Неожиданные 12%: что удивляет в официальной статистике по падению экономики России

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
По данным Минэкономразвития, ВВП России в апреле упал всего на 12%. О том, что удивляет в этой цифре, рассуждает директор Института стратегического анализа компании ФБК Grant Thornton Игорь Николаев

Минэкономразвития обнародовало свою оценку по падению ВВП в апреле 2020 года: минус 12% в годовом выражении. Такая оценка есть в «Картине деловой активности» от министерства.

Следует напомнить, что Росстат не публикует данных по месячной динамике ВВП, поэтому названный выше апрельский показатель — это именно расчетный показатель от Минэкономразвития. Давайте попробуем оценить, насколько вызывающим доверие можно считать 12%-ную оценку падения ВВП в апреле от министерства.

Во-первых, посмотрим на это падение в отраслевом разрезе (по видам экономической деятельности). Промышленность в апреле снизилась на 6,6%, сельское хозяйство вообще не упало, а даже показало рост на 3,1%, грузооборот транспорта — в минусе на 6%, розничная торговля — падение на 23,4%, платные услуги населению — обвал на 37,9%, строительство — снижение на 2,3%. Как видим, приросло только сельское хозяйство, что в общем-то объяснимо, потому что карантин на нем не отразился.

Почти все цифры особого удивления не вызывают. Действительно, чего можно было ожидать от розничной торговли, если магазины, торгующие непродовольственными товарами, почти весь месяц и практически повсеместно не работали. Что касается продовольственной розницы, то и тут в апреле все было не очень хорошо. Люди закупились по полной еще в конце марта, чтобы пересидеть карантин, а в апреле старались в магазины не ходить. Это подтверждается тем фактом, что в марте 2020 года оборот розничной торговли, напротив, вырос, по данным Росстата, на 5,6% в годовом выражении.

Обвал по услугам населению тоже вполне понятен: посыпалось все, начиная с туризма.

И все-таки цифры по промышленному производству не могут не удивлять: падение выглядит очень скромно. Учитывая ключевое значение промпроизводства в целом для экономического роста, ясно, что к этому стоит присмотреться более внимательно. Удивительным такое относительно небольшое падение в апреле 2020 года выглядит, к примеру, на фоне того, что само Минэкономразвития ранее давало такие оценки: в «карантинном» апреле полностью закрытыми оказались отрасли, которые дают 10% всей валовой добавленной стоимости (ВДС); частично закрытыми были отрасли, вклад которых по ВДС оценивался в 46%; работающими остались отрасли, вклад которых по ВДС можно оценить в 44%.

Из названных выше цифр очевидно, что падение по ВДС (а это практически по ВВП) должно было составить никак не менее 10%. Ну так и есть: Минэкономразвития отчиталось о 12%-ном падении. Но тогда получается, что частично закрытые отрасли обеспечили всего лишь 2% общего спада. То есть «частично закрытыми» эти отрасли оказались всего на 4,3% (именно таков результат деления 2% на 46%). Теоретически, конечно, такое возможно. Практически — очень маловероятно.

Возьмем еще один факт для сравнения: промышленное производство в январе показывает всегда существенный спад на 10-15% по сравнению с декабрем (месяц к месяцу). Почему — всем понятно: первые 10 дней января являются нерабочими. Такой провал происходит всегда, из года в год. Апрель у нас был объявлен полностью нерабочим, а спад в промышленности по сравнению с мартом составил 9,2% (в годовом выражении, как уже отмечалось выше, 6,6%). Согласитесь, это тоже выглядит как-то странновато. Показатель по динамике промпроизводства в апреле выглядит удивительно хорошим. Хотя, безусловно, падение на 6,6% — это тоже немало.

Что может быть дальше с российской экономикой? Спад — чудес не бывает. И хотя в целом за январь–апрель 2020 года снижение ВВП выглядит, по оценке Минэкономразвития, не таким уж катастрофическим (-1,9% в годовом выражении), понятно, что накопленным итогом оценки будут ухудшаться.

Тот же май текущего года с большой долей вероятности будет еще худшим для экономики по сравнению с апрелем. Да, карантин в мае уже частично снимали. Понятно, что в разных регионах это происходило по-разному, но в целом процесс потихоньку шел. Однако не будем забывать, что именно в мае 2020 года включился еще один мощный негативный фактор — снижение добычи нефти в соответствии с принятыми обязательствами в рамках мартовских договоренностей с ОПЕК+. Текущие оценки в мае 2020 года по динамике добычи нефти в России были на уровне минус 16-17% в годовом выражении. Одно только это может дополнительно добавить к падению ВВП минус 3-4%.

Поэтому позитивный эффект от снятия карантинных мер в мае был с лихвой перекрыт снижением добычи нефти.

Что же касается оценки перспектив в целом по году, то «коронавирусный» кризис и снижение цен на нефть по-прежнему будут главными негативными доминантами.

Существующие официальные оценки по динамике ВВП в 2020 году находятся где-то в диапазоне минус 4-6% (именно такую оценку, в частности, дает Банк России). Представляется, что это весьма оптимистичная оценка. Такой результат, конечно, возможен официально-статистически. Но реально падение экономики будет более глубоким: имеет смысл ориентироваться на —10% по ВВП, а то и ниже.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции