К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Большой метанол: как в пермской тайге производят сырье для взрывчатки и мебели IKEA

В трех 18-метровых шаровых резервуарах по 3000 куб. м «Метафракс» будет хранить аммиак. В его синтезе используется азот и водород, выделяющийся при производстве метанола. Аммиак участвует в синтезе карбамида, а также вместе с формалином — в производстве уротропина (Фото: Сергей Потеряев для Forbes)
Как работает завод компании «Метафракс», на котором производят сырье для бензина, антисептиков, взрывчатки, дорожных реагентов и мебели IKEA?

На площади небольшого городка Губаха в Пермском крае установлена внушительная скульптура из нержавеющей стали — два больших шара, в которых отражаются прохожие, соединены длинными тонкими трубками с четырьмя шарами поменьше. Так схематически выглядит молекула метанола, его формула — CH3OН. Выбор арт-объекта неслучаен — в 6 км к северу отсюда, на заводе компании «Метафракс», производится четверть всего российского метанола.

Химическое производство под Губахой заработало в 1955 году — изначально на оборудовании, вывезенном после Второй мировой войны с заводов немецкого концерна IG Farbenindustrie. В середине 1980-х была запущена крупнейшая в Европе установка по выпуску метанола мощностью 750 000 т. Название «Метафракс» появилось в первой половине 1990-х после акционирования предприятия.

Продажи метанола приносят «Метафраксу» половину выручки, остальная часть формируется за счет продукции высоких переделов. У «Метафракса» более 1000 компаний-потребителей. Формалин, например, используют в производстве антисептиков и бальзамирующих веществ, пентаэтрит — в лакокрасочной промышленности, на основе уротропина создают взрывчатые вещества, например гексоген, формиат натрия входит в состав реагентов для дорог. На входящих в группу «Метафракс» заводах «Метадинеа» производят синтетические смолы — их используют в теплоизоляционных материалах и изделиях из дерева, среди клиентов есть IKEA.

Реклама на Forbes

Во второй половине 1990-х контроль над «Метафраксом» установили структуры будущего миллиардера Дмитрия Рыболовлева, скупавшего акции химзаводов. Сегодня 95% группы «Метафракс» (помимо головной компании «Метафракс Кемикалс» в Губахе, объединяет заводы «Метадинеа» и трейдинговые компании) принадлежит бывшему партнеру Рыболовлева Сейфеддину Рустамову. В 2020 году Forbes оценил состояние Рустамова в $700 млн, в 2021 году бизнесмен не вошел в рейтинг богатейших бизнесменов России: из-за пандемии выручка группы сократилась на 10%, до 48,9 млрд рублей, а кредитная нагрузка с конца 2018-го выросла более чем в два раза, до 45,9 млрд рублей (данные МСФО).

Для чего понадобились кредиты? С 2017 года «Метафракс» реализует под Губахой несколько инвестпроектов, крупнейший из них — комплекс по производству аммиака, карбамида и меламина (АКМ). Карбамид и меламин используются в производстве смол, на основе последнего, к примеру, делают ламинат. Сейчас группа закупает все три вещества у сторонних поставщиков. Тонна метанола в Европе стоит €405, с каждым последующим переделом компания получает дополнительную рентабельность не ниже 20%. Запуск комплекса АКМ позволит «Метафракс Кемикалс» увеличить к 2024 году производство продукции на 40%, а выручку — на 72%. 

Фотогалерея
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021