К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как Северная Корея борется с COVID-19 с помощью угроз, лозунгов и гималайской соли

Северокорейский лидер Ким Чен Ын председательствует на собрании Рабочей партии, посвященном реагированию на вспышку коронавирусной инфекции (COVID-19). (Фото Kyodo / Reuters)
Пока в мире бушевала пандемия COVID-19, правительство КНДР продолжало сообщать об отсутствии заболевших — вплоть до 12 мая 2022 года, когда были выявлены первые пациенты с подтвержденным положительным диагнозом. За неделю количество заболевших выросло в шесть раз. Рассказываем, насколько опасна для мира эпидемия в стране, где не проводилась вакцинация и что делает Ким Чен Ын для борьбы с пандемией

Самая изолированная в мире страна впервые за период пандемии официально признала случаи коронавируса среди своих граждан. Теперь заболеваемость COVID-19 в Северной Корее стремительно растет, 10 000 медработников срочно направили на борьбу с инфекцией, а для распространения лекарств пришлось срочно мобилизовать армию. 

Параллельно власти КНДР начали «идеологическую кампанию» по предотвращению кризиса, в рамках которой намерены «вселить в массы идеи и дух восьмой встречи Политбюро с помощью революционных транспарантов и лозунгов». Содержание этих транспарантов и других средств пропаганды призвано мотивировать людей беречь «свое драгоценное здоровье» до полной победы над эпидемией, а также «позитивно реагировать» на любые меры со стороны государства и верить в «несомненную победу».  

При этом у международных экспертов в области медицины такой уверенности в победе Северной Кореи над коронавирусом нет — в стране не была проведена массовая вакцинация (таких стран на данный момент в мире всего две, вторая — Эритрея), а уровень здравоохранения здесь вызывает вопросы. Кроме того, мало кто верит, что власти КНДР будут сообщать правдивую информацию — эксперт по инфекционным заболеваниям Ли Чжэ Гап из южнокорейского Университета Халлима считает, что не в интересах Пхеньяна раскрывать высокие данные о смертности, так как это может спровоцировать политический кризис. 

 

Особенности медицины в КНДР

Когда в 2020 году началась пандемия, западные эксперты стали утверждать, что Северная Корея столкнется с серьезным кризисом, а ее слабая система здравоохранения сразу обрушится под натиском неизвестной инфекции.

Несмотря на то что страна действительно испытывает дефицит медикаментов, современного оборудования и инфраструктуры, стоит учитывать, что советская модель здравоохранения, перенятая КНДР, может какое-то время работать относительно успешно из-за многочисленного и дешевого медицинского персонала. Так как население страдает в основном от распространенных и изученных заболеваний, врачи с ними в основном могут справиться. Кроме того, до некоторого времени работал механизм всеобщей и обязательной диспансеризации и вакцинации — в этом определенное преимущество северокорейского режима. Однако это не помогало избежать эпидемий простуды, гриппа и ОРВИ.

В государственном аппарате КНДР, по всей вероятности, понимают, что созданная в стране система может не оправиться от возникновения экзотической болезни, которая станет для нее сильнейшим ударом в случае осложнений у пациентов. Лишь номенклатурная элита имеет доступ к нескольким хорошо технически оснащенным клиникам с врачами-профессионалами. При подобном состоянии медицины и отсутствии действенного лечения наиболее эффективный способ предотвращения распространения вируса, которое даже в развитых странах вышло из-под контроля, — введение карантина. На Севере эта мера уже применялась в 2014 году, когда по всему миру распространилась лихорадка Эбола: Пхеньян почти на месяц закрыл границы и объявил всеобщий карантин.

Однако проникновение пандемии внутрь страны создаст серьезную нагрузку на существующую систему здравоохранения. Согласно различным отчетам, доступность медицины в Северной Корее ограничена, а в госпитализации людям часто отказывают. Кроме того, по данным США, около 60% населения могут столкнуться с голодом из-за закрытых границ и проблем с урожаем, что, в свою очередь, создаст угрозу здоровью людей, особенно в условиях эпидемии.

Антикоронавирусные меры

Получив сведения о новом вирусе из Китая, Северная Корея стала одной из первых стран, которая полностью закрыла границы, чтобы избежать рисков проникновения инфекции. 24 января 2020 года в стране объявили локдаун: почти полностью было прекращено воздушное и железнодорожное сообщение с другими странами, запрещен въезд для туристов, большинство которых приезжало из Китая. Прибывших китайцев в принудительном порядке отправляли на месячный карантин.

 

Среди населения активно велась просветительская работа об опасности коронавируса и об индивидуальных мерах защиты от него. Массовые мероприятия стали проводить реже и с меньшим масштабом, даже те, что связаны с культом семьи Кимов. В феврале 2020 года учебные заведения перевели на дистанционное обучение: например, учителя начальной школы стали приходить к ученикам на дом. Согласно северокорейским СМИ, пытались применять и онлайн-технологии для дистанционного обучения, но крайне ограниченно из-за их слабого развития. При малейшем подозрении на заражение коронавирусом власти могли с легкостью блокировать целые районы с жесточайшими карантинными условиями для их жителей. Так, в июле 2020 года город Кэсон, находящийся на границе с Южной Кореей, был полностью изолирован после того, как у перебежчика с Юга, который вернулся в родную страну спустя три года, обнаружили симптомы коронавируса.

Значительно снизился уровень внешней торговли, и до этого довольно скромный. В частности, уменьшилась торговля со столь важным торговым партнером как Китай, даже контрабандные поставки, обычно поощряемые северокорейским правительством, были приостановлены. Многие эксперты полагали, что экономический разрыв с Китаем окончательно приведет КНДР к кризису, но, вопреки ожиданиям, страна все же вышла из тяжелого положения, хоть и с трудом. В августе 2020 года на пленуме ЦК ТПК (Центральный комитет Трудовой партии Кореи) Ким Чен Ын заявил, что пятилетний план, обнародованный в 2016 году, не выполнен, а благосостояние народа не улучшилось из-за того, что страна «столкнулась с неожиданными и неизбежными проблемами». Вполне вероятно, что одной из этих проблем был коронавирус. В июне прошлого года государственные СМИ без подробностей сообщали, что Ким Чен Ын наказал нескольких чиновников за некий «неприятный инцидент», связанный с коронавирусом

Что касается вакцины, то к маю 2021 года в КНДР предполагалось поставить 1,7 млн доз AstraZeneca через COVAX, всемирную инициативу, направленную на обеспечение равного доступа к вакцинам, но северокорейская сторона упорно отвергала часть предварительных условий. В инициативе COVAX уже находили определенные недостатки, связанные с непрозрачностью регулирования и зависимостью стран-участниц от решений ВОЗ. В марте 2022 года COVAX готова была предоставить уже 1,3 млн доз, а в апреле вовсе отменила программу поставок вакцины в Северную Корею.

В прошлом году КНДР также отказалась от 3 млн доз вакцины китайского разработчика Sinovac, заявив, что их следует отправить странам, которые в них больше нуждаются. Как сообщал в отчете американский Центр стратегических и международных исследований, в частном порядке официальные представители Северной Кореи давали понять, что предпочли бы мРНК вакцины, такие как Pfizer или Moderna. Однако с этими вакцинами у КНДР могут возникнуть логистические проблемы, так как они требуют особенных условий транспортировки и хранения, и неизвестно, насколько страна способна их обеспечить. 

По мере затихания пандемии в Северной Корее по-прежнему действовал карантин, но уже в январе этого года возобновилось грузовое железнодорожное сообщение с Китаем. 9 мая, когда в Южной Корее отменили социальную дистанцию и ношение масок на улице, северокорейская газета «Нодон синмун» призвала чиновников к усилению защитных мер на фоне распространения «омикрона», будто предвосхищая грядущий коронавирусный кризис.

Борьба с эпидемией и сценарии развития

12 мая 2022 года Ким Чен Ын заявил о первых выявленных случаях заражения штаммом «омикрон» и введении полного локдауна, включая запрет на перемещение между регионами. На следующий день появились первые данные: 350 000 пациентов с симптомами лихорадки, 162 000 выздоровели, шесть смертей. К 20 мая число заболевших выросло в шесть раз, теперь их больше 2 млн, а количество умерших составляет 65 человек.

Из-за нехватки ПЦР-тестов всех пациентов с симптомами ОРВИ записывают в зараженные. Сейчас на карантине находятся больше 700 000 человек. Власти страны утверждают, что миллион человек уже выздоровел. Аналитики подозревают, что людей просто считают выздоровевшими, когда у них спадает температура. При этом может быть довольно много тех, у кого болезнь проходит бессимптомно, особенно среди молодого населения, так что о реальном количестве носителей COVID-19 и смертей остается только догадываться. 

Ким Чен Ын и другие члены политбюро лично посетили несколько аптек с целью инспекции, обнаружив дефицит необходимых медикаментов. В итоге было принято решение подключить армию для своевременного обеспечения населения лекарствами и средствами индивидуальной защиты. Под лекарствами, которых не нашлось в аптеках в достаточном количестве, имеются в виду обычные жаропонижающие и болеутоляющие, такие как ибупрофен, и антибиотики широкого спектра действия. Никаких специфических лекарств для лечения коронавирусной инфекции в Северной Корее нет. Те лекарства, которые будут помогать доставлять в аптеки мобилизованные военнослужащие, в северокорейских СМИ называют «эликсиром жизни». В качестве профилактики и лечения коронавирусной инфекции гражданам также рекомендуют полоскать горло гималайской солью и пить чай из листьев ивы.

При этом власти пытаются не допустить распространения паники и поэтому убеждают людей, что большинство смертей от COVID-19 происходили по причине того, что люди «неаккуратно принимали лекарства», а также из-за «беззаботности, безответственности и некомпетентности» органов, призванных бороться с эпидемией, а не из-за самого вируса. Позднее к списку «грехов» чиновников, которых Ким Чен Ын обвинил в том, что они допустили распространение инфекции, добавились  «отсутствие позитивного настроя, вялость и безынициативность». Несмотря на локдаун, большинство жителей страны продолжают ходить на работу, причем, как отмечают немногочисленные зарубежные наблюдатели, многие из них не носят маски.

13 мая президент Республики Корея Юн Сок Ёль сообщил о готовности предоставить КНДР гуманитарную помощь в виде вакцин, медицинских препаратов и оборудования, независимо от политической и военной ситуации между двумя странами, а 16 мая подтвердил свои слова. ВОЗ также отметила возможность оказания помощи КНДР в борьбе с коронавирусом. Тем не менее Пхеньян до сих пор не ответил на эти предложения. Кроме того, глава ВОЗ сказал в среду, что на просьбу предоставить Всемирной организации здравоохранения больше данных о ходе эпидемии, Северная Корея также не ответила. Однако, по данным The Wall Street Journal, в понедельник, 16 мая, Пхеньян отправил в Китай несколько грузовых самолетов, которые вернулись с медицинским оборудованием.

 

К настоящему моменту в Северной Корее практически не осталось иностранцев, большинство из которых покинули страну из-за локдауна. Недавно оттуда выехали даже последние технические эксперты и менеджеры миссии ООН. В их отсутствие будет труднее скоординировать процесс доставки вакцин в Северную Корею, если бы страна выразила готовность их принять. 

Представитель Управления Верховного комиссара по правам человека ООН Лиз Тросселл во вторник, 17 мая, сказала, что дополнительные меры по изоляции и ограничению перемещений на фоне вспышки коронавирусной инфекции «откроют двери» для новых политических и гражданских репрессий в стране и будут иметь «разрушительные» последствия для ситуации с правами человека. 

По мнению корееведа Константина Асмолова, система здравоохранения будет испытывать меньшую нагрузку, если Север поступит так же, как Юг, – будет госпитализировать лишь тех, кому нужна серьезная помощь. Несколько недель могут пройти сравнительно стабильно, в зависимости от того, как властям удастся обеспечить продовольствием и медикаментами города, особенно Пхеньян — главный очаг распространения вируса. «Борьба с коронавирусом, будучи задачей мирового масштаба, может стать своеобразным стимулом к потеплению в межкорейских отношениях, — считает эксперт. — Однако неудивительно, если Северная Корея будет скорее готова принять помощь России или Китая: во-первых, их условия могут быть более щадящими, чем южнокорейские, а во-вторых, российские и китайские вакцины КНДР воспринимает как более надежные».

Южнокорейские эксперты сходятся во мнении, что «омикрон» станет настоящим испытанием для Северной Кореи. Ким У Чжу, профессор университета Корё, утверждает, что одной из причин, по которым во многих странах было мало летальных исходов в случае заражения «омикроном», является коллективный иммунитет в результате вакцинации и предшествующих волн вируса. КНДР осталась на этапе весны 2020 года, когда весь мир был в равной степени уязвим перед новой эпидемией, что создает условия для катастрофических последствий.

Профессор Корейского института передовых технологий Чха Чжи Хо выделяет три потенциальных пути развития ситуации. Во-первых, продолжительный карантин может сдержать вспышку коронавируса, но в дальнейшем он означает ухудшение экономического состояния страны, в особенности, проблемы с производством продуктов питания. Даже Китай при наличии вакцины и безукоризненно работавшей системы массового тестирования и карантина столкнулся с очередной волной коронавируса, из-за которой Шанхай только сейчас стал выходить из локдауна, и с рядом экономических проблем впоследствии. 

 

Второй сценарий реализуется, если КНДР примет внешнюю помощь и гуманитарные поставки прибудут вовремя и в достаточном количестве. Тогда потери значительно минимизируются, но в любом случае обеспечение медикаментами займет как минимум месяц, а за это время эпидемия может достичь своего пика. При наихудшем сценарии и карантин не выполнит своих функций, и международной помощи не будет. «В таком случае огромное количество смертей неизбежно», — говорит Чха Чжи Хо. 

Эксперты Центра стратегических и международных исследований считают, что существует опасность, что без вакцинации Северная Корея может стать эпицентром возникновения новых штаммов, так как у населения полностью отсутствует иммунитет.  Однако из-за экстремальной изоляции КНДР от всего остального мира эпидемия коронавируса там не представляет для других стран серьезной опасности, во всяком случае, пока речь идет об «омикроне», к которому у населения других стран уже выработался иммунитет.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+