К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Фонд физтехов: как Петр Лукьянов управляет деньгами бизнесменов — выпускников МФТИ

Основатель Phystech Ventures Петр Лукьянов (Фото: Семен Кац для Forbes)
Весной 2020 года основатель фонда Phystech Ventures Петр Лукьянов набрал номер выпускника МФТИ Валерия Мифтахова, чтобы обсудить инвестиции в его проект по созданию водородных двигателей для самолетов ZeroAvia. А уже летом фонд вложился в компанию, став вторым институциональным инвестором проекта после лондонского фонда Systemiq. По данным Forbes, вложения составили около $1 млн

Спустя несколько месяцев в ZeroAvia инвестировали фонды Breakthrough Energy Ventures Билла Гейтса и Amazon Climate Pledge Fund Джеффа Безоса — всего в этом раунде стартап получил $45,7 млн. «В тот момент мы поняли, что все развивается лучше, чем мы планировали, — стоимость компании выросла на порядок», — вспоминает свой звездный час Лукьянов.

ZeroAvia называют одним из самых «горячих» стартапов Кремниевой долины, и все хотят в него инвестировать. Лукьянов же вложился в него еще до того, как это стало модным. Как ему это удалось?

Незакрытый гештальт

«Мне понравилась концепция фонда — он инвестирует не в какую-нибудь следующую игру на iPhone, а в те вещи, которые изменят работу целых индустрий», — отвечает основатель ZeroAvia Мифтахов на вопрос, почему взял деньги Phystech Ventures.

Реклама на Forbes

Основатель фонда Phystech Ventures Петр Лукьянов поступил на мехмат МГУ, но потом выбрал факультет бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ, который окончил в 2009 году. «Я пошел по линии бизнеса, но желание заниматься чем-то техническим осталось», — рассказывает 35-летний Лукьянов в интервью Forbes в одной из переговорок коворкинга WeWork на Большой Якиманке.

Лукьянов начинал карьеру в фонде Ruvento Venture Partners со штаб-квартирой в Сингапуре, затем работал директором инвестиционного департамента фонда «Сколково». В 2013 году «Сколково» «жестко бюрократизировался, там почти не было инициатив», и Лукьянову стало скучно. Тогда на рынке уже было немало успешных венчурных фондов, например Almaz Capital Александра Галицкого, условно к ним можно было отнести и Baring Vostok, который инвестировал в «Яндекс». «Было ощущение, что надо искать свою нишу», — говорит Лукьянов. Ему хотелось работать в венчурном фонде, который занимается deep tech — сложными, наукоемкими прорывными технологиями и разработками. «Когда я поступил на мехмат, но не пошел туда, у меня остался незакрытый гештальт», — объясняет Лукьянов свою любовь к этой сфере.

Еще год назад Лукьянов проводил половину времени в Дубае, там у фонда создано подразделение для развития портфельных компаний на Ближнем Востоке.

Он вернулся в Москву для работы над кандидатской диссертацией по геномному редактированию. Свои опыты он проводит в одной из лабораторий МФТИ — с этим университетом Лукьянова связывает очень многое. Здесь он читал курс по венчурным инвестициям и здесь же нашел единомышленников, благодаря которым удалось запустить Phystech Ventures. Первым инвестором фонда стал выпускник МФТИ и основатель компании Acronis Сергей Белоусов.

«Я хотел, чтобы в МФТИ появился профессионально организованный венчурный фонд, который часть своей прибыли приносил бы в Физтех. Мне показалось, что Петр и команда, которую он хотел собрать, могут неплохо подойти», — рассказывает Белоусов.

Предприниматель вложил $1 млн, вместе с ним инвесторами стали еще пять выпускников вуза, в том числе сооснователь Veeam Software Ратмир Тимашев и экс-совладелец «Мортона», президент ГК «Основа» Александр Ручьев. ГК «Основа» проинвестировала около $2 млн, рассказал Forbes Ручьев. По его словам, вначале он активно участвовал в обсуждении стратегии первого фонда, но в последние три года больше полагается на команду проекта. Имена других физтехов Лукьянов не раскрывает по их просьбе, из 30 инвесторов фонда 13 — выпускники этого вуза. Фонд ежегодно отчисляет 1% от заработка управленческой команды в эндаумент МФТИ.

Среди инвесторов фонда не только выпускники МФТИ. Гендиректор золотодобывающей компании Highland Gold Владислав Свиблов решил поддержать Лукьянова, так как уже видел его в деле. В 2010 году он вместе с Лукьяновым вложился в петербургский стартап RRT Global, который занимался чистой нефтепереработкой, рассказал он Forbes. Спустя два года, когда Свиблов частично вышел из компании, ее стоимость выросла в 12 раз. Поэтому, когда Петр решил создать венчурный фонд, Свиблов стал его инвестором. «Я знал, что команда Phystech Ventures отлично разбирается в технологиях. Мне они были интересны тем, что никогда не инвестировали в мейнстрим, были подвижны и агрессивны, часто лидировали в раунде и редко теряли деньги», — объясняет он.

«Все наши неудачные проекты случились, когда мы торопились попасть в высококонкурентные сделки на хайпе. К счастью, у нас довольно лимитированная практика таких сделок», — говорит Лукьянов. В RRT он вместе со Свибловым вложил $350 000, через два года частично вышел и заработал 3х, а в 2019 году Phystech Ventures продал этот проект американской сервисной компании KBR Inc.

Первый фонд, запущенный в 2013 году, проинвестировал в 13 компаний $24 млн и уже вернул пайщикам $32 млн, доведя до продажи пять проектов. «Мы вернули инвесторам 1,3х вложений, но это еще не финал», — обещает Лукьянов. Он планирует продать в ближайшем будущем еще восемь компаний, среди них онлайн-сервис для автоматизации бизнес-процессов Osome, компания «Перфобур», разработавшая технологию управляемого радиального бурения, образовательная платформа Mel Science, разработчик IT-решений для нефтегазовой отрасли AI Driller.

Петр Лукьянов (Фото: Семен Кац для Forbes)

Общий язык

Сейчас Phystech Ventures управляет двумя фондами. Второй, на $50 млн, проинвестирован на 65%. В круг интересов Phystech Ventures входит 10 областей: искусственный интеллект и машинное обучение, квантовые вычисления, кибербезопасность, генетика, биоинформатика, нейробиология, фудтех и агротех, энергия, космос, а также мобильность (дроны, самодвижущиеся системы и др.).

Лукьянов инвестирует только в те компании, у которых есть подтвержденная концепция. «Мы зареклись инвестировать в мечту», — говорит он. По словам инвестора, его команда всегда хочет сначала разобраться в проекте, хотя есть люди с большими чеками, которые просто готовы давать деньги под имя, — например, Илон Маск привлек $400 млн до первой выручки Tesla.

Он придерживается системного подхода во всем: например, в июле 2021 года фонд выступил лид-­инвестором в сделке с российским производителем искусственного мяса Welldone на $1,5 млн. Перед этим команда Phystech Ventures изучила около 100 проектов в России в сегменте фудтеха. «Компаниям нравится, когда ты понимаешь сегмент, говоришь с ними на одном языке, пытаешься разобраться в том, что они делают, а не просто смотришь на финансовую модель», — уверен Лукьянов.

Для того чтобы лучшие проекты взяли у фонда деньги, Phystech Ventures по возможности им помогает: например, один из партнеров Лукьянова Павел Мазитов — хедхантер, он умеет нанимать «крутых людей» на позиции топ-менеджеров и не только. В результате Phystech Ventures нанял в портфельные компании 150 человек, в том числе на международном рынке. Например, глобальным гендиректором RRT перед продажей американцам стал выходец из BP. Это подтверждает и Мифтахов: от Phystech Ventures «приходят интересные контакты», которые могут стать технологическими партнерами ZeroAvia, говорит он.

Лукьянов признает: чтобы конкурировать с западными фондами, грести приходится в два раза быстрее. С 2015 по 2018 год Phystech Ventures пытался инвестировать в стартапы Кремниевой долины, но оставил неудачные попытки. «Там слишком много денег, а деньги русских сегодня токсичны, как бы красиво мы их ни упаковывали», — сетует инвестор. По его словам, хорошая компания в США закрывает раунд в несколько миллионов долларов без due diligence за несколько недель, а частные инвесторы могут выписать чек на первой встрече с основателем. Если же компания дошла до российского фонда, это означает, что с ней что-то не так: исключение составляют русские основатели, уехавшие в Долину.

«Мы поняли, что очень здорово инвестировать в сильные европейские и российские команды и дальше «превращать» их в американские», — нашел решение Лукьянов. Например, его фонд помог с переездом одному из основателей разработчика водородных топливных элементов для дронов и других мобильных систем HyPoint Алексею Иваненко: в США компания зашла в акселератор Alchemist, подняла за год $6 млн и получила офер на поглощение, перечисляет успехи инвестор.

Реклама на Forbes

«Мне понравилось, что в инвесторах у фонда такие люди, как Сергей Белоусов и другие физтехи, у которых известный бизнес, в основном в сфере программного обеспечения. Денег у Phystech Ventures не так много, но их инвесторы будут и дальше поддерживать фонд», — говорит Мифтахов из ZeroAvia. Белоусов и Свиблов стали инвесторами второго фонда: основатель Acronis вложил в него $3 млн, Свиблов не раскрывает инвестиции. Они также собираются стать инвесторами и в третий фонд на $125 млн, который Лукьянов намерен запустить в ближайшее время.  

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021