Объяснить необъяснимое: кто подпадает под действие британского закона о неочевидных источниках благосостояния

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Как выходцам из СНГ доказать британским властям юридическую чистоту источника происхождения денежных средств и защитить свое имущество от взыскания при выдаче приказа «о необъяснимом богатстве»? Рассказывает партнер FTL Advisers юрист Дарья Невская

«Приказы о необъяснимом богатстве» (Unexplained Welth Orders) с самого начала их применения позиционировались как эффективный инструмент борьбы с отмыванием денежных средств (в том числе коррупционных доходов) на территории Великобритании. Широкую известность данный инструмент получил во многом благодаря личности адресата первых приказов — супруги экс-главы Международного банка Азербайджана Замиры Хаджиевой, чей шикарный образ жизни широко обсуждался в СМИ. Данное дело стало тревожным звонком для всех выходцев из бывшего СССР, имеющих имущество на территории Великобритании.

Однако уже следующий случай выдачи приказа в отношении граждан СНГ (Дариги Назарбаевой и ее сына) поставило под вопрос их дальнейшее применение. Что же произошло и почему изначальный энтузиазм по поводу использования приказов «о необъяснимом богатстве» для целей борьбы с отмыванием денежных средств так быстро сменился разочарованием?

Что такое UWO?

Выдача Unexplained Wealth Orders (UWO) — они часто переводятся как приказы или постановления «о необъяснимом богатстве» или «запросы о неочевидных источниках финансового благосостояния» — регулируется в Великобритании The Criminal Finances Act 2017 и применяется с февраля 2018 года. Приказы позволяют требовать от владельцев имущества объяснить происхождение любых подозрительных активов стоимостью более 50 000 фунтов стерлингов, в случае если такие активы принадлежат иностранным политически значимым лицам (politically exposed person — PEP) либо членам их семей, а также если есть основания полагать, что владельцы имущества связаны с организованной преступностью.

При этом приказы о необъяснимом богатстве также могут сопровождаться промежуточными приказами об аресте имущества (interim freezing orders), в отношении которого возникли вопросы относительно источника происхождения денежных средств на его приобретение. Такие приказы не позволяют собственникам распоряжаться указанным имуществом до завершения разбирательства.

Применение UWO в отношении граждан СНГ

В начале 2018 года первые UWO были выданы в отношении Замиры Хаджиевой — супруги экс-главы Международного банка Азербайджана. Данное дело привлекло к себе внимание общественности по нескольким причинам: 1) приказ был выдан в отношении гражданки одной из стран СНГ, 2) в рамках разбирательств в прессу попала информация о личных тратах госпожи Хаджиевой в универмаге Harrods на впечатляющую сумму в 16 млн фунтов стерлингов, 3) имущество, в отношении которого были выданы приказы, было приобретено через офшорные компании, а не напрямую госпожой Хаджиевой, 4) супруг госпожи Хаджиевой не занимал государственную должность в Азербайджане.

Тем не менее английский суд указал, что так как более 50% участия в Международном банке Азербайджана принадлежит государству, а супруг госпожи Хаджиевой являлся его председателем, то на него распространяются все положения, применимые к PEP. При этом к самой Замире Хаджиевой указанные правила также применяются, так как она является членом семьи политически значимого лица. В начале февраля 2020 года Замира Хаджиева проиграла апелляцию по этому делу, и решение суда предыдущей инстанции было оставлено в силе.

Весной 2020 года UWO были выданы в отношении корпоративных структур, бенефициарами которых являются старшая дочь первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Дарига Назарбаева и ее сын Нурали Алиев с требованием доказать законность происхождения более $100 млн, которые были потрачены на покупку жилья в фешенебельных районах Лондона.

Специалисты Национального агентства по борьбе с преступностью указывали, что источником этих средств, вероятно, являются преступные доходы бывшего мужа Дариги Назарбаевой — Рахата Алиева. Сторона защиты оспаривала подобные обвинения, заявляя, что к моменту покупки недвижимости супруги уже были официально разведены и у г-жи Назарбаевой были собственные источники доходов, на которые и была приобретена недвижимость.

8 апреля 2020 года UWO, выданные в отношении указанных объектов недвижимости, были сняты в результате их обжалования со стороны адресатов. 19 июня было вынесено судебное решение об отказе Национальному агентству по борьбе с преступностью Великобритании (the National Crime Agency — NCA), которое было инициатором выдачи UWO, в запросе на апелляцию.

В конце июня стало известно об удовлетворении требований адресатов UWO к NCA о возмещении расходов на ведение судебных процессов на общую сумму 1,5 млн фунтов, при этом первый платеж в размере 500 000 фунтов должен быть перечислен истцам до 8 июля 2020 года. С учетом того, что общий годовой бюджет NCA составляет около 4 миллионов фунтов, выплата судебных издержек по «неудачному» UWO в пользу семьи Алиевых может поставить под вопрос дальнейшее использование данного инструмента. Впрочем, кейс Хаджиевой пока продвигается достаточно успешно и, возможно, бюджет будет пополнен средствами от реализации принадлежащего ей имущества.

Что общего у этих случаев выдачи UWO?

  • Недвижимость была оформлена не напрямую, а с использованием иностранных структур. В отношении дела Замиры Хаджиевой упоминается, что часть недвижимости, в отношении которой были выданы приказы, находилась во владении офшорной компании, зарегистрированной на острове Гернси, а лондонская недвижимость была приобретена при помощи кредита, обеспеченного компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Недвижимость г-жи Назарбаевой и г-на Алиева также была изначально оформлена на офшорные компании, а затем передана во владение панамских фаундаций, которые и являлись адресатами приказов.
  • Бенефициарные владельцы недвижимости проживали в Великобритании на основании «визы инвестора». Замира Хаджиева получила визу инвестора в 2010 году, необходимый денежный взнос был оплачен из подаренных мужем средств. Нурали Алиев подавал заявление на визу инвестора в 2016 году, причем в качестве адреса места проживания был указан один из домов, в отношении которого был впоследствии выдан UWO.
  • Лица, в отношении активов которых были выданы приказы, являлись близкими родственниками PEP (политически значимых лиц), в отношении которых имелись вступившие в силу решения суда по уголовным преступлениям. Супруг г-жи Хаджиевой — экс-глава Международного банка Азербайджана — отбывает уголовное наказание в Азербайджане за мошенничество и растрату. Экс-супруг г-жи Назарбаевой Рахат Алиев до 2007 года занимал различные государственные должности, затем был снят со всех постов и заочно осужден в Казахстане в 2008 году по обвинению в организации похищений, а затем и в организации убийств.

Исходя из анализов текста судебного решения по делу г-жи Назарбаевой и г-на Алиева можно выделить и принципиальные отличия от дела г-жи Хаджиевой, которые, в свою очередь, обусловили различный результат исков об оспаривании UWO в рассматриваемых случаях.

Во-первых, в момент приобретения недвижимости г-жа Назарбаева уже была в разводе с супругом, чья незаконная деятельность послужила основанием для выдачи приказа, а Национальное агентство по борьбе с преступностью не смогло доказать связь компаний, на которые была изначально приобретена недвижимость, с Рахатом Алиевым. Также не было доказано, что данные приобретения финансировались за счет средств Рахата Алиева.

Во-вторых, г-жа Назарбаева смогла доказать лондонскому суду, что имела свой, независимый от супруга, источник доходов. Отметим, что ряд документов по сделкам г-жи Назарбаевой, подтверждающих источник происхождения средств, суду не были предоставлены ввиду давности событий. Однако в отличие от властей Азербайджана, которые требовали у властей Великобритании выдачи г-жи Хаджиевой, власти Казахстана не заявляли о каких-либо юридических претензиях к г-же Назарбаевой, в частности, в отношении тех активов, которые она получила в рамках бракоразводного процесса с супругом.

Сложно не значит незаконно

Важно отметить, что английский суд в своем решении указал, что использование сложных структур владения недвижимостью само по себе не может являться признаком отмывания денежных средств:

«Использование сложных офшорных корпоративных структур или трастов не является как таковое основанием считать, что они были учреждены или используются для недобросовестных целей, таких как отмывание денежных средств. Существуют законные причины — конфиденциальность, безопасность, налоговое планирование, — почему очень обеспеченные люди инвестируют свой капитал в сложные офшорные корпоративные структуры или трасты. Конечно, такие структуры могут также использоваться для маскировки отмывания денег, но для такого утверждения должна быть предоставлена дополнительная доказательная база, выходящая за пределы использования комплексных структур» (п. 97 — [2020] EWHC 822).

Таким образом, наличие документально подтвержденного и непротиворечивого обоснования источника происхождения денежных средств принципиально важно при приобретении имущества на территории Великобритании, в особенности если конечными владельцами активов являются иностранные (в том числе российские) политически значимые лица и лица, ассоциированные с предприятиями со значительной долей государственного участия в капитале, а также члены их семей. При этом использование для приобретения имущества иностранных корпоративных структур и/или трастов само по себе не может считаться признаком недобросовестности их бенефициаров.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции