Игорь Бутман: «Мы практически обязаны каждый концерт играть шедевр!»

Forbes Agenda Forbes Contributor
В ноябре в рамках VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума состоялся III Международный форум-фест Jazz Across Borders (JAB). Подводя итоги работы одной из крупнейших джазовых конференций Европы, основатель и руководитель проекта — знаменитый российский саксофонист, Народный артист России и популяризатор джаза Игорь Бутман рассказал в интервью о специфике развития джазовой культуры в России и важности её продвижения за рубежом.

- Третий год подряд Вы руководите очень масштабным проектом Jazz Across Borders, который не имеет аналогов в нашей стране: собираете в Петербурге российских и зарубежных профессионалов джаза, сами выступаете как хедлайнер на Гала-концерте принимаете участие в паблик-токе, проводите мастер-классы... Зачем Вам это?

Существует ряд проблем, связанных с искусством, которое мы любим. В первую очередь оно дарит нам радость, и мы хотим поделиться ею с людьми, видеть на концертах радостные лица, общаться с теми, кто разделяет наши интересы. Но джаз занимает небольшой процент от того музыкального искусства, которое потребляет все человечество. В Европе и Америке аудитория джаза стареет, хотя есть и студенты, и музыка звучит в школах, а порой даже сами музыканты жалуются на непонимание... И если говорить коротко: мы собираемся вместе и стараемся разобраться с тем, что актуально для многих стран.

– На Jazz Across Borders обсуждалось продвижение джазовой музыки? В России, за рубежом?

Да. Мы проводим наш Форум-фест в рамках Международного Культурного форума, потому что мне лично важно, чтобы наши таланты получили возможность представлять наше джазовое искусство за рубежом. Мы славимся академической музыкой, балетом, литературой, но в отношении джаза не имеем того авторитета, какого заслуживаем.

– Вас называют «послом российского джаза на мировой сцене». Отечественный джаз способен конкурировать с американским или европейским?

– Конечно! Нам нужна площадка, чтобы мир увидел, насколько мы конкурентоспособны. В Нью-Йорке есть такое место: музыканты выступают, показывают себя, дают 25-минутное представление и шоу-кейс. Авторитетные промоутеры, руководители концертных залов выбирают себе нераскрученные имена, чтобы заполнить концертные залы новыми артистами или известными артистами в новых сочетаниях. Надо показывать себя! Это как выставка товаров народного потребления или зубной техники, но только выставка-ярмарка музыкантов. Вот мы!

– Но джаз – элитарное искусство. Кто ходит на концерты?

– С одной стороны — элитарное. С другой стороны — на концерты ходят все. Наша публика — это люди, которым интересно и любопытно, которым стало скучно слушать повторяющийся рефрен. Человек, молодой или взрослый, может увидеть отдушину именно в джазовой музыке – в ее импровизации, непредсказуемости, хаотичности. Являются ли слушатели джаза «элитой»? Если элита – это образованные люди, то у нас их гораздо больше, чем в любых других странах, и джаз должен иметь у нас гораздо большую потенциальную аудиторию.

– Как прошел форум-фест и его гала-концерт JAB Gala 16 ноября в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии, в финальный день Культурного форума?

– Великолепно! В течение двух дней, 15 и 16 ноября, у нас проходили круглые столы, обсуждения, мастер-классы, мы проводили шоу-кейс фестиваль, концерты в лучших джаз-клубах Петербурга. 16 ноября у нас состоялся Гала-концерт, где выступил один из самых востребованных музыкантов современности, немецкий трубач Тиль Бреннер, выступили Московский джазовый оркестр, LRK TRIO, Квинтет Сергея Долженкова… Я всегда восхищался творчеством Бреннера, его мастерством, его великолепной игрой на трубе. Мы познакомились лет восемь назад на Дне джаза и нашли очень много общего в понимании музыки, в понимании жизни и того, что мы должны делать. На концерте выступили наши музыканты, которые уже завоевали большой авторитет, – Евгений Лебедев, Антон Ревнюк и Игнат Кравцов (LRK TRIO). Выступил Квинтет Сергея Долженкова, который уже выступал на JAB и получил несколько интересных приглашений. В составе Квинтета, как и в моем оркестре, играет Евгений Побожий, замечательный гитарист, который недавно узнал, что стал одним из 12 финалистов международного конкурса, который пройдет в Вашингтоне. Его будут судить Джон Скофилд, Джордж Бенсон и другие мастера. В прошлом году на JAB не приехал наш талант Олег Аккуратов: он участвовал в вокальном конкурсе в Нью-Джерси и занял второе место. Видите какие успехи делают российские музыканты!

– Вы как-то говорили, что Большой зал филармонии – не лучшая площадка для джаза. Подтверждаете?

– Там сложная акустика, но она не простая и в Зарядье, и в Карнеги-Холле. Лучшее место для джаза – Джаз-филармоник-холл, но туда помещается всего 250 человек.

– Вы высказывались о том, что нужно построить площадку специально для джаза.

– Я бы сказал, что нужно построить зал, который будет универсальным. В Зале Дворянского собрания Петербурга – филармонии джазовой музыки – все действительно звучит великолепно без микрофона. Но мы не можем играть совсем без микрофона: у нас появляются и электрический контрабас, и гитара, и барабан… И все же любой зал подчиняется хорошему музыканту! Конечно, мы справляемся с залом, и зал Филармонии – легендарный. После первой репетиции в нем я остался и часа два просто играл, восхищался собственным звуком… Мы любим играть во всех залах, пытаемся подчинить их. Тут требуются искусство звукорежиссера, гибкость руководителя оркестра.

– Недавно вы играли в Госдуме. Вы часто выступаете на таких мероприятиях?

– Нет. Тот концерт был посвящен юбилею Александры Пахмутовой, кроме того, мы поддержали инициативу Комитета Госдумы по культуре о выделении средств на приобретение отечественных инструментов. Мы за то, чтобы наши мастера и предприниматели получили госзаказ. Если они получат его, то выживут, если нет, то конкурировать с многовековой традицией создания французских, японских или немецких инструментов им будет очень сложно.

– Вы сами не на отечественном инструменте играете?

– Я играю не на отечественном инструменте, но в Думе я играл на таком, и это был хороший инструмент. Я играю на старых иностранных инструментах, потому что новые не дотягивают до того качества, которое было еще 50–60 лет назад. Наши производители инструментов только начинают о себе заявлять, и я готов их поддерживать.

– Есть мнение, что люди побаиваются джаза, как и классической музыки. Можно ли здесь что-то предпринять? Это действительно не самая простая музыка.

– Мы делаем все, чтобы образовывать людей, рассказывать им о джазе, играть концерты так, чтобы люди хотели на них прийти ещё и ещё. Мы учим музыкантов не увлекаться самолюбованием и понимать, что создания художественного образа необязательно играть свою партию долго и много. Исполнители классической музыки играют то, что прошло отбор временем. А у нас таких произведений нет – у нас свои импровизации. Получается, мы практически обязаны каждый концерт играть шедевр, чтобы люди нас оценили и поняли, что без джаза они жить не могут! Мы должны призывать следующее поколение музыкантов учиться на наших ошибках и готовиться к концертам по-настоящему.

– Если говорить о молодежи: студенты приходят учиться джазу, но после эстрадных училищ уходят в другие жанры. Здесь нет элемента предательства?

– Нет. И рэпу, и поп-музыке нужны хорошие исполнители. Например, Игнат Кравцов из LRK Trio играет на барабанах не в одной группе. Это говорит о том, что он универсал, это расширяет его возможности как музыканта и палитру как художника и композитора. Это и финансовые возможности. Если музыканта приглашают к рэперу, значит, он хороший музыкант.

– Вот широта взглядов господина Бутмана! А вы пробовали преподавать сами?

– Именно скрупулезно преподавать нет. Могу дать частный урок, один год я преподавал ансамбль в академии Гнесиных. Сейчас я директор Академии джаза в Москве. Но просто нет времени и сил, чтобы быть настоящим педагогом.

– В этом году Оркестр, Квинтет и Квартет Игоря Бутмана отмечают 20-летие. Ваши коллективы выступили практически во всех странах мира. Недавно с Квинтетом Вы играли в нескольких городах Германии в рамках проекта «Русские сезоны». Как оцениваете это?

– Нам очень нравится играть джаз в России и за рубежом. Это воодушевляет! Это как раз тот пример, когда музыка раскрывает границы и приходит в сердца слушателей, которые радуются вместе с нами.

Новости партнеров