Удар по среднему классу и помощь бедным: кому поможет Путин

Фото с сайта Кремля
Владимир Путин во время обращения к нации Фото с сайта Кремля
Новый план поддержки экономики от президента Владимира Путина — правильные меры, предусмотренные для самых незащищенных слоев населения и бизнеса, и губительные для обладателей сбережений от 1 млн рублей, то есть де-факто среднего класса, считают опрошенные Forbes экономисты

Президент Владимир Путин в своем неожиданном телеобращении (полный текст) предложил дополнительный список мер для поддержки экономики от влияния коронавируса. 

Следующую неделю Путин объявил нерабочей. Кроме того, он предложил предоставить каникулы по выплате кредитов физлицам и индивидуальным предпринимателям, семьи с правами на маткапитал три месяца будут получать по 5000 рублей на каждого ребенка до трех лет. Малому и среднему бизнесу снизили страховые взносы с 30% до 15%, на полгода отсрочили выплату всех налогов, кроме НДС, и выплаты по кредитам. На полгода ввели мораторий на банкротство пострадавших от коронавируса компаний — эти заявления нельзя будет подавать их кредиторам. 

Есть и ужесточения: компаниям, которые перечисляют прибыль в офшоры, теперь предстоит заплатить налог в 15%. Сейчас, сказал Путин, две трети таких средств благодаря налоговой оптимизации облагаются реальной ставкой налога лишь в 2%. Это потребует корректировки соглашений об избежании двойного налогообложения с некоторыми странами, признал Путин, но заявил, что Россия готова выйти из них в одностороннем порядке. Налог в 13% с суммы процентов должны будут и владельцы депозитов и инвестсчетов общим объемом свыше 1 млн рублей.

Сколько это может стоить?

«По всему миру правительства идут на беспрецедентные меры поддержки экономики. Россия в этом плане выглядела скромно. Сейчас список мер немного расширили», — комментирует главный экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова. Предложенные президентом меры скорее всего не окупятся, так как объем стимулирующих мер явно больше, чем предложения по повышению налогов, говорит Станислав Мурашов из Райффайзенбанка. 

Неделя карантина, по самым грубым оценкам, будет стоить экономике около 1,5 трлн рублей. Это примерно равно цене новогодних каникул, сказал Forbes ведущий научный сотрудник Центрального экономико-математического института  РАН, кандидат экономических наук Дмитрий Скрыпник. При этом, добавляет он, будут продолжать работать инфраструктурные службы, чей вклад в ВВП значительный, а многие организации будут продолжать работать в удаленном режиме. 

Повышение налога на дивиденды принесет 300-500 млрд рублей, считает профессор ВШЭ Олег Вьюгин. «Но отмена соглашений об избежании  двойного налогообложения — это неприличное решение, поскольку такие документы были подписаны с большинством европейских стран, — добавляет он. — Получается, что даже в кризисной ситуации наше государство предпочитает хоть не много, но «пофискалить». Получается, что сплотиться перед коронавирусом у нас общество без нажима государства не способно? Уж насколько тяжелая долговая ситуация в Италии или Франции, но там мобилизация ресурсов происходит по-другому».

15-процентный налог на вывод средств — хорошая мера: во-первых, это позволит снизить давление на курс рубля, поскольку снизит спрос на иностранную валюту, во-вторых, увеличит внутреннее предложение финансовых ресурсов, в-третьих, создаст пространство для маневра для ЦБ, уверен Скрыпник. «Сейчас Центробанк находится в трудной ситуации: управлять инфляцией и валютным курсом в условиях открытого капитального счета платежного баланса невозможно. Другое дело, что эту меру нужно было вводить уже давно и в более жестком варианте», — аргументирует он.

Введение налога на процентный доход тоже сомнительная мера в условиях, когда идет отток депозитов, считает Скрыпник. «Cудя по всему, ставится задача — перевести деньги с депозитов на финансовый рынок. Но население не имеет опыта работы на финансовом рынке, и это может обернуться потерями, а банки могут просто лишаться ресурсов для кредитования и реструктуризации кредитов», — сказал он. Введение налога простимулирует рост потребления за счет снижения сбережений и сократит ресурсы для инвестиций, что в нынешних условиях, вероятно, оправдано, отмечает он.

13-процентный налог на процентный доход по вкладам не обрадует российских вкладчиков и вряд ли нужен при наличии средств в ФНБ, добавляет Вьюгин. «Политически решение ошибочное. Вроде для этих ситуаций и складывали кубышку», — напоминает он. 

Кому пришли на помощь

Но в этих мерах есть три важных и положительных сюжета: поддержка малого и среднего бизнеса, поддержка семей с детьми и неделя отдыха, считает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. 

«Последнее особенно важно, так как позволит сократить распространение вируса. Дополнительные средства семьям с детьми вряд ли скажутся на инфляции, так как они будут временными и не увеличат серьезно потребление, они лишь компенсируют дополнительные расходы семей, которые появились из-за удаленной работы — на нянь, на средства связи и так далее», — сказала она.  

«Основной фокус в озвученных мерах направлен на смягчение проблем малого и среднего бизнеса и призван снизить нагрузку на этот сектор в тяжелое время. Именно он оказывается под ударом, так как у малого и среднего бизнеса нет большой подушки безопасности, как у крупных компаний. Так что это логично», — соглашается Татьяна Евдокимова. 

Отсрочка налогов для малого бизнеса — это минимальная потеря для доходов бюджета, но хорошее подспорье для выживания уязвимой прослойки малого бизнеса, что, в свою очередь, облегчит восстановление экономики после кризиса (или когда острая стадия вирусной опасности пройдет), — уверена Александра Суслина из Экономической экспертной группы. 

«Все, что связано с поддержкой малого бизнеса, включая каникулы по кредитам для ИП, чей доход снизился на 30%, и поддержка простых граждан — это очень правильные меры в настоящее время», — добавляет она. 

Снижение страховых взносов вкупе с кредитными каникулами позволит снизить нагрузку на работодателя, говорит Скрыпник. Снижение страховых взносов — правильная мера, но не исключено, что вместе с ней появятся и дополнительные рычаги контроля со стороны государства за теми, кто остается в тени. Тогда ситуация для сектора неформальных платежей станет еще более неблагоприятной, предупреждает Лилия Овчарова. 

Последние новости о пандемии коронавируса можно узнать здесь