Кому «Транснефть» подарила 7 млрд

У Алексея Навального есть предположения. И он выиграл дело против милиции, которая отказывалась вести расследование

Недавно в суде общей юрисдикции Алексей Навальный выиграл дело против милиции, которая отказывалась вести расследование, связанное с таинственной благотворительностью компании «Транснефть». Бездействие милиционеров было признано незаконным, и теперь по решению суда они обязаны вести расследование. В четверг уже в Арбитражном суде г. Москвы было принято к производству новое дело Навального против ОАО «Транснефть». На этот раз дело касается требований по предоставлению протоколов заседаний в совете директоров компании, без которых сложно понять, на какую именно благотворительность компания потратила более 7 млрд рублей.

О своих первых судебных победах в отношении ОАО «Транснефть» Алексей Навальный рассказал корреспонденту Forbes.

— Каковы итоги заседания суда, состоявшегося в четверг, 3 июня?

Мною были выдвинуты требования о предоставлении протоколов заседания в совете директоров компании ОАО «Транснефть». В соответствии с законом «Об акционерных обществах» компании обязаны предоставлять без каких-либо уловок протоколы совета директоров. Это же распространяется и на компанию «Транснефть», которая является акционерным обществом.

Надо отметить, что компания «Транснефть» является одной из наиболее закрытых компаний в стране и постоянно пытается скрыть какие-то свои тайны. Помимо этого, у нее есть своя тактика поведения в подобных ситуациях. Это уже не первое мое дело против этой компании. Сегодня было предварительное заседание и изучение документов. При этом, как и в прошлые заседания, представитель «Транснефти» не нашел ничего умнее, кроме как пытаться апеллировать к тому, что он не является акционером «Транснефти». Каждый раз случается одна и та же история и каждый раз мы доказываем свою правоту, после чего суд принимает дело к производству. Это случилось и сегодня. В итоге первое заседание по существу намечено на 15 июля.

— Чего вы намерены сейчас добиться в суде?

Я хочу добиться соблюдения своих прав! И хочу, чтобы это стало прецедентным решением для всех подобных случаев. Акционер имеет право беспрепятственно получить важнейшие для общества документы, а именно протоколы совета директоров.

К тому же я уверен, что предоставление этой информации прольет свет на вопрос огромных благотворительных трат компании, которые должны содержаться в этих протоколах. Поэтому я думаю, что они будут весьма полезны с содержательной точки зрения.

— Есть ли у вас своя версия того, на что пошли эти «благотворительные» средства?

У меня есть своя версия и, на мой взгляд, достаточно обоснованная. Нам известно, куда была направлена как минимум часть этих благотворительных денег. Поскольку речь идет о таких фондах, как «Кремль детям» и ему подобные, я абсолютно уверен, что это фактически плата, которую ОАО «Транснефть» вносит на нужды спецслужб в правоохранительные органы и просто во властные структуры, — за то, чтобы эти органы закрывали глаза на их старые большие и маленькие грехи. А грехов у «Транснефти» на самом деле много. В первую очередь эти грехи связаны с хищениями, которые осуществляются в «Транснефти» при строительстве крупнейших инфраструктурных проектов и, конечно, ВСТО. Поэтому под видом «благотворительности» «Транснефть» платит за так называемое «неисследование» всех своих маленьких грехов.

— Даже если суд вынесет положительное решение, привести его в исполнение будет очень сложно. Как заставить госорганы выполнить решение суда?

Я полностью согласен с тем, что привести решение суда в исполнение будет тяжело. В нашей практике мы часто сталкиваемся с тем, что простую милицию такие компании, как «Транснефть», просто не пустят на порог в буквальном смысле. И любые правоохранительные органы, в которые мы напрямую обращались, просто расписывались в своей неспособности хоть как-то повлиять на «Транснефть». Поэтому у меня есть опасения, что служба судебных приставов не будет в данном случае исключением. Это станет поводом для отдельного процесса, но думаю, даже имея на руках решение суда о выдаче нам документов, будет нелегко их получить.

— Такие случаи, как с «Транснефтью», бывают во всех странах, как должна реагировать государственная система?

Я думаю, в любой стране с эффективно действующей системой права даже невозможно представить, чтобы акционерное общество заявило о том, что оно потратило $1,5 млрд на благотворительность, и при этом не скажет, на кого именно она их потратила. Без сомнения, были бы возбуждены уголовные дела по факту отмывания денег и многие люди лишились бы своих постов, а некоторые из них и свободы. Поэтому эту ситуация в принципе нельзя даже сравнивать с тем, что мы имеем в действительно правовых государствах, это просто что-то из области театра абсурда.

— Ваши прогнозы по движению дела «Навальный vs «Транснефть»?

В целом прогнозы оптимистичные. Я не вижу ни малейшего правового основания отказать нам.

Хочу напомнить, что в рамках нашего совместного проекта с Forbes практически все компании, к которым мы обращались, предоставили протоколы, в том числе такие корпоративные монстры, как «Газпром», Сбербанк, «Сургутнефтегаз» и «Лукойл». Все они признали, что у нас есть юридические основания, поэтому я не думаю, что суд может нам отказать. Однако в нашей стране может случиться все что угодно. Методы работы и взаимодействия с судом таких компаний, как «Транснефть», хорошо всем известны, поэтому не будем загадывать вперед, но я думаю, что закон полностью на моей стороне.