закрыть

Сесть в тюрьму или погибнуть. Почему дело сестер Хачатурян — дело каждой из нас

Ольга Романова Forbes Contributor
Фото Артема Геодакяна / ТАСС
Как и почему российских женщин лишили возможности бороться за свою жизнь, специально для Forbes Woman объясняет директор фонда «Русь сидящая» Ольга Романова

Сестры Крестина, Ангелина и Мария Хачатурян обвиняются в убийстве своего отца, 57-летнего Михаила Хачатуряна. На допросе они признали вину, сообщив также о систематическом насилии с его стороны. Статья об убийстве по предварительному сговору, которую им инкриминируют, предусматривает до 20 лет лишения свободы.

Предыстория

Вы возвращались поздно домой, и на вас кто-то напал в подъезде. Вы толкнули нападавшего, он ударился виском о подоконник и умер.

Вы познакомились в интернете с интересным собеседником и решились на свидание. Он был так мил с вами в кафе, а дома он приставил вам нож к горлу, и вам удалось ударить первой. Получилось.

Ваш почти уже бывший муж вывозит вещи из вашего дома, он нервничает и выпил, он орет, что вы сломали ему жизнь и норовит дать вам пощечину, так уже было, но вот он дошел до ружейного шкафа, где у него охотничье ружье, и внезапно он наставляет его на вас, досылая патрон в патронник. И тут вы взмахнули его же клюшкой для гольфа. Он упал, вы позвонили в полицию.

Что дальше?

А дальше вас посадят в тюрьму. Обязательно посадят, даже если у вас очень хорошие адвокаты и они все же сумеют добиться перевода под домашний арест или подписку о невыезде. Но суд рано или поздно над вами состоится, и срок у вас будет. И не условный.

Вы и ваши адвокаты будете доказывать, что у вас был единственный выход — самооборона. А вот следствие будет доказывать, что вы превысили пределы необходимой самообороны. Были ли у вас варианты действий в первом случае? Конечно, были. Вы могли попробовать поговорить в подъезде с нападавшим и прочитать ему отрывки из Песталоцци, в крайнем случае из Евангелия от Матфея. Он бы вник, а вы даже не попытались. Или вы запросто могли бы постучать в дверь соседям, чтобы вежливо попросить о помощи, ведь напротив вас живет глухая, но очень отзывчивая пенсионерка, а рядом еще три семейства, которые вовсе не имеют привычки отправляться летом в уик-энд на дачу. Зачем же вы толкнули нападавшего так, что он ударился виском? Вам же в школе на физкультуре и ОБЖ один раз показали бросок через плечо с захватом противника. Вы почему не захотели воспользоваться этим простым и понятным приемом самообороны? А как, кстати, вы были одеты? Рейтузы были на вас? Ну вот видите.

Вы одна возвращались в субботу вечером, будучи в юбке, вы его спровоцировали. И, кстати, насчет приятной переписки в интернете, случай второй: вы же с ним переписывались, вот же фраза из вашей переписки: «Хорошо, давайте встретимся в кафе». Вы же сами согласились встретиться с незнакомым мужчиной, имея умысел на убийство. А в третьем случае, с мужем, ваш умысел очевиден с самого начала: он же подал в суд на раздел имущества, а вы не согласились? Вы ударили его в целых самообороны, или это было предумышленное убийство по корыстным мотивам? Вы не хотели делить имущество, и вы его спровоцировали, когда он мирно паковал свое ружье, и ударили.

«То есть у женщины всегда есть выбор: погибнуть или сесть на 10 лет»

Будет приговор. В приговоре обязательно будет вот такой оборот, самый важный для вас: «Обвиняемая должна была действовать социально приемлемым способом». То есть пытаться увлечь напавшего разъяснительной беседой. Поставить в курс участкового. Обратиться в домовой комитет и написать обращение депутату. Или применить прием самообороны, не влекущий за собой тяжких последствий для здоровья нападавшего. Не сделали всего этого — получите убийство по неосторожности, или предумышленное убийство, что может быть во втором и в третьем случае, и свои 10 лет.

Много ли таких случаев? За последние два года порядка трех тысяч женщин были осуждены именно за убийство при таких обстоятельствах. Причем в большинстве случаев речь идет об убийстве женщиной мужа, возлюбленного или родственника мужского пола при попытке защититься от насилия. При этом ежегодно порядка 8500 женщин погибают из-за преступных посягательств. Это те, у кого под рукой не оказалось клюшки для гольфа, ножа или сил толкнуть напавшего виском в подоконник. То есть у женщины всегда есть выбор: погибнуть или сесть на 10 лет.

А теперь давайте посмотрим, какие есть реальные «социально приемлемые способы» защитить себя от насилия, не прибегая к крайним мерам. Смотреть мы будем недолго. Никаких. Законодательно ничто не защищает женщину, которая подверглась нападению. Вне зависимости от того, дала она сдачи или не дала. Дала сдачи — получи срок, не дала сдачи — тебя покалечат или убьют.

Еще раз посмотрим статистику. Сразу оговорюсь: мы смотрим шаг за шагом, где и как убивают женщины. Нападение незнакомца и самооборона, которая повлекла смерть нападавшего, — редкий случай. Чаще всего (и когда убийца женщина, и когда мужчина, здесь от пола не зависит) убийца и жертва хорошо знакомы друг с другом, но в том случае, когда в убийстве обвиняется женщина, жертва — муж, возлюбленный или родственник мужского пола, и причина убийства — насилие.

«Россия не ратифицировала Стамбульскую конвенцию Совета Европы о предотвращении домашнего насилия и борьбе с ним»

В 2012 году МВД зафиксировало 34 000 жертв домашнего насилия. Через пять лет число жертв почти удвоилось — 65 500 только за один 2016 год. А с 2017 года вдруг произошло резкое снижение числа жертв — 36 000. В 2018 году еще меньше. Почему? Потому что был принят закон о декриминализации домашнего насилия. Если до 2017 года можно было сесть в тюрьму за избиение жены, то теперь за избиение полагается примерно такой же штраф, как за парковку в неположенном месте. Понятно, что часто штраф выплачивается в конечном счете за счет самой жертвы — если, например, она работает, а муж нет; или если он предпочтет наказать жену выплатой штрафа. Понятно, что отношения в паре при этом не улучшаются, и пойдет ли женщина подавать заявление в следующий раз — сомнительно. То есть тысячи, а то и десятки тысяч случаев домашнего насилия остаются никак не учтенными. Какой смысл подавать заявления, если потом сама же и будешь наказана? Государство тебя не защитит. А НКО и фонды, которые могли бы оказать поддержку и оказывают ее, сами в загоне и в основном признаны иностранными агентами. Да и не имеет право НКО обязать обидчика не приближаться к вам или, например, забрать детей под опеку матери, покуда компетентные органы решают, что делать с насильником. Нет у нас таких органов.

При этом все, что связано с давлением, унижением, издевательствами без применения насилия, вообще никак не наказывается и не пресекается. И в законах даже никак не называется.

Почему физическое домашнее насилие приравнено к штрафстоянке?

Причин тому как минимум три.

Первая — бюджетная. Защита от домашнего насилия влетит государству в копеечку. Что для этого нужно: внедрить систему охранных ордеров (защитных предписаний), которые запрещают обидчику контактировать с жертвой, и создать службу, которая это обеспечивает и контролирует (этот механизм действует в 119 странах, но не у нас). Создать систему государственных убежищ для жертв, которые часто оказываются без крыши над головой, часто с детьми. Такие убежища в России есть, но в виде частной инициативы, и содержатся они за счет грантов и пожертвований.

Вторая причина — внешнеполитическая. Россия не ратифицировала Стамбульскую конвенцию Совета Европы о предотвращении домашнего насилия и борьбе с ним, и неприсоединение в конвенции очевидно стало одним из последствий общего обострения отношений с Европой в связи с санкциями. Еще одной внешнеполитической причиной декриминализации домашнего насилия стала необходимость отчитываться перед международным сообществом о ликвидации всех форм дискриминации женщин — соответствующую Конвенцию ООН ратифицировал еще СССР в 1982 году, и декриминализация домашнего насилия существенно «исправила» статистику. Видите, вы же видите? В России вдвое снизилось число случаев домашнего насилия за год, с 2017 по 2018 год. Это потому, что мы боремся с дискриминацией женщин, а вовсе не потому, что мы тут вообще перестали наказывать агрессоров. Но вы же хотели статистику? Получите.

Третья причина — внутриполитическая и религиозная. РПЦ. «Под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых… действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью», — сказано в докладе Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства во главе с протоиереем Дмитрием Смирновым. Другими словами, теперь консервативная позиция в России звучит именно так: «Бьет — значит, любит».

Собственно, все выше написанное — это про дело сестер Хачатурян. Почему так важно добиться справедливого и публичного судебного разбирательства и, конечно, оправдания. Потому что это дело — про каждую из нас. Про то, что некуда идти жаловаться. Про то, что никто не защитит. Про то, что у тебя два выхода: сесть в тюрьму или погибнуть.

Новости партнеров