Магнит для инвесторов: в чем смысл продажи доли в «Восток Ойл»

Фото Игоря Онучина / ТАСС
Фото Игоря Онучина / ТАСС
«Роснефть» продала 10% «Восток Ойл» одному из ведущих мировых трейдеров Trafigura. Это указывает на запуск проекта, что сулит огромные капитальные вложения в развитие высокотехнологичного производства — буровые установки, морские терминалы, аэродромы, автодороги, судо- и приборостроение

«Роснефть» заявила о продаже 10% уставного капитала ООО «Восток Ойл» одному из ведущих мировых трейдеров Trafigura. Стороны не разглашают финансовые показатели сделки, но их можно рассчитать, исходя из фундаментальных показателей самого проекта. Ресурсная база «Восток Ойл» только по жидким углеводородам составляет 6 млрд тонн, или 44 млрд барр. Из расчета сегодняшних цен на нефть чистая стоимость проекта составляет примерно $75-90 млрд. Следовательно, ориентировочная цена сделки около $7-10 млрд. Отмечу, что расчеты приведены без учета запасов газа, которые оцениваются еще в $20 млрд дополнительной стоимости. И без учета грядущего восстановления спроса на углеводороды с неизбежным ростом цен, что в перспективе должно обеспечить инвесторам премию не менее 30%.

Для сравнения, ресурсы Permian (ведущий сланцевый бассейн США) оцениваются в 6,3 млрд т при плотности запасов в 0,1 млн БНЭ на кв. км. В случае с «Восток Ойл» этот показатель составляет 17 млн БНЭ. на кв. км. Чем ниже плотность запасов на единицу площади, тем дороже себестоимость добычи: на одинаковый объем добытой нефти требуется большее число скважин и длина проходки скважины. Соответственно растут и затраты на бурение.

Обвальный спрос и беспрецедентное сокращение добычи: что будет с нефтью в ближайшие годы

В общем, говорить надо об одной из крупнейших в современной истории России инвестиционной сделке. Goldman Sachs уже назвал «Восток Ойл» «магнитом для инвесторов». Merrill Lynch присвоил ему статус локомотива («основной фактор развития») «Роснефти». В отчете J.P.Morgan «Роснефть» названа «главным фаворитом», а Bank of America спрогнозировал рост стоимости проекта выше $100 млрд. KPMG оценил эффект от проектных инвестиций в 30 трлн рублей на 15 лет.

Запуск с нуля такого проекта означает огромные капитальные вложения в развитие высокотехнологичного производства — буровые установки, морские терминалы, аэродромы, автодороги, судо- и приборостроение. Институт прогнозирования РАН предсказал, что рост внутреннего спроса на продукцию смежных отраслей приведет к ежегодному росту ВВП на 2%.
 
Учитывая формат и систему работы «Роснефти» с инвесторами по другим проектам, можно предположить, что это только первый шаг. Trafigura открывает инвестиционный ряд будущих партнеров «Восток Ойл». Доля инвесторов, скорее всего, приблизится к 50% с сохранением контрольного пакета за «Роснефтью». И уже сейчас очевидны будущие интересанты проекта — несомненно, Китай и Индия, возможно, к ним присоединяться Катар и глобальная энергокомпания ВР, уже сотрудничающие с «Роснефтью».

Логика Китая и Индии понятна — стратегически обе страны заинтересованы в диверсификации своих энергопоставок из Персидского залива и снижении зависимости от Малаккского пролива, подконтрольного США. 80% процентов нефтяного трафика в Китай проходит через Малаккский пролив независимо от места отгрузки. Все стратегические транспортные пути в Южно-Китайского море обложены базами США, включая Малаккский пролив, что неприятно для Китая в контексте напряженных американо-китайских отношений. Северный морской путь в полной мере обеспечивает такую диверсификацию.

Заявленная сделка «Роснефти» и Trafigura является знаковой не только с точки зрения финансовых показателей. Она опровергает аргументацию о несостоятельности отечественных нефтегазовых компаний — аргумент, который часто используется, чтобы доказать необходимость допуска в российскую Арктику иностранцев. Сделка показывает, что «иностранцы» и так придут, для этого надо только создать понятные (читаемые и считаемые) налоговые условия для отечественных операторов.

Важным для иностранных инвесторов аспектом является анонсированное использование попутного нефтяного газа и ветрогенерации для энергоснабжения «Восток Ойл». Расчетная интенсивность выбросов составит около 12 кг СО2 на баррель добычи. Это минимальный уровень, ведь данный показатель для новых месторождений, по данным WoodMackenzie, составляет сегодня около 50 кг.

У «Восток Ойл» есть еще одно стратегическое преимущество — беспрепятственный выход в море. Длинное плечо доставки и нехватка портовой инфраструктуры всегда были ахиллесовой пятой России. Батуми мы потеряли, Новороссийск часто штормит, Черное море заперто проливами и ограничено дедвейтом (полная грузоподъемность судна), возможности же развивающейся Балтики не беспредельны. «Восток Ойл» и Арктика в целом делают Россию полноправным игроком спотового рынка нефти, который вместе с биржевыми торгами определяет мировое ценообразование. Сейчас большая часть российской нефти поставляется по долгосрочным контрактам.
Северный морской путь делает равноудаленными поставки российских энергоресурсов как в Европу, так и в Азию.

Проект «Восток Ойл» и появление среди его акционеров столь значимого для мирового рынка игрока необходимо классифицировать как стратегический прорыв. И, кажется, иностранные инвесторы уже это оценили.

Дополнительные материалы

Потрепанные состояния: как обеднели российские миллиардеры за время пандемии и из-за разрыва сделки ОПЕК+