ООН в эфире. Как создавался криптофонд для помощи детям

Фото Unicef
28-летняя сотрудница Deloitte Кристина Ломаццо отправила резюме в ООН и вскоре возглавила детский фонд, который будет инвестировать Bitcoin и Ethereum и принимать пожертвования в этих криптовалютах

В подростковые годы Кристина Ломаццо часто ездила из Онтарио в США. Когда в ее родном городе не было ничего интересного, они с друзьями садились в черный внедорожник и отправлялись к канадско-американской границе. После пересечения реки Детройт они обычно заезжали в одноименный город, чтобы посмотреть матчи баскетбольного клуба «Пистонс» с участием звезды НБА Рашида Уоллеса. Так как отец Кристины был родом из Италии, она с детства разговаривала сразу на трех языках — французском, английском и итальянском. А вместо того, чтобы по праздникам покупать друг другу подарки, члены ее семьи обычно отправлялись в путешествия по всему миру.

Ранее Ломаццо координировала проекты Банка Канады и проекты аудиторско-консалтинговой компании Deloitte по созданию блокчейн-решений для государственного сектора. Теперь она применяет полученный международный опыт в Организации Объединенных Наций, поскольку в сентябре 2018 года ее назначили первым главой блокчейн-подразделения Детского фонда ООН. Блокчейн — это технология, которая лежит в основе биткоина и максимально упрощает трансграничные переводы. 8 октября, после 14 месяцев работы в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, Ломаццо и ее международная команда объявили о создании Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ, благодаря которому организация сможет принимать пожертвования в Bitcoin (BTC) и Ethereum (ETH), а затем инвестировать полученные средства непосредственно в блокчейн-стартапы.

Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ войдет в историю не только потому, что будет инвестировать Bitcoin и Ethereum в новые компании, работающие с технологиями с открытым кодом в интересах детей во всем мире. Благодаря новому блокчейн-подразделению Детский фонд ООН, доходы которого в прошлом году и так составили $6,7 млрд, станет первым агентством ООН, которое получит возможность принимать пожертвования в криптовалюте. Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ уже получил первое пожертвование — 1 BTC и 10 000 ETH от швейцарского фонда Ethereum Foundation. Кроме того, его руководство уже подписало соглашения о немедленном начале принятия пожертвований в криптовалюте с национальными комитетами ЮНИСЕФ в США, Франции, Австралии и Новой Зеландии.

Поскольку Организация Объединенных Наций, получившая в прошлом году пожертвования на сумму $15 млрд, вышла на новый этап развития, ее руководство начало рассматривать ООН не только как организацию, предоставляющую всевозможную помощь нуждающимся, но и как финансового новатора. Возможность принимать пожертвования в криптовалюте и отслеживать то, как именно полученные средства были потрачены, может заложить основу нового и более прозрачного агентства, а также привести к увеличению объема пожертвований.

«Мы не считаем, что Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ — это обычный криптовалютный фонд. Это индикатор нашей готовности к цифровому будущему. Мы должны быть готовы иметь дело с цифровыми активами, будь то Bitcoin, Ethereum или какая-либо другая поддерживаемая государством цифровая валюта. Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ помогает нам подготовиться к работе с цифровыми активами», — подчеркнула Кристина Ломаццо во время интервью в офисе отдела инноваций Детского фонда ООН в Нью-Йорке.

Ломаццо родилась в апреле 1991 года в канадском Виндзоре и выросла в расположенном неподалеку городе Амерстберг. Именно оттуда она часто ездила с друзьями в Детройт, чтобы посмотреть домашние игры баскетбольного клуба «Пистонс». Ее отец был компьютерным инженером, а мать — защитницей прав трудящихся. Воспитанием Ломаццо занималась бабушка, которая разговаривала только по-итальянски.

В ДНК Кристины Ломаццо уже было заложено многообразие культур. Поэтому в 2009 году она поступила в Оттавский университет и некоторое время проучилась по обмену в Италии и Австралии, чтобы получить степень бакалавра в области международного бизнеса. Вскоре после окончания университета она впервые столкнулась с криптовалютой Bitcoin во время работы координатором проектов в центральном банке Канады. К 2016 году Ломаццо уже получила две степени магистра по международному менеджменту и международному бизнесу в канадской бизнес-школе из Глобального альянса в области образования по менеджменту (CEMS) и в Университете Западного Онтарио. Во время учебы в магистратуре она познакомилась с Bitcoin поближе и написала одну из первых в истории магистерских диссертаций о криптовалюте. В своей работе «Как банки реагируют на деструктивные инновации на примере блокчейн-технологий» она рассказала о том, как десять крупнейших банков мира открывали для себя мир блокчейна.

Еще до окончания магистратуры, в декабре 2015 года, примерно в то же самое время, когда в ЮНИСЕФ начали изучать блокчейн-технологии, Ломаццо пригласили на работу в аудиторско-консалтинговую компанию Deloitte, офис которой был расположен через дорогу от здания парламента Канады. Тогда за блокчейн-решения еще отвечало новое технологическое подразделение Deloitte. Вскоре она вместе с главой отдела инноваций Кевином Армстронгом создала блокчейн-проект, цель которого заключалась в оказании помощи коммунальным, региональным и государственным учреждениям по всему миру в использовании этой технологии.

В феврале 2016 года, примерно в то время, когда ее будущие коллеги из Организации Объединенных Наций закончили работу над своим первым блокчейн-проектом, произошло следующее: одним вечером Ломаццо зашла в старый, на данный момент больше не работающий бар в Торонто, который носил название Clocktower Brew Pub. Она сфотографировала Bitcoin-банкомат, располагавшийся «за черным занавесом». По ее словам, в тот момент у нее сложилось впечатление, что она сделала что-то не так. Это была первая из четырех фотографий, документирующих стремительное развитие Bitcoin. На ней стоимость криптовалюты составляет 551 канадский доллар ($417), а сегодня — $10 920 канадских долларов ($8258).

«Забавно то, что за это время тот банкомат переставили в другое место. Мне пришлось отслеживать его. Теперь он расположен в супермаркете неподалеку от того места, где я жила. Когда я вошла в супермаркет, я спросила у персонала, где он стоит. Он стоял прямо посередине зала. Его было видно со всех сторон. За мной быстро выстроилась очередь к банкомату», — вспоминает Кристина Ломаццо.

В то время как создатели Bitcoin пытались изменить репутацию криптовалюты и делали все возможное, чтобы Bitcoin перестали считать валютой преступников и начали повсеместно признавать, Ломаццо наткнулась на вакансию главы блокчейн-подразделения ЮНИСЕФ буквально за два часа до окончания срока подачи документов. Посовещавшись с младшей сестрой, она подала резюме. Полтора месяца спустя Ломаццо вновь пересекла канадско-американскую границу, однако на этот раз она отправилась уже в Нью-Йорк.

Идея создания Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ появилась задолго до того, как Ломаццо устроилась на работу в ООН. Все началось в 2007 году, когда Детский фонд ООН открыл свой отдел инноваций. Отдел инноваций, который сейчас возглавляет 39-летний Крис Фабиан, занимается широким спектром экспериментальных технологий. Он быстро завоевал хорошую репутацию. Особенно это касается выявления проектов, которые могут быть интегрированы в более крупную организацию. Один из первых проектов отдела инноваций был посвящен науке о данных. Сейчас он превратился в самостоятельный отдел информационных технологий и данных Детского фонда ООН.

Зимой 2010 года, задолго до того, как большинство людей услышали о Bitcoin, Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию 65/146, озаглавленную «Инновационные механизмы финансирования развития». Она также получила сокращенное название «Инновационное финансирование». В этой резолюции к агентствам ООН обращаются с просьбой найти новые и устойчивые источники финансирования в дополнение к существующим пожертвованиям.

Несмотря на не столь успешную работу отдела инноваций Детского фонда ООН с технологиями виртуальной реальности, Крис Фабиан и 37-летняя выпускница Лондонской школы экономики Сунита Гроте воспользовались этой резолюцией и в феврале 2016 года основали Инновационный венчурный фонд ЮНИСЕФ. С помощью него они начали предоставлять финансирование стартапам из развивающихся стран, работающим с технологиями с открытым кодом. К ноябрю того же года Инновационный венчурный фонд под руководством Суниты Гроте объявил о своих первых инвестициях. Таким образом, ЮНИСЕФ впервые выступил инвестором блокчейн-стартапа 9Needs из ЮАР. Компания 9Needs использует блокчейн, чтобы помочь школьникам подтвердить свою личность.

В августе 2017 года одновременно с назначением Ломаццо старшим консультантом Deloitte отдел инноваций Детского фонда ООН провел первое совещание с ведущими финансистами и специалистами по управлению финансовыми активами ЮНИСЕФ. Оно было посвящено созданию Фонда криптовалюты. В течение следующего года команда отдела инноваций в сотрудничестве с Управлением Организации Объединенных Наций по обслуживанию проектов подготовила официальное описание проекта и создала структуру бухгалтерского учета для хранения криптовалют. Тем не менее команда все еще не нашла преданного своему делу лидера команды, поскольку в то время Крис Фабиан и Сунита Гроте помогали в претворении в жизнь ряда других проектов.

В сентябре следующего года, когда высшее руководство изучало документы о создании Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ, Кристина Ломаццо, наконец, пришла на работу в Детский фонд ООН, чтобы сформировать команду блокчейн-разработчиков и стать главой нового подразделения. Кроме того, ее задача заключалась в привнесении финальных штрихов в план создания Фонда криптовалюты. «Блокчейн — это сложная теоретическая вещь. Криптовалюта — это одна из сложных возможностей применения блокчейн-технологий. У Кристины есть возможность разъяснить всем, что же такое «блокчейн» и «криптовалюта», потому что она уже объяснила это банкирам и правительственным чиновникам», — считает Крис Фабиан.

Примерно в то же время Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш опубликовал обширный стратегический план по использованию Организацией Объединенных Наций широкого спектра технологий, чтобы ООН смогла стать лидером в решении мировых проблем. Он сформировал Группу высокого уровня по цифровому сотрудничеству под совместным председательством Мелинды Гейтс и Джека Ма для изучения того, как совместные усилия помогут сократить количество лишней работы и усилить влияние ООН. После почти года работы, в июне 2019 года Группа высокого уровня опубликовала «Декларацию о цифровой взаимозависимости», содержащую пять рекомендаций по созданию инфраструктуры, способной решать мировые проблемы. Таким образом, Группа высокого уровня дала толчок к созданию Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ и других блокчейн-проектов.

Важнейшую роль сыграло то, что в 47-страничной декларации Группа высокого уровня призвала весь мир к созданию инклюзивной цифровой экономики и общества. По оценкам Всемирного банка, 1,7 млрд человек во всем мире по состоянию на 2018 год не имеют счета в банке, то есть они исключены из мировой банковской системы. Используя термины, хорошо знакомые блокчейн-разработчикам, авторы «Декларации о цифровой взаимозависимости» призвали к обеспечению каждому взрослому человеку беспрепятственного доступа к «цифровым сетям» и финансовым услугам к 2030 году. Они также рекомендовали сформировать при участии ООН всеобъемлющее объединение, целью которого станет создание платформы для совместного использования цифровых общественных благ и данных. Именно эти данные сторонники блокчейн-решений рассматривают в качестве потенциальных преимуществ использования технологий распределенного реестра.

Три месяца спустя проект Кристины Ламаццо и ее команды был готов. В октябре руководителям Детского фонда ООН представили окончательное описание нового Фонда криптовалюты. В настоящее время в его активах находится не более 1000 BTC (около $8,1 млн) и 10 000 ETH (около $1,7 млн), а в активах Инновационного венчурного фонда ЮНИСЕФ — $17,9 млн, не считая сегодняшнего пожертвования в криптовалюте. Кроме того, один филантроп обязался выделить этому фонду дополнительно 8000 ETH ($1,4 млн). Важно отметить, что фонд не будет конвертировать криптовалюту в доллары США или любую другую фиатную валюту. Три компании из инвестиционного портфеля Инновационного венчурного фонда ЮНИСЕФ были отобраны для получения первоначального взноса в криптовалюте. Аргентинский поставщик блокчейн-решений Atix Labs получила 1 BTC, а мексиканский производитель медицинского оборудования Prescrypto и тунисская компания Utopixar — по 50 ETH. В общей сложности Инновационный фонд ЮНИСЕФ поддержал шесть блокчейн-компаний. В его инвестиционном портфеле находятся 72 компании из 42 стран.

«Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ предоставляет нам прекрасную возможность сотрудничать с отделениями этого агентства по всему миру. У Детского фонда ООН есть сеть из 190 офисов в разных странах, что позволяет экосистеме Ethereum работать с ведущими специалистами в регионах, которые могут извлечь большую пользу из нашей блокчейн-технологии», — считает исполнительный директор фонда Ethereum Foundation Айя Миягучи, которая будет оказывать техническую поддержку Детскому фонду ООН в рамках инвестиций.

Хотя Ломаццо и все члены ее команды, конечно же, надеются, что Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ поможет им получить доступ к совокупной рыночной капитализации Bitcoin и Ethereum, которая оценивается в $170 млрд, есть еще одна причина, по которой некоммерческая организация вроде Детского фонда ООН решила начать принимать пожертвования в криптовалюте и инвестировать в нее. Пока что Фонд криптовалюты ЮНИСЕФ может принимать только общие взносы, но в будущем у него появится возможность принимать и прямые пожертвования, в которых филантроп сможет указать, что его средства должны быть использованы только, например, для покупки карандашей для школьниц в конкретном регионе. Таким образом, благотворитель будет точно уверен в том, что пожертвованные им средства используют строго по назначению. Поскольку транзакции в криптовалютах Bitcoin и Ethereum проводятся с помощью технологий распределенного реестра, их можно легко отследить. Отчет за 2018 год, опубликованный в одном из американских научных журналов по бухгалтерскому учету, аудиту и финансам, показал, что прирост пожертвований благотворительных фондов, которые были удостоены «Печати прозрачности» от некоммерческой организации GuideStar, составил 53%.

«Мы работаем над тем, чтобы каждый мог получить четкое представление о всех цепочках блоков, из которых мы получаем информацию о поступлении или переводе денег. Это значит, что благотворителям больше не нужно слепо доверять фондам и надеяться, что их средства пошли на то, что нужно. Теперь они могут самостоятельно убедиться в этом», — отмечает Кристина Ломаццо.

Поскольку в настоящее время Детский фонд ООН не может платить зарплату сотрудникам, счета за электроэнергию или арендную плату в криптовалюте, финансовый директор Отдела по привлечению частных средств и партнерскому сотрудничеству ЮНИСЕФ заявил, что его отдел отказывается от платы, которую он обычно взимает с агентства за свои услуги. «Мы вступаем в эпоху, в которой даже наше высшее руководство признает, что Детский фонд ООН должен быть финансовым учреждением. Это значит, что мы должны более взвешенно подходить к распределению нашего годового многомиллиардного бюджета», — считает Крис Фабиан.

Чрезвычайный фонд защиты детей ООН (ЮНИСЕФ), официальное название которого впоследствии было сокращено, был основан в 1946 году для оказания продовольственной, жилищной и иной поддержки детям и молодежи в период после Второй мировой войны. ЮНИСЕФ был создан по решению Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, состоящей из 193 государств-членов, которые совместно работают над решением широкого круга международных проблем. У более состоятельных государств — членов ООН, например у Франции, Германии, Японии и США, есть собственные крупные национальные комитеты ЮНИСЕФ для сбора средств и оказания помощи детям в своих странах и во всем мире.

Именно в контексте этих национальных комитетов Детского фонда ООН стоит упомянуть один из наиболее интересных аспектов деятельности Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ. Организация Объединенных Наций находится на так называемой международной территории, то есть правительственные законы и постановления, к примеру, не применимы в восточной части Манхэттена, где расположена штаб-квартира ООН. Из-за экстерриториальности ООН представители всех 190 офисов ЮНИСЕФ должны сначала разобраться в нормативных требованиях своих стран. Таким образом, для того чтобы начать сотрудничать с Фондом криптовалюты ЮНИСЕФ, представители офисов по всему миру должны следить за соблюдением нормативных требований.

Национальный комитет ЮНИСЕФ Франции — самый старый из четырех комитетов, уже подписавших соглашение о сотрудничестве с Фондом криптовалюты. В январе 2018 года исполнительный директор французского ЮНИСЕФ Себастьян Лайон начал изучать криптовалюту Ethereum как новый способ приема пожертвований. Он говорит, что с ним связался целый ряд филантропов, которые хотели бы сделать пожертвование в криптовалюте, но только при одном условии: национальные комитеты ЮНИСЕФ не должны переводить полученные средства в фиатные валюты. По словам Себастьяна Лайона, одной из главных причин, по которым Франция взяла на себя ведущую роль в принятии пожертвований в криптовалюте, можно назвать тот факт, что с помощью французских правил можно четко классифицировать криптовалюту при бухгалтерском учете. Тем не менее, чтобы начать принимать пожертвования в криптовалюте, сотрудники французского отделения все же должны были провести «всестороннее обсуждение с местными регуляторами, а также с бухгалтерами». Исполнительный директор французского ЮНИСЕФ добавил, что хотел бы помочь другим национальным комитетам избежать подобных дискуссий.

Поэтому в преддверии официального объявления о создании Фонда криптовалюты Лайон заявил, что уже переговорил с представителями ряда других национальных комитетов, например, Германии, Великобритании и Швейцарии, которые хотели бы извлечь уроки из опыта своих французских коллег. «Я поддерживаю связь с множеством коллег в разных странах мира. Они все очень заинтересованы», — отметил Себастьян Лайон.

Работа Кристины Ломаццо над блокчейн-проектами выходит далеко за рамки Фонда криптовалюты ЮНИСЕФ. Канадка возглавляет небольшую команду из пяти человек в отделе инноваций Детского фонда ООН. Ее команда регулярно сообщает о ходе работы основателю и главе Инновационного венчурного фонда ЮНИСЕФ Крису Фабиану и Суните Гроте, которая руководит рядом блокчейн-инициатив Инновационного венчурного фонда.

В рамках одного из проектов ЮНИСЕФ изучает возможности использования блокчейн-технологий для подключения всех школ в мире к интернету. Кроме того, в Детском фонде ООН разрабатывают платформу Atrium, чтобы побудить другие агентства ООН делиться накопленным опытом в области применения блокчейн-решений и сотрудничать в реализации проектов. В настоящее время изучается возможность введения системы вознаграждений для наставников за создание программного обеспечения с открытым исходным кодом и для студентов за его изучение. В то же время многие программисты учат язык блокчейн-технологий Solidity для написания компьютерных алгоритмов в целях автоматизации некоторых внутренних процессов.

Крис Фабиан не только работает с Кристиной Ломаццо и ее командой, он также занимает пост сопредседателя сети инноваций Организации Объединенных Наций, которая представляет собой объединение из 1200 человек из всех агентств ООН. По его словам, в прошлому году представители сети инноваций представили доклад обо всех проектах, проводимых в области блокчейн-технологий в ООН. В этой связи в настоящее время члены сети работают над созданием первой рабочей группы, которая будет заниматься непосредственно вопросами криптовалюты. «Это означает, что вскоре наши коллеги из других агентств ООН смогут просто взглянуть на то, что мы сделали, и незамедлительно применить те же технологии в своих отделах. Если одно агентство получит разрешение от юристов, то это разрешение впоследствии смогут использовать и любые другие агентства. Это очень легко», — считает Крис Фабиан.

«Все начнется после запуска Фонда криптовалюты. У нас есть надежда, что мы сможем расширить нашу деятельность. Мы также хотим, чтобы можно было отслеживать, откуда поступают пожертвования и на что они направляются», — заключила Кристина Ломаццо.

Перевод Полины Шеноевой

Новости партнеров