Кто построил Great Wall

Небольшая фирма стала крупнейшим частным автозаводом Китая

Известная в России марка Great Wall — один из самых ярких примеров стремительного развития автопрома в Китае. 160 000 машин в год, экспорт в Европу, никаких долгов и рост, несмотря на кризис. Президент и главный акционер завода Вэй Цзяньцзунь поделился своими ноу-хау.

1976 год. В провинции Баодин возникает крошечный автозавод Great Wall с объемом производства несколько тысяч автомобилей. В Китае их множество — только в городе Баодине семь, причем все — государственные. Завод понемногу собирает машины самых разных классов, даже автобусы.

1990 год. Среди массы заводиков государство решило отобрать лучших и помочь им. Главой Great Wall партия и правительство назначили директора насосного завода Вэя Цзяньцзуня, хорошо себя зарекомендовавшего на прежнем посту.

Вэй Цзяньцзунь: «По указанию правительства местный банк дал мне кредит на 50 млн юаней, которые я вложил в развитие производства. Без помощи государства таких денег не получить».

Вторая половина 1990-х. Great Wall выпустил первые похожие на Mitsubishi пикапы, основу будущего модельного ряда. Завод становится частным по китайскому рецепту: государство сдало его в аренду директору за фиксированную плату, не зависящую от прибыли. У Вэя возник прямой стимул расширять производство. Прибыль он вкладывает в развитие, следуя стратегии «улучшаем понемножку, но всегда».

Вэй Цзяньцзунь: «Меня попросили арендовать завод. Фактически уже тогда он стал наполовину частным. Сначала государство давало задание: кто делает коробки, кто моторы, кто кузов, а кто все это собирает. Конструкторский ресурс был объединенным, государственным. А потом постепенно каждый стал сам решать, что производить».

2000-2003 годы. Компания выпустила первый внедорожник и начала строить новую сборочную линию. Great Wall становится акционерным обществом, а гендиректор Вэй в награду за хорошую работу получает 40% всего за $4 млн. Но 30% государство сохраняет за собой.

Вэй Цзяньцзунь: «Еще 30% торгуется на Гонконгской бирже. Скорее всего, это иностранный капитал — в Гонконге больше иностранцы играют, чем китайцы. 40% принадлежит пяти частным акционерам, в основном членам моей семьи, а фактически мне. Ведь в Китае закон: у АО не может быть одного частного акционера».

2004-2006 годы. Получив средства от размещения акций, Great Wall построила второй завод — не очень современный, зато большой. Расплатившись с первым кредитом, компания дальше развивается только за счет собственных средств. Производство устроено гибко и экономно: дорогостоящие роботы практически не используются, сборка идет вручную, а объем выпуска определяется потребностями. При спаде продаж рабочих просто отправляют в неоплачиваемый отпуск. Плановых оплачиваемых отпусков у них нет.

2007-2008 годы. Из-за подорожания юаня экспорт Great Wall сокращается, рабочая сила дорожает, но компания успела воспользоваться благоприятным периодом: за счет предыдущих доходов построены новые цеха, фирма научилась сама делать двигатели и перестает копировать чужие модели. Компания попадает в список лучших китайских компаний Forbes.

2009 год. Несмотря на кризис, Great Wall наращивает производство. За полгода продано почти 87 000 машин, оборот вырос на 12%, до $750 млн. Экспорт все падает — в Россию на 70% за первый квартал. Но внутреннее потребление все компенсирует. Правительство не дает денег заводам, зато помогает покупателям: налоговые льготы, субсидии сельским жителям, программа компенсации при замене старой машины на новую. Зарплата на Great Wall сейчас $390 — против $530 на «АвтоВАЗе». Причем в первом случае это среднее по всем сотрудникам, а во втором речь идет только о рабочих.