Страховое нападение: защитит ли новый закон заемщиков от навязанных услуг

Фото Евгения Разумного/Ведомости/ТАСС
Фото Евгения Разумного/Ведомости/ТАСС
Заемщики имеют право не оплачивать страховку кредита своими деньгами, однако банки делают вид, что об этом не знают. Изменится ли ситуация с вступлением в силу нового закона?

Принятый федеральный закон N483-ФЗ «О внесении изменений в статьи 7 и 11 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» и статью 9 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», который вступит в силу в сентябре, во многом упростит жизнь заемщикам: он закрепляет понятие «периода охлаждения», дает возможность возвратить часть уплаченной страховки при досрочном погашении кредита, обязует менеджеров раскрывать потребителям информацию о страховой услуге. Но он не решает такую важную проблему, как навязанное страхование, а также закрепляет невыгодное для потребителей понятие «коллективного страхования».

Две недели на размышление

№483-ФЗ подводит законные основы под две фактически существовавшие практики в области страхования: так называемое «коллективное страхование» и «период охлаждения».

«Период охлаждения» был закреплен Банком России в Указании от 20 ноября 2015 г. №3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования». Согласно ему, заемщик имеет право не позднее 14 дней после заключения договора страхования отказаться от него, и тогда в течение 7 дней страховщик обязан возвратить ему деньги. Но закона, который «признавал» бы период охлаждения, не было. №483-ФЗ устранил этот пробел, дав заемщикам право отказаться от страховки в двухнедельный период.

Но здесь есть важный нюанс. Закон предусматривает возможность использования «периода охлаждения» для всех заемщиков, получивших потребительские кредиты независимо от того, индивидуальное у них страхование или коллективное. Однако для ипотечных заемщиков есть ограничение: «период охлаждения» не распространяется в данном случае на страхование имущества, которое является обязательным в силу N102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Вернул кредит? Получи страховку

Закон исправляет диспропорцию в правах и обязанностях участников кредитно-страховых отношений. Теперь при отказе заемщика от страхования банк на законных основаниях имеет право поднять процент по кредиту (части 2.2 и 11 статьи 7, часть 14 статьи 11).

Согласие/отказ заемщика от страхования, а также сам факт предоставления ему такого выбора, должны фиксироваться в письменной форме (части 2.3 и 2.4 статьи 7).

При досрочном возвращении долга кредитор обязан выплатить заемщику часть страховой премии (часть 12 статьи 11). Аналогичное правило вводится в отношении «коллективного страхования» (часть 10 статьи 11) и ипотечных договоров (часть 2.6 статьи 7, часть 13 статьи 11).

Коллективное страхование на законных основаниях

Новый закон делает легитимным так называемое коллективное страхование (часть 2.1 статьи 7). До этого данный вид договоров существовал на практике, но никак не регулировался.

При коллективном страховании, в отличие от индивидуального, полис получает не клиент, а банк. Заемщик лишь присоединятся к страховой программе, и ему выдают специальный сертификат, подтверждающий его участие в ней. Потребитель не принимает участия в выборе страховой компании и не может повлиять на условия, прописанные в полисе.

Новый закон не только делает схему коллективного страхования законной, но еще и вводит в правовое поле возможность кредитных организаций быть агентами страховщиков.

По закону «О банках и банковской деятельности», «кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью» (ст. 5). В 483-ФЗ банк получает совершенно четкий статус страхователя (лица, заключившего со страховщиком договор страхования), и таким образом ранее принятый отраслевой закон уже не нарушается.

Страховая коллизия

Закон оставляет неурегулированным важный вопрос. Проблема «коллективного страхования» заключалась не в его существовании как таковом, а в том, что оно позволяет банкам перекладывает их обязанность по уплате страховой премии на застрахованных лиц.

В законе 483-ФЗ ясно сказано, что в результате договора, заключенного в целях обеспечения исполнения обязательств заемщика по договору потребительского кредита, заемщик становится застрахованным лицом, но не страхователем. Таким образом, платность «коллективного страхования» для заемщиков нарушает базовое правило, установленное п. 3 ст. 308 ГК РФ: «Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон», и п. 1 ст. 11 закона от 27 ноября 1992 г. №4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», согласно которому «страховая премия (страховые взносы) уплачивается страхователем». Действующее законодательство не подразумевает возможности уплаты страховой премии застрахованным лицом, не являющимся страхователем. Когда заемщик становится участником договора коллективного страхования, он получает статус именно застрахованного лица, а не страхователя. Значит, он не должен оплачивать страховку, — это по-прежнему остается обязанностью банка.

Создается правовая коллизия: базовый отраслевой закон говорит о том, что страховую премию платит только страхователь, а 483-ФЗ сообщает, что обязанность по выплате страховой премии может быть переложена на застрахованное лицо. В данном случае прав базовый закон «О банках и банковской деятельности». Это означает, что заемщик имеет право отказаться от оплаты страховки собственными средствами.

Полис в довесок

Также принятый закон не решает проблему навязанного страхования, стоящую, как показывают исследования Конфедерации обществ потребителей (КонфОП), довольно остро.

Страхование жизни заемщиков приносит страховым компаниям основную прибыль. В Обзоре ключевых показателей деятельности страховщиков в III квартале 2019 года Банк России отмечает, что за год доля взносов, которые страховщики получили через посредников, увеличилась на 8,4 п. п., до 82,6%. Здесь 47% составляют платежи, полученные с помощью банков. Комиссии кредитных организаций за год увеличились на 152 п. п., до 38,3% от взносов.

Проблему навязанного страхования и недостаточного информирования потребителей о страховом продукте выявили в ходе мониторинга «Состояние защиты прав и интересов потребителей на рынке кредитных услуг в России», который был проведен в июне-ноябре 2019 года в рамках совместного проекта Минфина России и Всемирного банка «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в РФ». Исследование прошло в 16 российских регионах, в нем приняли участие 17 кредитных организаций из топ-20, предоставляющих потребительские кредиты и кредитные карты, и 20 крупнейших ипотечных банков.

В большинстве ипотечных банков менеджеры не сообщили «тайным покупателям» о том, что любые страховки, кроме страхования недвижимости, не являются обязательными. Несмотря на то что возможность выбора страховщика декларируется многими кредитными организациями, она ограничена списком страховых компаний, который предлагают банки.

О том, что страховка не является обязательной при получении потребительского кредита и не влияет на ставку, «тайным покупателям» сообщили только в двух банках (Тинькофф Банк и ВТБ). В остальных случаях сотрудники утверждали, что страхование жизни и здоровья заемщика является обязательным, что не соответствует действительности. Сумма страхования может составлять от 4% до 12,5% от размера кредита, а отказ от него может привести к серьезному повышению процентной ставки: например, в ФК «Открытие» — на 5 п. п., в Газпромбанке — на 6 п. п., в Росбанке — на 6,6 п. п.

Кроме того, при потребительском кредитовании банки добавляют сумму страховки в тело кредита, и в итоге заемщику приходится выплачивать за страховку проценты. Подобный подход применяют в своей практике очень многие кредитные организации. В ходе мониторинга КонфОП выяснилось, что страхование не включается в кредит и оплачивается отдельно только в ЮниКредит Банке. Россельхозбанк предоставляет клиентам возможность выбора.

Таким образом, необязательное страхование жизни и здоровья заемщика остается не только навязанной услугой, но еще и приобретается по завышенной цене в кредит.

Полагаем, что решение данной проблемы лежит в плоскости законодательного регулирования, которое не допустило бы возможности обуславливать выдачу кредита приобретением страховки, устанавливало ограничение на повышение ставки при отказе от страхования, а также не допускало навязывания покупки страховки на кредитные средства.