закрыть

Цифровая жестокость. В чем индийский борец с насилием обвиняет американские корпорации

Шивон Филд Forbes Contributor
Фото A Prabhakar Rao / The The India Today Group via Getty Images
Сунита Кришнан, пережившая насилие в 15-летнем возрасте, призывает социальные сети выработать единый стандарт по обращению с видеозаписями изнасилований и гарантировать их выявление и удаление таким же самым образом, как это делается в США

В индийском Хайдерабаде 40-градусная жара, и Сунита Кришнан босиком идет по выжженной земле, показывая мне Праджвалу, основанное ею городское убежище для жертв сексуального рабства. Каждое лето женщина все три месяца ходит без обуви, чтобы сохранить ясность ума. Кришнан даже бровью не ведет, ступая огрубевшими стопами по острым камням возле мастерской Праджвалы: здесь спасенные девушки возвращаются к нормальной жизни и осваивают ремесла, чтобы потом обеспечивать себя самостоятельно.

Кришнан рассказывает: «Обычно угодивших в сексуальное рабство насилуют по 30-40 раз в день. Их накачивают наркотиками или поят алкоголем, а потом продают их тело мужчинам, каждый пятый из которых имеет какой-либо нездоровый фетиш к жестокости».

Мы заходим за угол и направляемся в кабинет Кришнан. По пути она объясняет, что на каждой девочке сутенер зарабатывает по 250 000 рупий в год (около $3 600). «Простая экономика, — продолжает женщина, — большой доход при малых инвестициях. Им ничего не стоит купить пятилетнего ребенка. Иногда им удается заполучить за 5 или 10 долларов даже младенцев».

Все это 47-летняя Кришнан знает не понаслышке. Она работает с индийской полицией и за последние 23 года спасла от проституции более 22 000 женщин и детей. Праджвала находится в штате Телингана в центральной части Индии и является одним из крупнейших в мире приютов для жертв сексуального рабства, — в нем могут разместиться сразу 1 200 человек. Кришнан отлично понимает то, что пережили приходящие туда женщины, отчасти, потому что сама в 15-летнем возрасте стала жертвой насилия.

Она вспоминает: «Меня изнасиловала группа мужчин. В один момент я стала позором для всей семьи. Стоит такому случиться, как на каждом шагу начинаешь чувствовать всеобщее осуждение и больше не можешь ни спокойно ходить, ни говорить, ни сидеть, ни стоять. Не можешь общаться с людьми».

Как многие другие девочки и женщины в Индии, ставшие жертвами насилия, Кришнан столкнулась с осуждением своей общины, и ее изгнали. «Меня отвергли и забыли, — рассказывает она спокойным голосом, — из-за меня семья лишилась чести и потеряла свое доброе имя».

Дома ее больше никто не ждал, и молодая Кришнан поступила в колледж св. Иосифа в Бангалоре на юге Индии. Там она стала изучать экологию, попутно пытаясь оправиться от случившегося. Вскоре после окончания бакалавриата она перебралась в Хайдерабад, чтобы работать с девушками, живущими в трущобах. «Такое несправедливое отношение породило во мне гнев. И этот гнев стал для меня движущей силой, именно благодаря ему я не опускаю руки все эти годы», — признается Кришнан.

Сейчас помимо управления приютом активистка ратует за принятие индийским парламентом законопроекта против сексуального рабства. Скандальный законопроект «О торговле людьми (предотвращение, защита и реабилитация)» уже принят в нижней палате парламента и ожидает рассмотрения в верхней. По мнению Кришнан, закон не идеален, но он является необходимым шагом к тому, чтобы сократить торговлю людьми для сексуального рабства и защитить индийских женщин. Она заявляет, что сегодня жертвы насилия подвергаются еще большему осуждению чем раньше, ведь теперь изнасилования могут быть записаны на видео, чтобы унизить женщину еще больше.

По словам активистки, «26 лет назад все ограничивалось небольшой группой людей. Теперь же, если мужчина захочет кого-то изнасиловать, то он может сделать видеозапись, а потом хвастаться остальным». Чтобы нагляднее объяснить, о чем речь, женщина встает, обходит деревянный стол, за которым только что сидела (его смастерили девочки-подопечные) и садится рядом со мной. На телефоне она показывает мне видео из беседы в групповом чате WhatsApp, — запись ей прислали сегодня утром. В кадре находится испуганная девочка на вид не старше десяти. Она лежит в высокой траве со связанными руками и ногами и плачет, а группа парней с гордым видом по очереди насилуют ее, улыбаются и машут рукой в камеру.

Кришнан возмущена: «Сегодня в интернете можно найти тысячи видео изнасилований. Facebook, Google и WhatsApp стали основными средствами распространения подобных материалов. Последние два с половиной года я борюсь с Верховным Судом Индии за то, чтобы технологические гиганты несли за это ответственность».

Апарна Бхат — юрист, которая подавала иски против Yahoo, индийского и ирландского подразделений Facebook, Google, Microsoft и WhatsApp в Верховный Суд Индии с требованием немедленно удалять с данных платформ видеозаписи изнасилований.

Бхат заявляет: «Мы хотим пресечь распространение таких материалов. Если на удаление видео или изображения требуется 36 часов, то к этому времени их успеет увидеть множество людей. Мы требуем проведения постоянного мониторинга, чтобы видеозаписи не попадали в широкий доступ».

Бхат отмечает, что, по законодательству Соединенных Штатов, технологические компании обязаны сообщать о видеозаписях с изнасилованиями в специальный надзорный орган, Национальный центр по делам пропавших или похищенных детей (NCMEC), и они действительно соблюдают требование. По словам юриста, подобный закон существует с 2012 года и в Индии, — для сообщений о детской порнографии, — но американские корпорации требование не выполняют.

Бхат продолжает: «Они говорят, что такой системы у них нет, что ничего сделать не могут. Якобы для выполнения такого требования им необходимо будет полностью перестроить архитектуру всей платформы. А еще ссылаются на тайну личной переписки, свободу слова и посягать на них не собираются. Поэтому они, как сами утверждают, принять какие бы то ни было меры по данному вопросу не готовы».

Бхат и Кришнан призывают социальные сети выработать единый стандарт по обращению с видеозаписями изнасилований и гарантировать их выявление и удаление таким же самым образом, как это делается в США.

Кришнан недоумевает: «Если это можно сделать в одной стране, то почему это невозможно в другой? Они разрабатывают технологии, которые распознают такие вещи и позволяют их заблокировать даже до того, как это увидит пользователь. Один только факт того, что я привела их в зал суда — для них уже большой позор. Когда речь идет о женщинах и детях по всему миру, здесь и обсуждать нечего!»

Активистка подчеркивает, что видео, которое она мне показывала, было направлено в правоохранительные органы, но насильников никто так и не наказал. Она считает, что виной всему, прежде всего, прогнившая судебная система и непрофессиональные судьи. Больше всего женщину беспокоит то, что обидчики остаются безнаказанными: «Те, кто занимается такими вещами, ничего не боятся. Они думают, что сделал и стал молодцом, что ничего в этом такого нет, что такие поступки достойны похвалы».

Выходя из кабинета Кришнан на улицу, в удушающую летнюю жару зеленого оазиса, который она создала на территории приюта, я спрашиваю ее: какой посыл она хочет донести до технологических компаний, создавших площадки, где распространяются материалы изнасилований?

«По-моему, если женщины и дети не в приоритете, то в нашем обществе что-то пошло не так, — отвечает активистка. — Если бы мы были такой компанией, то сделали бы все возможное, чтобы на нашей платформе подобного контента не было. Мы бы создали специальную технологию для его блокировки, создали бы механизм передачи сведений в правоохранительные органы. Мы понимали бы, что это преступление, и не хотели бы становиться его соучастниками».

Перевод Антона Бундина

Новости партнеров