Углеродный след ценой в $1 трлн

Амит Чаттерджи Forbes Contributor
Парниковые газы влияют не только на климат, но и на финансовую отчетность

Весь мир съезжается в Копенгаген на конференцию ООН по изменениям климата, но какие решения там будут приняты, пока никто не знает. Возможно даже, все ограничится политическими декларациями.

Импульс к ограничению выбросов углерода потерян? Соблазнительно так думать, но дело обстоит иначе. Не только для планеты, но и для бизнеса.

Какой бы запутанной ни была политика, стоящая за созданием коллективного договора об углеродных выбросах, какие бы скандалы ни возникали в последнее время вокруг климатологии, мы двигаемся к новой модели мировой экономики. Сначала к экономике, в которой за выбросы углерода придется платить, а после этого — и к постуглеродной экономике.

При таких обстоятельствах консерватизм больше не будет достоинством. Углерод, который до сих пор приносил прибыль, станет требовать и затрат. Как только выбросы углерода будут оценены, появится и соответствующий рынок. А как только появится рынок, углерод станет либо обузой для вашего бизнеса, либо важнейшим конкурентным преимуществом. И преимуществом только для тех предприятий, которые добьются настоящей эффективности — с экологической точки зрения тоже.

Если пока вы еще сомневаетесь, что правительства располагают желанием и общественной поддержкой, чтобы взять на себя ответственность и изменить отношение к выбросам углекислого газа, подумайте о том, что рынок свое отношение уже меняет.

Если слова вас не убеждают, давайте обратимся к цифрам: $1 трлн. Прописью — один триллион долларов. В следующем десятилетии, по прогнозам, мировая экономика потратит $1 трлн на сокращение выбросов углерода.

Твердая цена на тонну выбросов углекислого газа изменит экономическую природу практически каждого продукта и услуги. Мои примерные подсчеты показывают, что при условной цене тонны выбросов CO2 в $50 — что вполне реалистично — стоимость производства, например, одной бутылки моющего средства подскочит почти на 12 центов, или на 6%: это совсем не пустяк.

Для руководителей предприятий сокращение выбросов углерода — не вопрос политики или социальной ответственности. Это вопрос ответственности перед собственником. В экономике, где за выбросы углерода надо платить, конкурентоспособность любой компании будет зависеть от «углеродной эффективности» в той же мере, что и от других издержек — скажем, на рабочую силу и сырье.

Так как же превратить выбросы CO2 в конкурентное преимущество? Для начала придется разобраться с «производственным метаболизмом», то есть выяснить, что используется в производстве и что затем идет в отходы, чтобы по возможности оптимизировать этот процесс.

Представьте, что вы видите «углеродный след», то есть количество выброшенных парниковых газов, каждого звена в производственной цепочке продукта. Тогда вы сможете не только улучшить эффективность, но и оптимизировать «следы» вашей продукции, что в конечном счете может стать выигрышной тактикой для продвижения вашего бренда. В действительности некоторые компании уже сейчас указывают на этикетке информацию об «углеродном следе» товаров.

Представление о «производственном метаболизме» — важный первый шаг и значительное преимущество уже на старте. Каков бы ни был результат копенгагенской конференции, приближается день, когда излишки станут наказуемы, а эффективность будет награждаться самой влиятельной из всех сил — рынком.