К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Это настоящий коллапс»: почему работники-мигранты не идут в рестораны и на стройку

Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Больше всего от дефицита работников-мигрантов страдают отрасли общепита и строительства, выяснили аналитики службы подбора персонала hh.ru. Мигрантов мало, а те, что есть, уходят в курьеры и водители такси, разобрался Forbes

Нехватка рабочих рук становится все более серьезной проблемой для некоторых отраслей: мигрантов в России до сих пор в полтора-два раза меньше, чем было до пандемии. Власти пытаются решить проблему, анонсируя запуск чартерных поездов для мигрантов. Те мигранты, которые все-таки приехали, предпочитают работать курьерами и водителями такси, а заведения общепита и стройка остались без рабочих рук. 

Отрасли, в которых традиционно существенную долю трудовых ресурсов формируют мигранты, — строительство, транспорт и логистика, общепит и сфера услуг населению — сейчас остро ощущают дефицит персонала, рассказала Forbes директор департамента аналитических бизнес-решений hh.ru Наталья Данина. По ее словам, первая волна пандемии (весной 2020 года) повлекла за собой существенный отток трудовых мигрантов. Трудящиеся из стран Средней Азии (Таджикистана, Узбекистана, Киргизии) массово вернулись домой из-за риска остаться без работы в условиях локдауна и опасения полного закрытия границ. И потом так и не вернулись.

По данным МВД России, до пандемии в стране ежегодно находилось от 9 млн до 11 млн иностранных граждан. В 2020 году их количество сократилось почти в два раза — почти до 6 млн мигрантов.

Сегодня, по подсчетам hh.ru, больше всего персонала не хватает общепиту. За период январь–август 2021 года уровень конкуренции в этом секторе опустился с шести с половиной до двух человек на место (минус 66% год к году и минус 32% к 2019 году). На 38% (с трех до двух человек на место) в январе–августе 2021 года по отношению к аналогичному периоду прошлого года сократился уровень конкуренции за вакансии в строительстве (минус 41% к 2019 году). В транспорте и логистике уровень конкуренции опустился с шести и трех до трех человек на место (минус 49% год к году и минус 33% к показателю 2019 года).

Дефицит трудовых мигрантов ощутил крупнейший российский ретейлер Х5 Group. Если в 2019 году доля иностранцев в штате компании составляла в среднем менее 2% розничного персонала (339 000 человек) в магазинах и онлайн-доставке, то, по данным на август 2021 года, она сократилась до 0,9%, сказано в ответе пресс-службы холдинга на вопросы Forbes. Х5 принимает иностранных граждан только со статусом «временно проживающие», при наличии РВП (регистрация временного проживания), ВНЖ (вид на жительство), а также из стран ЕАЭС (Белоруссия, Киргизия, Армения, Казахстан). 

Риски в ресторанах

Ресторанная отрасль все еще является высокорисковой для трудоустройства из-за возможных введений новых временных ограничений (как было в июне-июле 2021 года, когда в рестораны пускали только по QR-кодам) и нестабильного дохода из-за этого, продолжает Данина. Существенное количество оставшихся в России трудовых мигрантов переориентировали на себя, по ее словам, транспорт и логистика (прежде всего речь о таких профессиях, как водитель такси и курьер). 

Реклама на Forbes

«Из-за оттока мигрантов в период пандемии коронавируса общая нехватка персонала у российских рестораторов составляет порядка 30% сотрудников, — говорит Сергей Миронов, омбудсмен в сфере ресторанного бизнеса и основатель сети ресторанов «Мясо & Рыба». — Это настоящий коллапс, люди уходят в другие отрасли — курьерами или сборщиками посылок на склады. Приходится набирать кого попало. Люди иногда ножи держать не умеют, в целом уровень кухни и уровень сервиса по рынку упал». 

«Трудовых мигрантов в ресторанной отрасли было занято немало, — рассказывает Елена Юрийчук, операционный директор ресторанного холдинга «Тигрус» (управляет сетью итальянских ресторанов Osteria Mario, заведениями «Швили» с грузинской кухней и Bar BQ Cafe). — Это на 100% все, что связано с услугами по клинингу, и на 80-90% сотрудники кухни. Уже в момент первого локдауна многие из них вернулись на родину или переквалифицировались на более востребованные профессии, например доставщиками или сортировщиками заказов. А последний ввод QR-кодов еще больше усилил текучесть и сложность набора по этим категориям должностей. Сейчас выручки у заведений восстанавливаются и потребность в сотрудниках очень высокая, так что их дефицит сохраняется».

По словам Юрийчук, рестораторы вынуждены менять допандемийные условия для мигрантов: зарплаты индексированы на 15-20%. Адаптируется и график работы: многие не хотят работать на почасовых ставках и устраиваются только на полные смены и графики два через два, чтобы в выходные подрабатывать на других должностях, полученных во время пандемии. «Если не вернутся мигранты, то мы не наберем на эти места никого. Дело даже не в повышении зарплат: повышая зарплаты, рестораны просто хантят [переманивают] людей из других заведений. Это перетекание, а не привлечение новых сотрудников», — добавляет Миронов.

В ГК «Шоколадница», Ginza Project Moscow, сети кафе «Андерсон» тему трудовых мигрантов комментировать отказались. Представитель «Теремка» уточнил, что мигранты в компании никогда не работали.

Проблемы на стройке

По словам опрошенных Forbes застройщиков, отрасль на фоне ажиотажного спроса на жилье в пандемийный 2020 год действительно испытывала острый дефицит рабочей силы из-за оттока мигрантов. Однако, отмечают участники рынка, генподрядные организации постепенно «залатали ресурсные дыры» — нехватку рабочих на стройках и в сфере ЖКХ у себя они оценивают в 15-20%.

«В ряде компаний сохраняется дефицит рабочей силы, — рассказывает директор по строительству ГК «Гранель» Андрей Зимонов. — Впрочем, в последнее время поток рабочих на строительные объекты растет. Многие подрядные организации все активнее рассматривают российские регионы, нанимая местных рабочих. Их доля достигает 60-70%. Компании для привлечения специалистов публикуют объявления в областных газетах и на телевидении, размещая бегущую строку на телеканалах. Часть подрядных организаций старается не привлекать иностранных рабочих. Наличие патентов осложняет взаимодействие с ними. Другие подрядные организации, наоборот, не испытывают проблем с привлечением иностранных рабочих. Их доля может доходить до 70%». Патент — это документ, который позволяет иностранцу работать в России без визы, но только по указанной в нем специальности. Срок действия патента — от одного месяца до года. 

Опрошенные Forbes застройщики подтверждают, что из-за дефицита пришлось поднимать зарплаты рабочим . «По сравнению с прошлым годом зарплаты рабочих увеличились в целом на 25-35%. Сказываются также дополнительные затраты на привлечение специалистов, HR-сопровождение, противоковидные мероприятия», — говорит Зимонов. По словам HR-директора «ПИК-Комфорт» Светланы Яковлевой, уровень заработной платы в годовом выражении в их компании вырос на 10%. Пресс-служба ГК «Инград» отмечает аналогичную индексацию зарплаты для сотрудников своей управляющей компании.

По мнению Светланы Саламовой, руководителя портала Migranto.ru (рекрутинговая площадка для иностранных граждан из стран СНГ, которые приезжают жить и работать в Россию), среди плюсов работы на стройках для мигрантов  высокие заработки, возможность контролировать свой уровень дохода (зарплата сдельная), предоставление работодателем жилья и питания (что практикуют многие генподрядные организации). Из минусов — травматизм, задержки зарплаты, нелегальное трудоустройство. Последнее становится причиной того, почему мигрант, приехавший в Россию на стройку, решит перейти в службу доставки или такси. «На стройках часто очень длинные цепочки из субподрядчиков. Пока оплата за работу придет от «головы» к «хвосту», может пройти много времени. Мигранты пугливы в плане обмана их со стороны работодателя, любая задержка даже на короткий срок может привести к тому, что бригада может сорваться и уйти», — рассказывает Саламова.

К тому же вакансии в сфере строительства для иностранных работников по расценкам всегда были раза в полтора ниже, чем такие же предложения для россиян, замечает эксперт. «Например, до пандемии стоимость работ монолитчика-россиянина оплачивалась в пределах 4500-5000 рублей за кубометр. Стоимость работ монолитчика-мигранта — 3000-3500 рублей за кубометр», — объясняет Саламова. 

13 сентября вице-мэр Москвы Владимир Ефимов заявил о нехватке 200 000 мигрантов. Минстрой в августе оценивал недостаток мигрантов в целом по стране в 3 млн человек. По словам вице-премьера, курирующего стройку и ЖКХ, Марата Хуснуллина, до конца 2024 года число недостающих рабочих может вырасти до 5 млн человек. Заместитель министра строительства и ЖКХ Никита Стасишин рассказывал СМИ, что ведомство в тестовом режиме планирует организовать чартерные поезда из Узбекистана в Россию и привезти 10 000 вакцинированных мигрантов. Уточняющий комментарий относительно организации рейсов по запросу корреспондента Forbes ведомство не предоставило.

Со стройки в курьеры

«Курьерские вакансии по сравнению с работой на стройке намного привлекательнее. Зарплаты иногда даже выше. Например, у нас сейчас одна курьерская служба нанимает мигрантов и обещает зарплаты в день до 4000-5000 рублей», — рассказывает Светлана Саламова. «Курьеры и таксисты, в отличие от поваров и строителей, работают с агрегатором. То есть зарплату им выплачивают или раз в день, или раз в неделю. Причем зарплату они получают стабильно и их никто не «кидает». А на стройках и в общепите часто мигрантов обманывают, задерживают зарплату, поэтому эти отрасли считаются менее интересными для них», — поясняет президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов.

Эти выводы подтверждают данные опроса сервиса городской мобильности «Ситимобил», с которыми ознакомился Forbes. В опросе, который проводился этим летом, участвовало 6400 человек. Из респондентов 13,7% и 2,4% водителей ранее были заняты в сфере общепита и строительства соответственно.

Интерес к компании со стороны потенциальных курьеров остается высоким, отметили в пресс-службе Delivery Club. Сервис не раскрывает количество курьеров, но его представитель уверяет, что «дефицита доставщиков Delivery Club абсолютно не испытывает». «Количество заказов постоянно растет — вместе с увеличением объемов происходит и сопоставимое увеличение количества курьеров, сотрудничающих с платформой. В июне 2019 года мы выполнили 2 млн заказов, в июне 2020-го — 5 млн, в июне 2021-го — 7 млн», — отметил представитель сервиса.

«За последний год наша логистическая инфраструктура выросла более чем вдвое — это связано с ростом спроса на онлайн-покупки у россиян и онлайн-продажи у предпринимателей, — рассказал представитель OZON. — Чтобы справиться с растущим объемом заказов, мы увеличили численность персонала на складах, в том числе за счет иностранных граждан. Эту задачу мы решаем как самостоятельно, так и через компании-партнеров, которые оказывают нам разного рода услуги». 

Представитель крупнейшего российского маркетплейса Wildberries утверждает, что там не используют трудовых мигрантов, а набирают на работу лишь граждан России.

Представитель Wildberries, скорее всего, лукавит, ведь крупные маркетплейсы работают сразу с несколькими десятками аутсорсинговых компаний, полагает Саламова. Просто для них это неудобный бизнес. По словам Саламовой, по работникам-мигрантам надо отслеживать очень много факторов, чтобы не получить штрафы. Например, своевременно подавать уведомления о заключении и расторжении трудовых договоров, своевременно оплачивать патенты (если мигрант просрочил оплату патента хотя бы на один день, патент становится недействительным и у работодателя в штате «появляется» нелегал. — Forbes), отслеживать действительность полисов ДМС. «Одно дело, когда в штате 5-10 таких сотрудников, а если их 100-200 или 1000, то это огромный и дорогостоящий фронт работы. Проще отдать [подбор иностранного персонала] на аутсорс», — объясняет эксперт. Wildberries не использует услуги аутсорсинга, возражает представитель компании. 

Почему они не едут

Главный фактор, препятствующий приезду нового потока трудовых мигрантов, — это высокие цены на проезд, в частности на авиабилеты. «Ситуация такова, что цены на вылеты из России в страны СНГ доступные — в пределах 4000-7000 рублей, а стоимость билетов из стран СНГ в Россию, как правило, в два-три раза выше», — отмечает  Светлана Саламова.

Есть и еще сложности. «Мигрантам непросто найти квартиру, комнату или иное жилье. Дело в том, что собственники жилья массово не хотят ставить мигрантов на учет в своих квартирах, не хотят каждый месяц стоять в очереди для продления регистрации, боятся, что ОВМ (отдел по вопросам миграции) передаст информацию о иностранном жильце в налоговую и придется платить за него налоги, люди в целом не хотят сдавать жилье мигрантам (вспомните, что основной поток объявлений о сдаче жилья идет с пометкой «только для славян»)», — перечисляет Саламова. По ее мнению, так возникает цепочка посредников, которые делают мигрантам либо незаконные, либо фальшивые регистрации.

Реклама на Forbes

Омбудсмен в сфере ресторанного бизнеса Сергей Миронов обещает разработать программу, стимулирующую приток рабочей силы в страну. «С этим надо работать либо на федеральном уровне, либо на муниципальном. Надо, во-первых, организовать дешевые чартеры для прилета мигрантов в Россию, во-вторых, обеспечить их доступным недорогим жильем, общежитием. И самое главное, наверное, город должен гарантировать, что, если будет новая волна [коронавируса], они будут находиться на каком-то обеспечении», — говорит Миронов.

Рост к концу осени 

Как мы видим по динамике резюме соискателей из стран Средней Азии, ищущих работу на hh.ru в России, тренд на восстановление миграционного потока с целью трудоустройства начал формироваться только в конце лета 2021 года, говорит Данина. В натуральном выражении речь идет пока о приросте лишь в 10 000 резюме (в конце августа 2021 года), что крайне мало по сравнению с предыдущими допандемийными годами. По словам эксперта, при сохранении текущей динамики и отсутствии рисков новых локдаунов более существенный прирост соискателей-мигрантов, превышающий отток 2020 года, может быть зафиксирован к концу осени.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021