Назад к Госснабу: что означают новые ограничения импорта

Фото Finnbarr Webster / Getty Images
Фото Finnbarr Webster / Getty Images
Недавнее постановление правительства вводит дальнейшие ограничения на госзакупки импортных товаров. Потеря чувства меры в протекционизме может привести к ограничению конкуренции и загниванию экономики, считает директор Института стратегического анализа 
ФБК Grant Thornton Игорь Николаев

В самый разгар острого периода пандемии в России, который пока пришелся на конец марта — первую половину мая текущего года, правительство России успело напринимать решений, которые напрямую с борьбой с коронавирусом никак не были связаны. «И когда только успевали?!» — хочется воскликнуть.

Среди подобного рода решений, которые по понятным причинам в тот период остались не очень замеченными, я бы выделил, в частности, Постановление правительства РФ от 30 апреля 2020 года № 616 «Об установлении запрета на допуск промышленных товаров, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для государственных и муниципальных нужд, а также промышленных товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок для нужд обороны страны и безопасности государства». Этим решением были запрещены госзакупки более 120 видов промышленных товаров. Казалось, что чуть ли не все промтовары были включены в запретный перечень: ткани текстильные, изделия меховые, обувь, бумага и картон, клей, шины, стекло листовое, машины посудомоечные, автомобили грузовые, снегоочистители и многое другое.

Но этот перечень лишь казался таким всеохватывающим. Доказательство — нынешнее предложение Минпромторга России о новом расширении списка промышленной продукции иностранного производства (не распространяется на продукцию из стран ЕАЭС), закупки которой по государственному заказу запрещены. Предлагается расширить этот перечень еще на 22 позиции: портальные, мостовые и козловые краны; пассажирские лифты; кондиционеры и вентиляторы; оборудование для фильтрования и очистки воды и прочее.

Правда, кое-что из импорта и кое-кому из ведомств все-таки можно будет закупать. Исключения — всегда самое интересное, и в данном случае их перечень таков: отсутствие отечественного производства соответствующего товара, закупки одной единицы товара стоимостью не более 100 000 рублей или совокупности товаров общей стоимостью менее 1 млн рублей, а также закупки (с рядом исключений) в интересах ФСО, ФСБ, МВД, Минобороны, Управления делами президента РФ. Получается, что если нельзя, но очень хочется, то кое-кому все-таки можно.

Тем не менее главное в этих решениях их стратегическая направленность: запретить иностранное ради импортозамещения. Россия этим путем идет уже давно, но «почему-то» по многим позициям по-прежнему предпочитают покупать иностранное.

Забота об отечественном товаропроизводителе? О, да. Но кто будет в таком случае заботиться об отечественном потребителе, который по непонятным причинам готов предпочесть иностранное, а не отечественное?

Дискуссия между сторонниками протекционизма и приверженцами свободной конкуренции началась далеко не вчера. Вероятно, в определенной мере протекционистская защита необходима, — особенно в условиях, когда конкуренты не брезгуют таковой в своих странах. Но, как и в любом деле, все хорошо в меру. У нас эта мера в протекционизме очевидным образом нарушена.

Вот весьма показательный свежий пример ограниченности запретительных мер. Минсельхоз России разрешил на днях ввоз трех тысяч тонн молочной сыворотки для производства детского питания из стран, на которые распространяется российское продовольственное эмбарго. Ранее постановлением правительства Российской Федерации из перечня для запрещенной для ввоза продукции была исключена молочная сухая деминерализованная сыворотка с уровнем деминерализации 90%, предназначенная для производства сухих молочных смесей (заменителей грудного молока).

Следует отметить, что до введения продовольственного эмбарго доля импортного сырья для производства сухих молочных смесей составляла 65%. Понятно, что потом эта доля резко уменьшилась, зато возникла проблема дефицита сырья — молочной сыворотки.

В конечном итоге пришлось, как видим, разрешить ввоз молочной сыворотки. Не удалось, получается, импортозаместиться — протекционистская защита российских производителей под предлогом российского ответа на западные санкции не сработала.

Когда мы отмечаем усиление попыток защитить отечественных товаропроизводителей через ужесточение правил госзакупок, следует помнить, что запрет на госзакупки определенных видов промышленной продукции является только одной из мер в этом направлении. Существует также правило, согласно которому в госзакупке запрещено участвовать иностранному поставщику, если в ней уже участвует два российских поставщика. Кроме того, в отдельных госзакупках российским поставщикам предоставляется 15%-я ценовая преференция.

Отмечая все больше запретов на участие иностранных поставщиков в российских госзакупках, важно понимать, что если так дело пойдет и дальше, подобные усилия могут не ограничиться сферой госзакупок. Нельзя исключать, что соответствующие ограничения могут в будущем коснуться и закупок со стороны частников.

Скажете, что такое не может быть? Между тем, мы ведь уже идем к этому. Разрешить все ввозить по примеру молочной сыворотки для производства детского питания? Ну нет, этого не будет, а скорее появятся новые ограничения, которые, как было отмечено выше, могут коснуться частников. Трудно отказываться от новых и новых запретов, когда мы на них крепко «подсели».

В какой-то мере это уже проходили, — правда, это было давно. В советской плановой экономике все импортные закупки шли централизованно, через внешнеторговые объединения при министерствах. Не запрет, конечно, но ограничения были серьезные. Но даже та советская экономика, в принципе рассчитанная на самообеспечение, не могла обходиться без импорта.

А тем более не может без импорта обходиться современная экономика в эпоху глобализации. Если в России хотят доказать обратное, такую экономику можно лишь пожалеть. Конкуренция с иностранными поставщиками — вещь, конечно, неудобная. Но без нее все загнивает. Зачем пытаться производить что-то лучшее, если и так купят? Прописные, казалось бы, истины, — но, по-видимому, не для всех.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции