К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Спецоперация» в экономике: что значит «мобилизационный» законопроект правительства

Фото пресс-службы Госдумы РФ / ТАСС
Поправки, позволяющие вводить сверхурочный труд и принудительно привлекать компании к исполнению госзаказа для обеспечения нужд «контртеррористических и иных» операций российской армии за рубежом, приняты в Госдуме. Исходя из формулировок законопроектов, входящих в один пакет, есть риски, что к «мобилизации» могут привлечь не только предприятия, работающие в оборонно-промышленном комплексе, допускают эксперты

Upd. Президент Владимир Путин подписал закон о введении спецмер в экономике при проведении ВС РФ операций за рубежом 14 июля. 

Во вторник, 5 июля, Госдума в первом чтении приняла законопроект, который позволит властям задействовать дополнительные людские и бизнес-ресурсы для оборонных нужд. На следующий день он был принят сразу в двух чтениях. В  Трудовом кодексе появится оговорка, по которой правительство при введении «специальных мер в сфере экономики» сможет устанавливать в «отдельных организациях» порядок привлечения сотрудников к работе сверхурочно, ночью, в выходные и праздники, а также менять порядок предоставления отпусков. В пояснительной записке к документу уточняется, что имеются в виду «в первую очередь организации оборонно-промышленного комплекса». 

Кроме того, правительство сможет для обеспечения «контртеррористических и иных операций» Вооруженных сил России за рубежом временно расконсервировать мобилизационные мощности и объекты, разбронировать ценности из государственного резерва. Если правительство решит ввести «специальные меры» в экономике, компании, в том числе частные, не смогут отказываться от заключения контрактов на поставки для обеспечения операций. Кроме того, заказчик (Минобороны, Росгвардия, ФСБ или МЧС) сможет менять условия контракта по объему поставок и цене. 

 

В пояснительной записке кабмин, внесший законопроект, указывает, что в условиях «спецоперации»* России на Украине возникла «краткосрочная повышенная потребность» в ремонте вооружений, военной технике и «обеспечении материально-техническими средствами». Поэтому требуется «временно сосредоточить усилия в отдельных отраслях экономики» и «дозагрузить» оборонные производства. Принятие документа «не повлечет социально-экономических, финансовых и иных последствий, в том числе для субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности», указано в записке к проекту документа. Выделение дополнительных средств из бюджета на реализацию законопроекта не предусмотрено.

Риски для бизнеса

Некоторые из положений можно трактовать достаточно широко. Например, в целях обеспечения операций правительство сможет принимать решения о «проведении мероприятий» органами исполнительной власти, но о каких мероприятиях идет речь, не уточняется. 

Кроме того, в тексте законопроекта нет указаний на то, что к принудительной реализации госзаказа для обеспечения операций будут привлекаться компании только из сектора ОПК. «В документе упоминается «дозагрузка производственных мощностей организаций ОПК», но далее следует «ресурсное обеспечение поставок» в рамках госзаказа, и здесь уже может быть любая компания», — говорит доктор экономических наук Игорь Липсиц. Например, в пояснительной записке к законопроекту упоминаются ремонтные работы — в теории компанию, производящую обычные грузовики, могут озадачить ремонтом военной техники, допускает экономист.

По мнению экономиста Николая Кульбаки, принимаемая норма может коснуться «практически любой отрасли». «И швейная фабрика, производящая в том числе для армии обмундирование, и обувная, создающая, например, сапоги, предприятия, производящие компьютеры, оптико-механические заводы и другое», — перечисляет он.

Именно в безальтернативности привлечения к выполнению оборонного заказа — основной риск для гражданских предприятий, считает член генсовета «Деловой России» Алексей Мостовщиков. Таким предприятиям придется сворачивать или приостанавливать свою коммерческую деятельность, опасается он. «Законопроект накладывает дополнительные обязательства на предприятия по привлечению сотрудников к неоплачиваемым переработкам, выходу из отпусков и сокращению выходных дней. Есть большие сомнения, что в условиях остановки коммерческой деятельности предприятия будут способны компенсировать эти неудобства сотрудникам», — рассуждает Мостовщиков.

 

При этом курирующий ОПК вице-премьер Юрий Борисов заверил 5 июля, что поправки не потребуют «принудительного перепрофилирования» мощностей предприятий из гражданского сектора. 

Еще один риск для бизнеса — нерыночные условия, продолжает Кульбака. «Правительство может прийти и сказать: нам нужно дешевле и побольше. В результате компания станет убыточной. И если государственные компании смогут в такой ситуации попросить, например, о господдержке, то у частников гораздо меньше опций», — рассуждает экономист. Если меры, предлагаемые в законе, будут частично оплачены самим бизнесом, то это может заметно ухудшить его финансовое положение, соглашается экономист Иван Любимов.

Пресс-служба «Ростеха», который выполняет около 40% гособоронзаказа, в ответ на запрос Forbes указала, что «страна мобилизует все ресурсы для достижения государственных задач, и, конечно, промышленность не может оставаться в стороне».

Эффект для экономики

На мобилизацию оборонных отраслей промышленности уже указывают косвенные показатели. Например, по данным Росстата, в мае промпроизводство сократилось на 0,2% в месячном выражении и на 1,7% — в годовом. В то же время, по оценке Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), снижение составило 1,3% и 4,2% соответственно. Расхождение ЦМАКП «во многом, но далеко не полностью» объясняется тем, что в свои расчеты он не включал продукцию оборонки. 

Свидетельствовать о дополнительной загрузке отраслей, так или иначе связанных с оборонной промышленностью, могут и данные Росстата по отдельным видам продукции — спецодежда, радиолокационное оборудование, медикаменты, машиностроение и т. д., указывает экономист исследовательского центра в одном из крупнейших российских вузов, попросивший об анонимности из-за чувствительности темы. По данным Росстата, с января по май 2022 года выпуск спецодежды по сравнению с аналогичным периодом 2021 года вырос почти на 20%,  а, например, радиолокационного оборудования было реализовано на 60% больше (объем выпуска с января по май составил 61,5 млрд рублей против 38,6 млрд рублей за аналогичный период прошлого года).

 

Экономисты расходятся в оценках того, какой эффект может дать реализация законопроекта для макроэкономических показателей. В первом приближении законопроект не повлияет на агрегированные экономические показатели, считает профессор экономики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Олег Ицхоки. По словам Ивана Любимова, изменения в ВВП будут зависеть от масштаба применения законопроекта, с которыми пока нет ясности. «Например, его применение может быть масштабным и связанным с высокими госрасходами, которые задействуют мощности предприятий, вынужденных сократить выпуск из-за санкций», — рассуждает экономист. В этом случае принимаемые меры могут дать положительный эффект для ВВП.

В то же время Любимов подчеркивает, что такой рост «никак не связан с увеличением уровня благосостояния». «Структура ВВП, все в большей мере фокусирующаяся на выпуске военной техники, теряет связь с удовлетворением потребностей граждан. В долгосрочной перспективе ряд компаний из-за перепрофилирования могут утратить компетенции, необходимые для выпуска гражданских товаров. Например, если крупный завод традиционно производил и военную технику, и гражданские машины, после чего почти перестает выпускать последние, то он прекращает развивать гражданское производство и сильно отстает технологически от тех образцов, которые создают мировые производители», — объясняет он.

Опасно то, что применение закона может прокатиться волной по отраслям экономики, говорит доктор экономических наук Игорь Липсиц. «Например, одна компания, от которой потребовали выполнение госзаказа, не сможет собрать узел или все изделие из-за недостатка комплектующих. Она может попросить власти прийти с «приказным заказом» и к своему поставщику», — рассуждает он. «Такая переориентация экономики на заказы ОПК неизбежно замедлит темпы роста. И говорит о том, что «спецоперация», похоже, для руководства России это надолго», — заключает экономист.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+