К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Высокие налоги и давление государства: бизнес в России назвал главные проблемы

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg
Вести бизнес в России по-прежнему сложно, в том числе из-за давления государства и избыточной налоговой нагрузки, констатировали большинство опрошенных PwC и аналитическим центром НАФИ руководителей компаний в России. Многим из них не до «зеленой» повестки, говорит эксперт. Кроме того, больше половины менеджеров считают, что в России остро стоит проблема социального неравенства

Вести бизнес в России скорее сложно или очень сложно, считают 87% опрошенных топ-менеджеров компаний, показало исследование PwC и аналитического центра НАФИ «Речка движется и не движется», которое изучил Forbes. Среди причин высокие налоги, непрозрачные законы, бюрократия, постоянные проверки и давление со стороны государства, инфляция и нечестная конкуренция. 

В опросе приняли участие 1001 руководителей российских компаний из крупного, среднего и малого бизнеса. Они должны были ответить на вопросы о состоянии российской экономики, ее перспективах и условиях для предпринимательства.

Основные проблемы

С 2018 года, когда PwC впервые провела такое исследование, количество менеджеров, которые говорили о сложностях ведения бизнеса в России, только выросло. Сейчас чуть больше половины участников исследования — 53% — указывают, что вести бизнес в России «скорее сложно». Еще 34% говорят, что это «очень сложно», в 2018 году так ответили 30% респондентов.

Реклама на Forbes

Почти каждый десятый (9%) топ-менеджер в России сообщил, что его бизнес подвергается излишнему давлению со стороны государства и контролирующих органов. При этом представители крупного бизнеса чаще утверждают, что вмешательство государства в экономику допустимо (так ответили 55% респондентов). 23% пожаловались на чрезмерность такого вмешательства. У руководителей среднего бизнеса ответы другие — 32% отмечают чрезмерное вмешательство и 36% — что оно допустимо. Четверть представителей малого бизнеса также говорят об избыточном вмешательстве государства и более трети — о том, что оно допустимо. 

Исследование показало, что список ключевых проблем, препятствующих ведению бизнеса в России, за последние три года практически не изменился, констатируют эксперты PwC. Разве что бизнес лишь чаще стал говорить об избыточном налогообложении и нехватке квалифицированных кадров. Больше половины менеджеров отмечают, что в России остро стоит проблема социального неравенства.  

Не до ESG

Бизнес также спросили о вовлеченности в «зеленую» повестку и следовании принципам ESG (защита экологии и социальной сферы и следование высоким стандартам корпоративного управления) при ведении дел.

Более половины топ-менеджеров (58%) сказали, что ничего не знают об этих принципах. Около трети знакомы с ними поверхностно и только 6% — хорошо. Даже те, кто знает о принципах ESG, в большинстве своем (78%) утверждают, что следование им не является важным фактором сотрудничества в глазах партнеров или инвесторов. У 14% «зеленые» принципы влияют на деловые отношения.

Каждый пятый не готов следовать принципам ESG ни сейчас, ни в будущем. Лишь у трети опрошенных ESG есть в планах. И еще 41% следуют этим принципам «в той или иной мере». Среди тех, кто проявляет интерес к «зеленой» повестке, в основном представители крупного бизнеса — каждый второй. 

Эта тема в последние месяцы стала одной из ключевых для российского правительства. Минэкономразвития определилось с тем, какие проекты в России будут считаться «зелеными» и иметь возможность занимать у банков и инвесторов дешевле. Частью ESG стала работа над «декарбонизацией» российской экономики, к которой с лета начал готовиться кабмин. Над этим работают 10 рабочих групп под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова. В конце октября правительство уже успело одобрить низкоуглеродную стратегию социально-экономического развития до 2050 года. 

Почему так происходит? 

Без соответствия принципам ESG для российского бизнеса в будущем будут закрыты международные рынки, ему даже будет сложно сложно выстроить сотрудничество с основными российскими банками, предупреждает руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ Игорь Коротецкий. В мае эксперт по вопросам устойчивого развития Максим Худалов говорил РБК, что объем инвестиций, который учитывает ESG-факторы, во всем мире составляет более $80 млн. 

Но сейчас ESG в первую очередь интересует крупные компании-экспортеры, потому что они продают свою продукцию за рубеж и привлекают займы за рубежом, сказал Forbes замминистра экономического развития Илья Торосов. Кроме того, компании, делая «что-то полезное с точки зрения экологии» не всегда знают, что это уже вписывается в принципы ESG, предполагает чиновник. 

«Терминология, возможности привлечения широкого круга инвесторов, а в некоторых случаях и снижение стоимости заимствований пока известны не всем», — говорит Торосов. 

У самих принципов ESG пока что не существует четкого определения и критериев, говорит Forbes профессор практики Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Михаил Аким. 

Кроме того, по его словам, сейчас в российском законе активно действует метод кнута — для экологических, антикоррупционных требований и по части улучшения условий труда. «Но пряника, мотивации у малого и среднего бизнеса нет. И зачастую у них низкий уровень сознательности на фоне тех вызовов, с которыми им приходится сталкиваться»— перечисляет Аким. 

По его словам, еще одна проблема — для МСП менее доступно «зеленое» финансирование. Подготовка пакета документов для получения таких займов стоит практически столько же, столько и для крупного бизнеса, это дорого, отмечает эксперт. 

«Кроме того, даже крупный бизнес как правило заказывает из-за различия в критериях оценку от нескольких рейтинговых агентств. Для малого и среднего бизнеса это все неподъемные деньги», — сказал Аким. 

У малого и среднего бизнеса, особенно в регионах, невысокая осведомленность о ESG, признает президент «Опоры России» Александр Калинин. При этом МСП мог бы стать подрядчиком для лесовосстановительных работ, говорит эксперт. «Если, например, есть ущерб от металлургического предприятия, оно выделяет деньги на восстановление лесов. Для малого бизнеса здесь мог бы открыться большой рынок сбыта и возможность участия в защите экологии: предоставление техники, саженцев, рабочей силы», — перечисляет Калинин.

 

Реклама на Forbes
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021