закрыть

«Все пошло не так»: как заработать на надвигающемся кризисе

Фото Getty Images
Лучше всегда учиться на ошибках других. Forbes поговорил с тремя успешными управляющими, которые рассказали о своих ошибках в кризисах 2008 и 2014 годов. Что не нужно делать в преддверии и во время кризиса, чтобы не потерять деньги?

«Все, что может пойти не так, пошло не так», — пугал коллег в мае 2018 года американский миллиардер Джордж Сорос. Он уверял, что скоро мир поглотит новый финансовый кризис. Инвесторы ждут рецессии уже пару-тройку лет. Экономическая теория гласит, что после роста начинается спад, а американский рынок растет рекордные 10 лет. Инвесторы понимают: когда этот гигант войдет в рецессию, за ним последует весь мир. Рынок США — самый крупный, его капитализация — $30 трлн, это 44% глобального рынка. Когда именно начнется кризис, никто, конечно, не знает. Опыт 2008 года показал, что предсказать катастрофу способны немногие. Среди тех, кто разглядел тогда кризис, был, например, известный американский экономист Нуриэль Рубини, но его прозорливость — редкость, за нее экономист получил прозвище Доктор Фатум. Большинство же управляющих и трейдеров оказались в центре тайфуна, обвалившего американский рынок на 50%, а российские фондовые индексы — на 70–80%.

В кризис кто-то всегда теряет деньги, но мало кому хватает решимости признаться, что не повезло именно ему. Forbes поговорил с тремя успешными управляющими, рискнувшими рассказать о своих ошибках во время рецессии. Каждый из них потерял личные средства или деньги клиентов в кризисах 2008 и 2014 годов. Больно, но полезно: теперь они знают, как не стоит вести себя в преддверии и во время кризиса. Как прошедшие войну генералы, они готовы поделиться своим опытом с новобранцами.

Евгений Малыхин

45 лет, директор инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

Опыт работы на финансовых рынках 25 лет

В ресторане «Ангара» на Арбате в 1997 году часто встречались трейдеры. Именно там недавний выпускник МГУ, 23-летний финансист Евгений Малыхин услышал о том, что иностранцы спешно продают российские гособлигации.

Малыхин заинтересовался. Он оценил долю иностранцев в российских бумагах, масштаб оттока, сопоставил эти данные с данными о золотовалютных запасах России и ужаснулся. «Стало понятно, что без мощной девальвации рубля здесь не обойдется», — вспоминает он.

Трейдер оказался прав: в 1998 году грянул кризис и курс российской валюты обвалился с 6 до 24 рублей за доллар. Но Желдорбанк, в котором работал Малыхин, благодаря молодому аналитику, спас свои активы. Первый кризис финансист прошел с блеском.

Но наделал ошибок на втором. С 1999 по 2007 год рынки бурно росли, цена нефти добралась до $150 за баррель. Рост ослеплял, вспоминает Малыхин: «Когда рынок постоянно растет, ты постепенно перестаешь верить в то, что рынок может падать». Тогда он управлял фондом акций объемом $55 млн в УК «Атон-менеджмент». «Я вбил себе в голову идею, что при нефти по $150 рынок не может упасть. И эта уверенность сыграла со мной злую шутку», — вспоминает управляющий. Коллеги предупреждали его о скорой рецессии, но он не слышал их.

Когда рынки стали падать, в редкие дни роста биржевых индексов к брокерам выстраивались очереди из граждан, желающих открыть счета, — не очень здоровый для рынка признак. «Я подумал: может быть, стоит сократить позиции. Но тут же отмел эту мысль. Нефть ведь была по $150!» — горько смеется Малыхин.

Нефть в итоге рухнула — просто позже, чем индексы. Финансист бросился спасать фонд акций, которым управлял, но чуда не произошло.

Мораль

«Важно слушать разные точки зрения и не зацикливаться на своих идеях», — говорит Малыхин. Рынку все равно, какой у тебя опыт и амбиции. Торговля похожа на альпинизм: каким бы профессионалом ты ни был, в горах могут случиться камнепад или лавина, которые снесут все на своем пути. «Нужно с уважением относиться к рынку и понимать, что там может произойти все что угодно», — отмечает управляющий.

Советы

• Самое главное — не быть слишком самоуверенным, допускать альтернативу и мыслить в терминах вероятности.

• Попытка предугадать рецессию может быть точно такой же ошибкой, как и уверенность, что никакой рецессии не будет. Лучше и не пытаться.

• Если раньше во время кризиса уходили в долларовую наличность, то теперь, возможно, стоит переложиться в золото, которое является естественным хеджем против ослабления доллара. Обычно во время кризисов доллар укрепляется, но сейчас рынок ожидают изменения парадигмы и снижения стоимости доллара.

Тимур Нигматуллин

34 года, аналитик в «Открытие Брокер»

Опыт работы на финансовых рынках 13 лет

«Часто люди не хотят верить в обоснованные, но не слишком разумные, на их взгляд, вещи», — задумчиво произносит Тимур Нигматуллин. Именно этот скептицизм не дал ему заработать во время кризиса 2008-го.

Начинающему аналитику было всего 23 года. Нигматуллин пристально следил за бумагами Сбербанка, стоимость которых с мая 2008 года стремительно падала. Нигматуллин понимал, что падение — это возможность купить бумаги, расчеты показывали, что даже с учетом рецессии в экономике Сбербанк был недооценен в несколько раз. Но одно дело — теория, другое — практика. Справиться с эмоциями ему не удалось.

«Это такая психологическая ошибка, часто случается с аналитиками, — объясняет теперь Нигматуллин. — Вы боитесь сделать прогноз и поверить, что компания недооценена не на 15–20%, а в два, а то и в три раза. Коллеги таких прогнозов не дают, кроме того, страшно, что ошибешься». В результате не поверив в собственные расчеты, аналитик не купил акции банка — испугался. Вместо этого оставил средства на банковском депозите. Сейчас он уверен: мало кому на практике хватает духу покупать бумаги хороших компаний на летящем на дно рынке.

Самую же большую ошибку (с точки зрения потерь) Нигматуллин совершил тоже на эмоциях, хотя и не во время рецессии. 30 сентября 2016 года российский провайдер биржевых фондов «Финэкс Плюс» лишился лицензии на брокерскую деятельность. Нигматуллин вложился в фонды компании, и когда у нее отобрали лицензию, запаниковал. Чтобы не потерять все, Тимур продал свои активы с 10%-ным дисконтом. Наберись он терпения, этих потерь можно было бы избежать — уже через два месяца ЦБ вернул компании брокерскую лицензию.

Мораль

После 2008 года Нигматуллин изменил свой подход к инвестициям: «Теперь я готов верить даже в самые безумные прогнозы, если у них есть обоснование».

Важно учитывать риски контрагентов — второй урок, вынесенный Нигматуллиным из своего негативного опыта. «Покупая ETF, структурный продукт или еще что, нужно помнить, что вы несете не только риск на базовый актив, но еще и риски контрагента», — подчеркивает он.

Советы

• Участники рынка начнут отыгрывать начало кризиса уже к концу года. По мнению аналитика, скорее всего, повторится распродажа декабря 2018 года, но в этот раз продажи будут масштабнее. Собственно, кризис начнется, вероятнее всего, уже в 2020 году.

• Нигматуллин не планирует продавать свои акции в преддверии кризиса. По его мнению, пытаться спекулировать в рецессию — плохая идея.

• Но клиентам он советует постепенно закрывать позиции по акциям, пока индексы находятся на исторических максимумах. Смотреть на падение стоимости своих активов непрофессиональным инвесторам невыносимо, так что лучше зафиксировать прибыль и уйти, советует он.

Кирилл Тремасов

45 лет, Директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест»

Опыт работы на финансовых рынках 22 года

В мае 2014 года Кирилл Тремасов выступал в Крыму на конференции, организованной Московской международной валютной ассоциацией. Экономист рассказывал о том, что курс рубля может обвалиться в два раза, как это случилось с курсом иранского реала после введения санкций. За два месяца до этого Россия присоединила Крым.

В ноябре 2014 года курс вырос до 50 рублей за доллар. Но Тремасов, сам это предсказавший, был уверен, что сильнее рубль не упадет.

«Я стал уговаривать себя, что в этот раз все будет иначе, что иранский сценарий не повторится», — вспоминает он. В итоге финансист очень рано продал валюту и переложился в рубль, думая, что выше 50 рублей за доллар курс не поднимется. Теперь он называет этот случай «своей самой большой ошибкой», о точных потерях не говорит.

По мнению Тремасова, ошибки в кризис ничем не отличаются от ошибок во время роста рынков. Например, можно ли предсказать прилет на рынок «черных лебедей» — наступление непредсказуемых событий, сильно раскачивающих котировки? В 2014-м Тремасов сумел заработать на таком «лебеде».

Пока Россия присоединяла Крым, Тремасов шортил акции Сбербанка. Итог — сверхприбыль. В короткой позиции по акциям Сбербанка он находился в апреле 2018-го, когда США ввели санкции против российских олигархов. Эти успехи Тремасов называет отчасти случайными.

В третий раз не повезло. В феврале 2019 года, когда вновь активизировалась тема санкционных рисков, банк Morgan Stanley выпустил отчет, где предупредил о высокой вероятности введения санкций. Тремасов снова поставил против акций Сбербанка и прогадал. Негативный сценарий не реализовался, а во втором квартале акции Сбербанка и вовсе резко улетели вверх.

«Я совершил сразу несколько ошибок: уверовал в собственную непогрешимость, не защитил прибыль, которая в моменте образовалась по этой позиции, и переоценил рекомендации Morgan Stanley», — резюмирует он.

Мораль

«Не стоит думать, что в этот раз все будет иначе», — понял Тремасов. Вероятность повторения кризисного сценария намного выше, чем вероятность того, что в этот раз все будет по-другому.

Второй урок: нельзя верить в собственную непогрешимость. «Вы начинаете думать, что вы гуру рынка, что вы все знаете и все умеете. Но это не так: движения рынка во многом случайны, цены всегда могут пойти против вас», — объясняет Тремасов.

Советы

• Фундаментальные правила едины для всех стадий экономического цикла. Не нужно выдумывать что-то сложное на время кризиса. Просто придерживайтесь правил.

• Рецессия в США начнется в первой половине 2021 года. Базовая рекомендация — избавляться от акций и покупать бонды, US Treasuries надежнее депозитов и золота.

• Многие делают одну и ту же ошибку — увеличивают убыточную позицию. Это самая губительная тактика.

10 лучших банков для российских миллионеров — 2019

Новости партнеров