К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Инфляция на карантине: как пандемия может замедлить рост цен

Фото Кирилла Кухмаря / ТАСС
Из-за высокой инфляции ЦБ повысил ставку сразу с 6,75% до 7,5% и не исключает новых повышений. Однако, как считает директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова, при оценке инфляционных рисков сейчас нельзя не учитывать фактора пандемии. Новые ограничения могут замедлить рост цен

Ускорение инфляции в последние месяцы было главным поводом для беспокойства монетарных властей во всем мире. Именно этот фактор заставил Банк России неоднократно повышать ключевую ставку, а 22 октября — увеличить ее сразу на 75 пунктов, до 7,5% годовых. «Инфляция складывается значительно выше прогноза Банка России и по итогам 2021 года ожидается в интервале 7,4–7,9%» — сказано в пресс-релизе ЦБ, который не исключает новых повышений ставки на следующих заседаниях Совета директоров.

Минэкономразвития, со своей стороны, по результатам августа-сентября уже пересмотрело прогноз инфляции на 2021 год до 7,4% (декабрь к декабрю) и начало разрабатывать план действий по борьбе с ростом цен на продовольствие. 

Однако, на мой взгляд, при оценке инфляционных рисков сейчас нельзя не учитывать развитие пандемии. Введение новых ограничений из-за ухудшения эпидемической ситуации в России вмешалось в макроэкономические расчеты и может сыграть роль антиинфляционного фактора.

Реклама на Forbes

Инфляция на карантине

Вновь введенные ограничения могут остановить потребительский бум на рынке непродовольственных товаров, признаки которого стали проявляться осенью. Подорожание строительных материалов (на 27,7% с сентября 2020-го по сентябрь 2021 года), легковых автомобилей (на 13,6%) и мебели (на 12,4%) отражало эффект отложенного спроса на внутреннем рынке. Российский средний класс, в условиях сохраняющихся ограничений на зарубежные поездки, спешил делать крупные покупки. Плюс, в случае с автомобилями, не менее значимым оказался эффект глобального дефицита электронных компонент. 

Новый локдаун, как и пережитый весной 2020 года, приведет к сокращению и объемов торговли, и доходов занятых в торговле и других секторах, попавших под ограничения. Прошлой весной падение доходов и рост неопределенности привели к повышению общей склонности к сбережению до 15% располагаемых доходов и к соответствующему снижению склонности к потреблению. Возможно, сейчас подобный эффект будет меньше, однако его антиинфляционный характер не подлежит сомнению.

Менее предсказуема ситуация с продовольственными товарами. По итогам сентября наибольший вклад в повышение цен, с учетом их веса в потребительской корзине,  внесли мясные продукты (+11,8% за год), а также овощи и фрукты (+15,2%). Производители жаловались, в том числе, на рост цен на корма и стоимости рабочей силы. Поскольку продовольствие относится к товарам первой необходимости, а конкуренция с импортом ограничена (сохраняется режим контрсанкций), цены могут расти даже на фоне падения доходов и потребительского спроса. При этом опыт административного регулирования цен (на сахар, подсолнечное масло, зерно) в начале 2021 года нельзя признать успешным, сейчас рост цен на все эти товары намного превышает целевой уровень

Что касается платных услуг, то рост цен в этом секторе в 2021 году был умеренным и не вносил большого вклада в общее ускорение инфляции. Исключением стали услуги гостиниц (рост на 15,9% за год), заработавших на расширении внутреннего туризма и программе туристического кэшбэка. Сейчас сектор услуг рискует вновь оказаться наиболее пострадавшем и на фоне ожидаемого снижения доходов, инфляционных рисков явно не создаст.

Запас жесткости

В 2021 году монетарная и фискальная политика в России последовательно ужесточались и происходило это заметно активнее, чем в других странах. Параллельно с несколькими раундами повышения ключевой ставки ЦБ, Минфин также проводил жесткий курс. Доходы федерального бюджета по сравнению с 2020 годом существенно растут. За январь-сентябрь рост составил 36%, в том числе на 25% увеличились ненефтегазовые доходы. Расходы же за это время выросли лишь на 11%. Эти меры, так или иначе, обеспечили бы антиинфляционный эффект в ближайшие месяцы.

Наконец, внесенный в Думу проект нового федерального бюджета предполагает возвращение в 2022 году к бюджетному правилу, действие которого было приостановлено из-за пандемии. Такой шаг означает номинальное сокращение расходов на 450 млрд рублей — если сравнивать с ожидаемым исполнением бюджета на 2021 год. Очевидно, что при прочих равных, это тоже внесет вклад в снижение инфляции. 

Конечно, многое зависит от динамики новой волны пандемии, от того, ограничится ли помощь правительства на период локдауна обещанными выплатами малому бизнесу в размере одного МРОТ на одного работника и льготными кредитами на поддержку занятости, или пакет помощи в перспективе будет расширен так, что заметно отразится на бюджетных параметрах. Но в этом случае, последствия для инфляции, видимо, отойдут на второй план перед проблемами поддержки доходов и сохранения на плаву пострадавшего бизнеса.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021