно следит за менее финансово устойчивыми, почти банкротящимися конкурентами, чтобы за их счет расширить свой цветочный бизнес.

Правильный «Магнит»

Второго мая 2006 года торговый ретейлер «Магнит» провел IPO, и самую большую сумму выручил отнюдь не основатель сети Сергей Галицкий (он заработал $54,8 млн), а Богачев, получивший $91,8 млн. Галицкий тогда продал около 2 млн акций, Богачев — более 3,4 млн. Как уверяют его знакомые, такую выручку Богачеву обеспечили инвестиции в торговую сеть всего в «несколько сотен тысяч долларов». За какую сумму он купил 25% фирмы «Тандер», операционной компании «Магнита», сам Богачев говорить отказывается. О своем прошлом он вообще рассказывает крайне скупо: «Учился в Институте советской торговли, служил в Советской армии, а после возвращения заканчивал уже Университет дизайна и технологий по специальности «бухгалтерский учет и аудит». Еще в университете он занялся околотаможенным бизнесом и заработал, по его словам, «больше $100 000».

Компания Богачева, как рассказывают его знакомые, уже тогда сотрудничала с «Трансазией», краснодарской торговой фирмой Галицкого. Со временем работать с таможней Богачеву разонравилось: «Этот бизнес был связан с государством и требовал административного ресурса». Как нельзя кстати в конце 1990-х пришло предложение основателя небольшой московской сети магазинов «Нестеровские» Романа Тимохина выкупить 51% его компании и войти в торговый бизнес. Богачев согласился: «Этот рынок тогда был пустым и перспективным».

В 1998 году Сергей Галицкий развелся с партнерами по «Трансазии», 25% в его новой компании «Тандер» приобрел Алексей Богачев. Так «сотня тысяч долларов», заработанная на таможне, начала превращаться в сотни миллионов долларов. В 2014 году предприниматель впервые попал в рейтинг богатейших людей планеты с состоянием $1,15 млрд. В 2004 году Галицкий наконец-то осмелился выйти на столичный рынок, и вполне предсказуемо первые магазины его продуктовой сети в Москве открылись на месте «Нестеровских», торговавших товарами повседневного спроса, — «Магнит» выкупил у Тимохина и Богачева все 15 торговых точек. «У «Нестеровских» была куча проблем, — вспоминает Богачев. — Нужно было добавлять [в сеть] продукты питания. Но мы были молодые, неопытные». Галицкий все ошибки исправил.

Свет и тепло обеспечивает теплоэлектростанция мощностью 6 МВт. Площадь теплиц — 16 га (  Денис Яковлев для Forbes )
Свет и тепло обеспечивает теплоэлектростанция мощностью 6 МВт. Площадь теплиц — 16 га ( Денис Яковлев для Forbes )

В «Магните» Богачев не занимался операционным управлением, не входил в совет директоров, был, как сам подчеркивает, только финансовым инвестором. Он все время с выгодой продавал и покупал акции компании, а после SPO в 2009 году у него оставалось еще 5,5% ее капитала. Последние два года Богачев, по его словам, не снижает свою долю, составляющую «меньше 1%». Все годы вырученные средства он вкладывал в новые проекты. А с Галицким они остаются друзьями: Богачев отдыхает с ним на его яхте, а когда Галицкий приезжает в Москву, он пользуется машиной Богачева.

Бутики и розы

После проведенного IPO «Магнита» в 2006 году Алексей Богачев начал инвестировать полученные деньги. Сначала купил две московские компании — ЗАО «ВИС-Инвест» и ЗАО «Л.О.Ф.», имевшие инвестиционные контракты на реконструкцию двух жилых домов неподалеку от Манежной площади. По его словам, компании имели контракт с конца 1990-х годов, но не могли приступить к строительству апартаментов. Но и у самого Богачева проект затянулся, развивать его не было большого интереса, поскольку «для жилья это не очень хорошее место». На площадке почти 10 лет ничего не происходило. В 2010 году он начал выкупать у банков кредиты банкротившейся сети «Мир», торговавшей электроникой, и через два года перепродал недвижимость «Мира» торговым компаниям «Магнит», Billa, «Академия» и «Эконика». Что делать с двумя домами около Манежной площади, Богачев решил после встречи с бывшим совладельцем группы ПИК Кириллом Писаревым. Тот по просьбе группы Bvlgari подыскивал в Москве площадку для строительства одноименного бутик-отеля, рассказывает Богачев, и этот проект площадью 19 500 кв. м (в том числе 6200 кв. м — апартаменты и 6000 кв. м — гостиница) утвердили московские власти. В мае 2016 года на его презентацию при- ехал глава компании Жан-Кристоф Бабен, запуск гостиницы запланирован на 2022 год.

110 цветоводов ежегодно обслуживают теплицы, в которых они сажают черенки, пропалывают, вносят удобрения, срезают и сортируют цветы  ( Денис Яковлев для Forbes )
110 цветоводов ежегодно обслуживают теплицы, в которых они сажают черенки, пропалывают, вносят удобрения, срезают и сортируют цветы ( Денис Яковлев для Forbes )

Сейчас Богачев владеет шестью торговыми и бизнес-центрами в Москве площадью около 90 000 кв. м и инвестирует в строительство еще шести проектов площадью более 230 000 кв. м. Среди них жилой комплекс «Савеловский сити» (134 000 кв. м) и бизнес-центр iCity (62 500 кв. м), строительством этих двух башен Time и Space неподалеку от «Москва-Сити» Богачев особенно гордится. «Хорошее место, хорошие подъезды, наверное, один из лучших в мире архитекторов небоскребов [Хельмут Ян], — перечисляет он достоинства проекта. — Думаю, что мы добьемся хорошей цены продажи и аренды».

Автоматическая сортировоч- ная линия разбирает одного- ловые цветы. Цветок навеши- вается за бутон, а машина сортирует их по длине стебля и степени раскрытия бутона  ( Денис Яковлев для Forbes )
Автоматическая сортировоч- ная линия разбирает одного- ловые цветы. Цветок навеши- вается за бутон, а машина сортирует их по длине стебля и степени раскрытия бутона ( Денис Яковлев для Forbes )

У Богачева всего два проекта, в которых он единственный владелец, это банк «Система» и розовое хозяйство. Банк он купил в 2002 году, и в нем до сих пор обслуживают счета «Магнита», через которые компания «проводила сделки с особенно сложными взаиморасчетами», объясняет Богачев. Розами он занялся в 2005 году, создав под этот проект компанию «Юг-Агро». «Интересно было заняться сельским хозяйством, — говорит он в беседе с Forbes, — и бизнес-план был хороший, с хорошей рентабельностью». Вложив $15 млн, он построил по голландской технологии розарии на четырех гектарах земли. Планировалось увеличивать площадь теплиц ежегодно на 10 га и довести ее до 100–150 га. «Алексей вкладывает средства в те сектора бизнеса, которые считает высокодоходными», — комментировал проект Галицкий. Флоранс д’Альден, владелица компании «Фея розы», выращивающая элитные пионовидные розы в своих теплицах в Калужской области, говорит, что вырастить в России в тепличных условиях обычную розу стоит не дороже 20–30 рублей, оптовая цена составляет 30–40 рублей, в рознице цветок стоит от 60 рублей.

По оценке исследовательской компании Step by Step, в 2006 году в России продавалось за год цветов на $1,5 млрд, из них доля отечественных чуть превышала 10%. Через три года российский рынок вырос до $4 млрд, площадь отечественных теплиц увеличилась в среднем с 15 га до 110 га, но доля импорта оставалась на уровне 80–90%. Такой она остается и сейчас.

Кустовые цветы операторы вручную сортируют, обрезают по длине и связывают, а упаковочная машина вставляет их в картонные коробки с отверстиями. Фуры развозят цветы по филиалам компании ( Денис Яковлев для Forbes )
Кустовые цветы операторы вручную сортируют, обрезают по длине и связывают, а упаковочная машина вставляет их в картонные коробки с отверстиями. Фуры развозят цветы по филиалам компании ( Денис Яковлев для Forbes )

К 2009 году Богачев увеличил площадь теплиц на 12 га, построил собственную теплоэлектростанцию, потратив на все $60 млн ($55 млн собственных средств и $5 млн, взятых в кредит в Сбербанке). Программу полностью — построить 150 га розариев — выполнить не смог. Хотя с ростом курса валюты импортные цветы дорожали, рост тарифов на газ и электричество, основных статей расходов, не позволил оторваться от иностранных конкурентов. Давил на рынок «серый» импорт, да еще и государство в 2019 году ввело НДС на российские цветы. Пандемия и вовсе подкосила цветочный бизнес. Магазины не работают, спрос рухнул, импорт закрыт. Около трети компаний на этом рынке на грани банкротства. Для Богачева и его цветочного проекта, похоже, созданы идеальные условия. Можно расширяться.