Остаться без дела: что делать менеджеру, если к нему пришли силовики

Фото YURI KOCHETKOV / EPA / ТАСС
Фото YURI KOCHETKOV / EPA / ТАСС
В последнее время наблюдается рост активности контрольно-надзорных и правоохранительных органов — после связанного с пандемией простоя вновь увеличилось число проверок. Ужесточились и требования проверяющих. Рост числа различных проверок делает особенно актуальным вопрос о правильном поведении при общении с представителями контрольно-надзорных и правоохранительных структур, напоминает руководитель уголовно-правовой практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Тузов

Контролеры с подкреплением

В условиях роста числа проверок бизнесу особенно важно правильно оценить риски и наладить контроль всех совершаемых операций. Ценой ошибки может стать уголовное дело, в том числе и против топ-менеджеров, тем более что правоприменительная практика меняется не в лучшую для предпринимателей сторону.

Например, стало нормой привлечение силовиков к сопровождению налоговых или антимонопольных проверок. Это дает контрольным органам возможность применять закон «Об оперативно-розыскной деятельности», что сразу расширяет список требований к компании. По этому закону можно изымать документы не за три года (срок давности для проведения проверки контрольно-надзорных органов), а за 10 лет (аналогичный срок для следственных действий, вытекающий из сроков давности для тяжких преступлений) и передавать их для дальнейшего анализа. Следовательно, появляется риск переквалификации вполне законных ранее сделок как неправомерных — и практика, и законодательство за последние 10 лет существенно изменились. 

Правоохранители помогают контрольно-надзорным органам не только находить важную для их деятельности информацию, но и устанавливать реальность существования контрагента и выполнения им работ или услуг. Параллельно силовики проводят свои проверки, связанные с хищениями. Например, налоговая проверка может закончиться обвинительным приговором по делу о хищении, если оперативные работники и следственные органы выявят оплату из бюджета фактически не оказанных услуг или не поставленных товаров. Поэтому крайне важно строго следить за оформлением предусмотренных законом документов с объективной фиксацией фактически выполненных объемов работ своими силами и силами контрагентов.

Избежать необоснованных обвинений поможет соблюдение еще нескольких универсальных правил:

  • По любой сделке должны иметься доказательства ее экономической цели, исполнимости и прозрачности условий для контрагентов; 
  • Подписание сделок должно осуществляться с соблюдением всех корпоративных процедур и надлежащим лицом; 
  • Обязательства по сделке должны быть выполнены, сделка должна быть закрыта фактическими объемами поставленных товаров или оказанных услуг. При возникновении проблем и разногласий между контрагентами необходимо иметь подтверждение попытки урегулирования разногласий; 
  • Сделки с нерезидентами правоохранители проверяют особенно тщательно, чтобы выявить факты вывода денежных средств за рубеж. Чтобы снизить риски вменения статей 193 УК РФ (репатриация валюты) и 193.1 УК РФ (платежи нерезидентам с использованием подложных документов), важно иметь документально подтверждаемое обоснование цены, полученное с привлечением экспертов. Нужно учитывать, что следственные органы, рассматривая целую систему сделок, фокусируются, как правило, только на одной из них, что создает риски ошибочной оценки ее экономической целесообразности. Например, если бизнес готовит продажу части активов через цепочку сделок или выгодоприобретатель и плательщик по сделке не совпадают в момент ее проведения, то возникает риск, что уголовно-правовую оценку получит лишь одна из серии взаимосвязанных сделок. Поэтому при структурировании сложной сделки важно учитывать не только ее гражданско-правовые аспекты, но и риски уголовно-правовых последствий. Нужно быть готовым четко объяснить, в чем экономический смысл каждой из сделок в цепочке, проверять, чтобы на каждом этапе реализации сложной сделки ни у кого не возникло бы необоснованной выгоды. 

Эти правила распространяются не только на сделки с нерезидентами: заключение российских сделок в отсутствие экономического обоснования, целесообразности и соразмерности стоимости может быть квалифицировано по статьям 159 («мошенничество»), 160 («присвоение или растрата»), 201 УК РФ («злоупотребление должностными полномочиями руководителя организации»).

Статья для генерального. Как не оказаться за решеткой за злоупотребление полномочиями

Как общаться с правоохранителями 

Закон возлагает бремя доказывания вины на сторону обвинения, однако, как правило, лучше самому разъяснить все спорные обстоятельства своей деятельности, объяснить их логичность и обоснованность.

С другой стороны, бывают ситуации, когда выгоднее на законных основаниях не предоставлять пояснений и документов, оставляя следственным органам право самим искать доказательства. Нет ничего зазорного в том, чтобы отказаться от дачи показаний в соответствии с 51-й статьей Конституции, если нет полной ясности, в связи с чем возникли вопросы у правоохранителей. Их можно дать позже, после подготовки, либо уточнить ранее данные показания. Могу привести пример, без указания конкретных имен и названий. В ходе обыска следователи пытались опросить генерального директора компании. Он вежливо предложил вызвать его повесткой, чтобы пригласить своего адвоката, о чем была сделана пометка в протоколе опроса: «От дачи пояснений не отказываюсь, однако сейчас отвечать на вопросы не готов, поскольку желаю, чтобы мой допрос был произведен с участием моего адвоката. Прошу отложить допрос на другую дату». Опрос был перенесен, гендиректор смог вспомнить обстоятельства дела, выработать в спокойной обстановке правовую позицию и уже подготовленным пришел к следователю. Выбор стратегии должен быть сделан, исходя из конкретной ситуации с учетом характера проверяемых отношений, вероятностью предъявления конкретных обвинений и прочих обстоятельств.

Важно помнить, что в большинстве случаев закон позволяет органам изымать в ходе обысков в офисе практически все, что они сочтут полезным для расследования по уголовному делу. Поэтому стоит вежливо предложить изготовить, заверить и передать копии интересующих документов. Как правило, это работает, поскольку следствию редко требуются именно оригиналы. Такое конструктивное взаимодействие позволит сохранить документы в офисе и продолжить работу компании после ухода оперативно-следственной группы. Гораздо сложнее получать копии необходимых документов, если их вывезут следователи. 

Если предприниматель не согласен с ходом следственных действий и считает, что его права нарушаются, необходимо отразить свою позицию в протоколе осмотра (обыска). Это в будущем может помочь оспорить результаты следственного действия или другими средствами добиваться защиты своих прав.

Но в любом случае оцените, все ли документы, хранящиеся в офисе, там нужны. Возможно, часть из них пора уже сдать в архив?

Следователи не прощают ошибок. Как бизнесмену избежать тюрьмы

Личная ответственность

Нужно помнить, что генеральный директор — это лицо, которое по умолчанию отвечает в компании за все. Понятно, что он первый, кто подозревается в совершении преступления. Поэтому очень важно следить за тем, как делегируются полномочия директора ответственному сотруднику компании. «Предпринимательские» составы предполагают наличие специальных полномочий у подозреваемого. Во всех таких делах есть ущерб, а значит, имеется возможность предъявить гражданский иск, который может стать основанием для привлечения к уголовной ответственности. При этом основанием такого гражданского иска является статья 1064 ГК РФ, которая применяется для установления факта вины. 

На практике бывает, что судом взыскивался ущерб с компании по гражданскому делу, а параллельно в уголовном деле удовлетворялся гражданский иск, вытекающий из тех же правоотношений. И в этой ситуации ущерб уже взыскивается с генерального директора или привлекаемого к ответственности конечного бенефициара. Яркой иллюстрацией часто выступают налоговые дела, когда начисленные недоимки по налогам и сборам взыскиваются налоговыми органами с компании, а параллельно в отношении гендиректора вступает в законную силу приговор суда по статье 199 УК РФ, который удовлетворяет гражданский иск прокурора.  

Еще один риск — возможность ареста имущества подозреваемого должностного лица, его родственников или третьих лиц с целью будущего исполнения приговора. Добиваться ареста имущества в уголовном деле значительно проще, чем получить такую обеспечительную меру в арбитражном или гражданском процессах. Более того, в силу закона следователь обязан принять превентивные меры по розыску имущества и наложения на него ареста. 

Другой тренд в отношении топ-менеджеров — вменение статей 174 и 174.1 УК РФ (легализация денежных средств). Этот тяжкий состав используется, чтобы проще было заключить под стражу соответствующих руководителей, а также для облегчения поиска и ареста активов за рубежом. Порядок взаимодействия правоохранительных органов регулируется специальными международными договорами, а европейские и многие другие государства менее терпимо относятся к обвинениям в легализации денежных средств за рубежом, чем к иным обвинениям, поэтому чаще в таких ситуациях оказывают правовую помощь российским коллегам.

Эти простые на словах, но сложные в повседневном исполнении правила снижают риски, хотя и не исключают их полностью. Невозможно дать универсальный рецепт, который будет пригоден для каждого предпринимателя.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции