Дорогие игрушки: как сделка Microsoft и ZeniMax Media изменит рынок видеоигр

Фото REUTERS
Фото REUTERS
Microsoft потратил $7,5 млрд на разработчика культовых видеоигр ZeniMax Media. Сделка станет одной из крупнейших в истории гейминг-индустрии. Это поможет компании потеснить конкурентов на рынке консолей и освоиться в онлайн-гейминге

21 сентября Microsoft объявил о покупке холдинга ZeniMax Media, в состав которого входят разработчики видеоигр Bethesda, id Software, Arkane Studios, Tango Gameworks и MachineGames. Таким образом Microsoft стал владельцем нескольких популярных игровых франшиз, в том числе The Elder Scrolls, Doom, Fallout и Wolfenstein.

Сумма покупки составила $7,5 млрд — Microsoft никогда еще не тратил столько на рынке видеоигр. Сделка, которую планируется закрыть к 30 июня 2021 года, станет одной из крупнейших в истории гейминг-индустрии. Но рекорд пока принадлежит китайскому интернет-гиганту Tencent. В октябре 2019-го компания приобрела 81,4% акций финского разработчика Supercell Oy за $8,6 млрд.

Microsoft объявил о сделке за два месяца до старта продаж консолей нового поколения — Xbox Series X (Microsoft) и PlayStation 5 (Sony). Как это событие изменит расстановку сил на рынке видеоигр?

Дорого или дешево

Один из главных активов ZeniMaх — издатель компьютерных игр Bethesda Softworks. Компания существует с 1986 года, выпустила несколько популярных игровых франшиз (ролевая игра The Elder Scrolls, шутер Doom и др.), но в последние годы с трудом справлялась с возросшей конкуренцией среди разработчиков и переменчивостью вкусов аудитории. Объем продаж снизился. Так, Dishonored 2 в 2016-м разошлась тиражом в 3,09 млн копий при продажах оригинала 2012-го в 4,39 млн (включая переиздания). Wolfenstein II: The New Colossus в 2017-м — 2,16 млн штук против 2,84 млн у оригинальной игры 2014 года. Схожие проблемы касаются большинства выпущенных издателем игр — с 2019 года компания даже перестала делиться актуальными цифрами на vgchartz.com.

Попытки выйти на новые рынки вроде сетевых игр также заканчивались для Bethesda не лучшим образом: разработчики Fallout 76, мультиплеерной игры в знаменитой постапокалиптической вселенной, до сих пор пытаются исправить ошибки, допущенные на запуске в 2018 году, а новейшая часть Wolfenstein — Youngblood — считается худшей игрой в серии. Ее продажи студия предпочла не раскрывать. Редким успехом для Bethesda за последнее время стала Doom Eternal, вышедшая в 2020 году. По словам представителей компании, она продается лучше, чем любая другая часть серии.

Тем не менее, основную прибыль Bethesda продолжает получать за счет перевыпуска The Elder Scrolls V: Skyrim, вышедшей в 2011 году. Она разошлась суммарным тиражом более 30 млн копий и входит в топ-20 самых продаваемых игр в истории. При этом самые ожидаемые проекты Bethesda — Starfield и The Elder Scrolls VI — не имеют пока даже приблизительной даты релиза и, по прогнозам, вряд ли выйдут раньше 2023 года.

Падение продаж и редкие удачные проекты могут подкосить даже такую стабильную компанию, как Bethesda (финансовую отчетность издатель не публикует, но в 2016-м его выручку оценивали в $89,2 млн). На этом фоне сделка с Microsoft кажется логичной. Единственным спорным вопросом остается сумма соглашения. Аналитики из DFC Intelligence уверены, что Microsoft платит слишком мало: «Ключевые франшизы Bethesda включают в себя Fallout и The Elder Scrolls. Эти игры хорошо показывают себя на ПК и консолях, а также имеют неплохие показатели в онлайне. Только эти две франшизы могут стоить всей заявленной суммы».

Сплошные бонусы

Microsoft стал активным покупателем игровых активов в 2018-м: за год компания приобрела inXile Entertainment, Ninja Theory, Obsidian Entertainment, Playground Games и Undead Labs (все — разработчики видеоигр). Годом позже частью Microsoft стал Double Fine Productions (флагманский продукт — экшн-игра Psychonauts). В сумме с пятью внутренними студиями число игровых подразделений корпорации выросло до 14. При этом большинство из них сфокусированы на скромных нишевых проектах вроде Battletoads (2020) или Ori and the Will of the Wisps и не нуждается в серьезных инвестициях.

Исключением является студия The Initiative, основанная в 2018 году: именно к ее разработке впервые был применен термин «AAAA-игра», где количество букв А означает размер бюджета. К примеру, AAA-шутер Call of Duty: Modern Warfare 2 студии Activision потребовал $50 млн на разработку и еще $200 млн на маркетинг. Бюджет игры, о которой обмолвился руководитель игрового департамента Microsoft Фил Спенсер, должен быть сильно выше.

Если не брать в расчет The Initiative, большая часть компаний не требуют крупных вложений и при этом способны выдавать качественный результат на регулярной основе. Это хорошо работает в связке с Xbox Game Pass от Microsoft — сервиса, который предоставляет доступ к постоянно растущей библиотеке игр за фиксированную стоимость.

В глобальном плане можно выделить три главных преимущества Microsoft в сделке с ZeniMax. Прежде всего, это возможность добавления игр Bethesda в каталог Game Pass сразу после их выхода. Пользователям будут предложены на выбор два варианта: приобретать новинки за полную стоимость, которая обещает вырасти с $60 до $70 со сменой поколений консолей, либо получать их по подписке всего за $10 в месяц. Сейчас аудитория Game Pass оценивается в 15 млн человек, причем около 5 млн присоединились к сервису за последние полгода. Очевидно, новости о сделке ускорят рост числа пользователей. Для сравнения: пионер стриминга — Netflix — на сегодняшний день имеет 193 млн.

Второй важный для Microsoft момент — это доступ к широкой библиотеке игр, уже выпущенных Bethesda. Некоторые уже доступны по подписке Game Pass, но теперь их число может увеличиться в разы. По словам Фила Спенсера, приобретение ZeniMax во многом связано именно с возможностью работать с новыми для Xbox Game Studios франшизами: «Контент — потрясающий ингредиент для нашей платформы, и мы продолжим инвестировать в него. Эта покупка вдвое увеличивает нашу креативность».

Наконец, приобретение столь крупного игрока ставит Microsoft в выгодное положение относительно главного конкурента — Sony: будущие разработки Bethesda будут выходить только на тех платформах, которые одобрит головная компания.

Война за игры

Microsoft часто доставалось за отсутствие крупных эксклюзивных игр, в то время как Sony делала ставку именно на уникальные и дорогие франшизы для своей консоли. Даже главные хиты Microsoft вроде Halo и Gears of War всегда оставались в тени God of War или The Last of Us. Приобретение компании, специализирующейся на крупных «штучных» проектах, может изменить ситуацию.

При этом интересно, что Sony успела оформить несколько крупных сделок с подразделениями ZeniMax об эксклюзивности выхода некоторых игр на своей платформе до громкого анонса о слиянии с Microsoft. Так, к примеру, шутер Deathloop от Arkane Studios изначально выйдет именно на PlayStation 5 и только спустя какое-то время появится на других платформах. Фил Спенсер заверил, что все ранее достигнутые договоренности об эксклюзивности останутся в силе, хотя впоследствии игры доберутся и до Xbox.

Спенсер также добавил, что в будущем игры Bethesda могу выходить и на платформах конкурентов — Microsoft планирует индивидуально рассматривать каждую франшизу. В отличие от Sony, которая до недавнего времени крепко держалась за свои эксклюзивы, Microsoft смотрит на ситуацию шире: к примеру, дилогия игр Ori от внутренней студии Moon Studios вышла не только на Xbox и Windows, но и на консоли Nintendo Switch, формально являющейся конкурентом.

Представители Microsoft неоднократно заявляли, что в качестве своих конкурентов видят не столько Sony и Nintendo — компании, также выпускающие консоли, — сколько стриминговые сервисы Google Stadia и NVIDIA GeForce Now. Кроме того, с появлением облачного сервиса xCloud, позволяющего запускать многие игры на Android-смартфонах, Microsoft вторгается и на территорию мобильного гейминга, занимающего 34% общего рынка. При этом у компании крепкие позиции на ПК и консолях, так что Microsoft сможет покрыть большую часть доступных игровых платформ.

Покупка ZeniMax, безусловно, укрепила позиции Microsoft на консольном рынке, но гораздо важнее, что эта сделка больно ударила по конкурентам. Да, игры будут продолжать выходить на ПК и на Xbox, но вот версии для PlayStation и Nintendo теперь под вопросом. А с учетом того, насколько культовые франшизы достались Microsoft, становится очевидно, что в руках компании оказался мощнейший инструмент давления. Подобного мнения придерживается видеоигровой эксперт Элле Осили-Вуд: «Для PlayStation это плохие новости: большинство скорее заплатит $10 за Game Pass, чем будет покупать игры по отдельности за полную стоимость на PlayStation».

Будущее Microsoft на видеоигровом рынке еще никогда не было столь радужным, как сегодня, и приобретение Bethesda — сильный аргумент в ее пользу. А вот выгода ZeniMax — под большим вопросом: статистика популярности игр, разработанных ее дочерними компаниями, показывает, что самые высокие продажи всегда были именно на консолях Sony. Теперь Microsoft будет диктовать условия дистрибуции, и Bethesda может сильно потерять в выручке. В таком случае издателю придется рассчитывать на финансовую поддержку материнской компании.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Самые дорогие киберспортивные компании мира — 2019. Рейтинг Forbes