Ошибка на $90 млн: почему суд не признал решение арбитража Лондона по конфликту в «Деловых линиях»

Фото Сергея Конькова / ТАСС
Фото Сергея Конькова / ТАСС
Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в ноябре отказался признать решение арбитража Лондона, который обязал совладельца компании «Деловые линии» Александра Богатикова выплатить топ-менеджеру банка «Траст» Михаилу Хабарову $58 млн. Как стало известно Forbes, основанием для этого стали ошибки в расчетах, допущенные судом во время процесса в Великобритании

В середине ноября российский суд отказался признать решение лондонского арбитража о взыскании $58 млн с совладельца «Деловых линий» Александра Богатикова в пользу топ-менеджера банка «Траст» Михаила Хабарова, какое-то время работавшего в грузоперевозчике. Согласно определению Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области (есть в распоряжении Forbes), поводом для отказа стала ошибка, допущенная Лондонским международным коммерческим арбитражем (LCIA). Речь идет о расчете стоимости акционерного капитала «Деловых линий». Исходя из нее LCIA определил величину убытков, которые понес Хабаров, когда из-за конфликта с Богатиковым не смог исполнить опцион на 30% акций «Деловых линий». 

На суде в Лондоне юристы Хабарова заявляли, что в марте 2018 года (тогда истекала дата опциона) примерная стоимость «Деловых линий» составляла $599 млн, а опционных акций  — $180 млн. Сторона Богатикова утверждала, что бизнес «Деловых линий» не имел стоимости из-за высоких налоговых обязательств — по их расчетам, объем невыплаченных налогов составлял около 32 млрд рублей. Для расчета стоимости «Деловых линий» лондонский арбитраж привлек экспертов, вместе с которыми согласовал экономическую модель, исходя из которой стоимость «Деловых линий» составляла $392 млн, а опционных акций — $118 млн. С учетом цены неисполненного опциона в $60 млн убыток Хабарова составил $58 млн.

Forbes узнал подробности дела в отношении топ-менеджера «Траста» Михаила Хабарова

В расчеты закралась ошибка, говорится в определении российского суда. Лондонский суд получил сумму в $392 млн за счет того, что к стоимости «Деловых линий» $305 млн прибавил оценку налогового риска — $90 млн (эта сумма отражала величину налогов, которые, по мнению экспертов, могли быть взысканы налоговиками с компании с наибольшей вероятностью). Но расчет должен был быть иным — налоговые риски следовало вычитать из стоимости компании. В этом случае стоимость акционерного капитала «Деловых линий» составила бы $212 млн.

Обнаружив ошибку, ответчики обратились в Лондонский международный третейский суд (ЛМТС, другое название арбитража Лондона), говорится в определении российского суда. В ответ ЛМТС признал ошибку и принес свои «искренние извинения». По словам знакомого Богатикова, при стоимости «Деловых линий» в $305 млн стоимость опционных акций составляла $64 млн, а убытков — $4 млн. Признав ошибку, арбитраж Лондона отказался исправлять ее, говорится в определении российского суда. Позиция лондонского суда заключалась в том, что в расчетах ему было важно определить разумную сумму убытков, которые понесли истцы, и сумма в $58 млн согласуется с выводами судей, говорит человек, знакомый с ходом судебного разбирательства (в распоряжении Forbes есть документы, подтверждающие эту позицию).

Но российский суд, говорится в его определении, счел ошибку достаточным основанием, чтобы отказать в признании решения лондонского арбитража. По мнению суда, ошибка в расчетах «противоречит фундаментальным, основополагающим правовым принципам Российской Федерации и конституционно-правовым гарантиям судебной защиты прав граждан». «Судебная ошибка — это результат судебной деятельности, свидетельствующий о недостижении целей и принципов правосудия. Разрешение принудительного исполнения судебного (третейского) решения, не отвечающего целям и принципам правосудия, само будет означать нарушение принципов правосудия в Российской Федерации», — говорится в определении. 

Как конфликт в крупнейшем автоперевозчике России привел топ-менеджера банка «Траст» Михаила Хабарова в СИЗО

Адвокат Михаила Хабарова Владимир Слащев назвал решение российского суда незаконным. По его словам, оно нарушает не только российское законодательство, но и Нью-Йоркскую конвенцию о признании арбитражных решений (принята более чем в 140 странах, в том числе в России). «Судья вышла далеко за пределы своих полномочий и прав, пересмотрев решение Лондонского суда по существу. Одиозное решение игнорирует тот факт, что лондонский арбитраж рассмотрел заявление Богатикова о наличии ошибки в расчетах суммы убытков Михаила Хабарова и подтвердил, что общую величину убытков и финальное решение суд считает верными и справедливыми, что они вынесены на основании всей совокупности доказательств по делу, включая экспертные оценки. Решение лондонского суда основано вовсе не на одной математической модели и расчетах, на которые ссылается судья в своем незаконном решении. Оно безусловно будет обжаловано и не имеет шансов остаться в силе», — заявил он Forbes.

«Как установил арбитражный суд, ЛМТС допустил в решении грубую арифметическую ошибку, которая повлияла на существо решения и была признана самим трибуналом ЛМТС, но не была устранена, — заявил Forbes адвокат Александра Богатикова Иван Писков. — При расчете суммы упущенной выгоды, производившейся через расчет стоимости бизнеса, трибунал вместо арифметического действия вычитания ошибочно произвел сложение. Признанная трибуналом судебная ошибка и последующий отказ ее исправить повлекли нарушение публичного порядка Российской Федерации, то есть фундаментальных принципов российского права, законности, справедливости, обоснованности и мотивированности судебного акта. Все это является основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного третейского суда».

Дорога в суд. В «Деловых линиях» корпоративный конфликт и новые владельцы

Конфликт между Богатиковым и Хабаровым развивается и в уголовной плоскости. Сейчас Хабаров находится под домашним арестом. Он был задержан 9 октября по подозрению в мошенничестве, заявление на него написал Александр Богатиков. Отношения между ними начались в 2014 году, когда структура «Альфа Групп» А1, которую возглавлял тогда Хабаров, выступила на стороне другого совладельца «Деловых линий», Сергея Демидова, в его конфликте с Богатиковым. Когда конфликт был урегулирован, Хабаров перешел на работу в «Деловые линии», а также подписал с Богатиковым опцион о покупке 30% акций грузоперевозчика за $60 млн. Затем конфликт произошел уже между Богатиковым и Хабаровым. В результате последний не смог реализовать опцион — в начале 2018 года Богатиков продал часть акций «Деловых линий» новым инвесторам, среди них была бывший гендиректор «Нафты» Татьяна Башмакова. Тогда же Хабаров подал к Богатикову иск в Лондонский международный коммерческий арбитраж (LCIA) и выиграл: в начале 2020 года суд обязал Богатикова выплатить топ-менеджеру «Траста» $58 млн.