Навредит ли публикация «Кипрского досье» новым русским «кандидатам в киприоты»

Фото  Danil Shamkin / NurPhoto via Getty Images
Фото Danil Shamkin / NurPhoto via Getty Images
«Кипрское досье» — список иностранцев, получивших кипрские паспорта за инвестиции, — опубликовано спустя месяц после ужесточения условий получения островного гражданства. Повредит ли публикация «кандидатам в киприоты» с русскими корнями? Отвечает старший советник Hill Consulting Сергей Нестеренко

Август этого года выдался для Кипра не очень удачным. Сначала кипрской делегации пришлось срочно лететь в Москву на переговоры по налоговому соглашению и там принимать российские условия. 

А теперь арабская медиакомпания Al Jazeera опубликовала ролик – мультяшный комикс по виду и серьезный по содержанию — о ряде обладателей кипрских паспортов, к которым есть много вопросов по поводу происхождения средств, на которые они купили островное гражданство. Al Jazeera сообщает, что в ее распоряжении оказались официальные документы, касающиеся получения кипрских «золотых» паспортов в 2017-2019 годах 1400 заявителями (2500, если считать с членами семей) из 70 стран, прежде всего из России, Китая и Украины. Сначала были опубликованы имена нескольких получателей, а затем и вся база данных. В списке — граждане из благополучных Великобритании и США, бегущие, видимо, от высоких налогов в своих странах, африканских Мали и Марокко, враждующих между собой Израиля и Палестины, Южной Африки, Южной Кореи и Саудовской Аравии. 

Кипр всех приютил, дал кров (стоимостью от $2 млн — именно столько нужно инвестировать в недвижимость для получения «золотого» паспорта) и налоговый статус нон-домициль. Последнее означает, что если иностранец выбрал Кипр местом жительства и не был резидентом республики ранее, то ему не надо платить налог на оборону, а главное, он освобождается от налогов по большинству зарубежных доходов на 17 лет. 

По данным Al Jazeera, несколько десятков имен из списка связаны с обвинениями в мошенничестве, отмывании денег и коррупции. Несколько человек из Украины, России, Китая, Вьетнама, Венесуэлы и Ирана предположительно получили паспорта, будучи под санкциями, находясь в национальном или международном по линии Интерпола розыске, под следствием или имея судимость в прошлом, а некоторые сейчас даже отбывают срок в тюрьме. Нашелся также один спекулянт криптовалютой в пользу Северной Кореи, преследуемый США.

Список уже получил название «Кипрское досье» (Cyprus Papers), по аналогии с «Панамским досье» и другими утечками информации об офшорных компаниях и счетах. Министерство внутренних дел Кипра настаивает, что все заявители, включая отмеченных в публикации, оценивались в полном соответствии с действовавшим на тот момент законодательством.

Европейская комиссия, а также организации Global Witness и Transparency International неоднократно критиковали кипрскую инвестиционную программу и требовали поэтапного отказа от нее. По их мнению, программа способствует отмыванию нелегальных активов, в том числе из России, обеспечивает свободный доступ в ЕС преступникам и создает угрозу европейской безопасности.

Особое внимание общественных институтов Европы привлекают так называемые политически значимые лица (Politically Exposed Persons, PEP, или ПЕПы) – чиновники, занимающие высокие государственные посты, и их родственники. Большинство европейских банков не открывает им счета, а приобретение ими или их родственниками паспорта за $2,5 млн, с учетом уровня их официальных доходов, говорит, по мнению Al Jazeera, о высоких рисках коррупции. 

Всего месяц назад на Кипре принят закон, существенно ужесточающий, по словам кипрских официальных лиц, правила предоставления гражданства. Теперь кандидаты в киприоты должны будут предъявлять справку о несудимости, а оплату инвестиций можно будет производить только банковским переводом. Но, справедливости ради, и ранее серьезные провайдеры услуг по оформлению кипрского гражданства достаточно тщательно проверяли заявителей и уж, конечно, не принимали наличные в чемоданах. 

Единственное серьезное достижение нового закона – это внесение поправок в Закон о натурализации, которые теперь позволяют отобрать гражданство в случае нарушения закона новым гражданином.  Ранее такую возможность просто забыли упомянуть в законе, и те 29 дел по отзыву паспортов, которые рассматривается с прошлого года, так, пожалуй и не получат развития. Теперь закон, конечно, принят, но он не имеет обратной силы…

ПЕПов тоже не забыли в новом законе. Практика предоставления гражданства для чиновников и их родственников признана недопустимой, так как несет высокие репутационные риски для Кипра из-за возможно коррупционного происхождения их средств. Но если в проекте закона предполагалось вообще не допускать к участию в программе лиц, занимавших ранее политические посты, то в окончательной редакции запрет занимать официальные должности относится только к последнему году перед подачей заявления.

Возможно, в недостаточной строгости нового закона и кроется один из мотивов публикации списка. Дело в том, что продажа гражданства вызывает массу нареканий и внутри самого Кипра. Оппозиционные партии давно уже выступают против этой программы, и вполне возможно, что публикация в иностранных СМИ в какой-то степени отражает внутриполитическую борьбу на самом острове. 

Еще одна версия может быть связана не с кипрской, а уже с ближневосточной политикой. В «Кипрском досье» есть представители Ирана, Саудовской Аравии и ОАЭ, причем именно ПЕПы, а центральный офис Al Jazeera находится в Катаре. В Заливе, как известно, отношения между странами довольно сложные. Есть в регионе и прямые конкуренты Кипру: Иордания продает свое гражданство даже дешевле, за инвестиции всего от миллиона долларов.

Не обошлось, конечно, и без русских с их «неформальными» доходами. Но в отношении россиян, получивших паспорта и планирующих их получить, я особо не беспокоюсь. Дело в том, что первыми получателями кипрских паспортов были пострадавшие от печально известной стрижки депозитов в кипрских банках в 2013 году. Сами же эти депозиты в большом своем числе происходили еще из 90-х и переходных нулевых, когда полностью «формальных» доходов в миллионы долларов, пожалуй, ни у кого и не было. Деньги тоже выводились на Кипр не всегда «формально». 

Теперь же состав кандидатов на кипрское гражданство сильно изменился. На смену сырьевым и промышленным бизнесменам офшорной эпохи приходят новые «новые русские»: представители удавшихся стартапов и IT-индустрии, частные инвесторы фондового рынка, и даже блогеры. Старые «новые русские» никуда не делись, конечно, но у них теперь задекларированные доходы в российских и зарубежных банках, заявленные в российской налоговой контролируемые иностранные компании, и трижды проверенный швейцарскими банками комплаенс-файл глубиной лет в десять. Так что кипрские проверки им не страшны.

Изменились и масштабы вывода денег за рубеж. ФНС начала активно применять критерий фактического права на доход и оспаривать льготные ставки налога у источника, успешно борется с компаниями — «однодневками» и «разрывами» в НДС, стало гораздо сложнее и дороже получать «неформальные» доходы. Да и получив такие доходы, «припарковать» их где-нибудь становится практически невозможно. Проверка средств на законность их происхождения, включая уплату налогов, становится непреодолимым препятствием для «старых» денег.

Причем не только в банках, но и при покупке недвижимости, и уж совершенно точно при получении второго гражданства.

Так что и пересмотр налоговых соглашений, и изменения в паспортной программе Кипра – это скорее борьба со старыми и практически ушедшими капиталами, а также подтверждение уже наметившейся новой парадигмы и в налоговой сфере, и в иммиграционной индустрии – повышение прозрачности и усиление контроля за перемещением людей и капиталов. А Al Jazeera нам просто об этом напомнила.

Мнение автора статьи может не совпадать с точкой зрения редакции