«Через несколько лет в России будет равенство во всем». Основатель форума «Woman Who Matters» Анна Рудакова о том, зачем бизнесу нужны женщины

С 29 по 30 ноября в Москве пройдут ежегодный форум и премия «Woman Who Matters», который традиционно соберет лучших представителей бизнеса и медиа, чтобы поговорить о проектах и программах, направленных на поддержку женщин в России. Мы встретились с основателем форума Анной Рудаковой, чтобы поговорить о том, как женская повестка становится главным двигателем прогрессивного бизнеса.

Анна Рудакова — основатель «Woman Who Matters», первого всероссийского форума и премии, которые посвящены гендерному равноправию в бизнесе и лучшим проектам и практикам российских компаний в отношении женщин. Несколько лет назад Рудакова занималась развитием социальных программ в крупных компаниях, но потом оказалась в США в разгар движения #MeToo и была поражена, насколько «из каждого автобуса и утюга поддерживают женщин». Именно тогда ей пришла идея выяснить, а как же обстоят дела с программами поддержки женщин в России — и оказалось, что инициатива всем нравится, но никто не знает, как ее реализовать. Тогда Рудакова и ее команда в 2017 году создали форум «Woman Who Matters», чтобы на одной площадке собрать представителей западного и российского бизнеса, а еще через два года — ассоциацию Diversity&Inclusion, которая на системном уровне помогает корпорациям и брендам внедрять идеи инклюзии. Накануне очередного, третьего по счету форума, который пройдет 29-30 ноября в Москве, мы поговорили с Анной Рудаковой о том, как прямо на наших глазах женщина обретает равноправие в жизни и большом бизнесе.

Анна, вы были на нашем вечере в честь 10-летия Forbes Woman в России. Мы спрашивали наших спикеров, насколько изменилось положение женщин в российском бизнесе за последние годы. Как бы вы ответили на этот вопрос?

Начнем с того, что положение женщины в принципе изменилось за последние несколько лет. Понятно, что все началось гораздо раньше, когда женщины получили право голосовать. Потом им было разрешено работать, они получили больше возможностей и свобод. Но именно сейчас особенно турбулентная ситуация. И хотя Россия в этом смысле отстает лет на десять от Запада, где уже давно идет «устаканивание» абсолютно равных позиций, я уверена, что через несколько лет у нас тоже будет достигнуто равенство во всем.

О том, как изменилось положение женщин в бизнесе, можно ответить через призму, например, программ поддержки и продуктов, которые сейчас появляются на рынке. Особенно в сфере IT и финансов — мой интуитивный прогноз заключается в том, что именно там женщины будут лучше всего развиваться в ближайшие 5 лет. Так вот, мы говорим с огромным количеством банков, включая такие крупные структуры, как UBS, SberbankPrivate с их инвестиционной стратегией SBP Women Impact EUROPE Index, и все они рассказывают, что среди их клиентов все больше активно работающих женщин, которые думают, что им делать с заработанными деньгами: куда вкладывать, как инвестировать. И мне кажется, сейчас женщин вообще недооценивают как платежеспособную категорию. При этом все уже поняли, что это большой рынок для специализированных продуктов. Притом что несколько лет назад, когда мы придумали форум, никто об этом даже не думал.

В каком году это было?

Это было два года назад, в этом год форум пройдет уже в третий раз. Мы тогда начали обсуждать с друзьями свою идею, потом пошли по компаниям, и — понятное дело — половина нас сначала отшила, особенно там, где руководят большие и важные мужчины. Они мне говорили: «Да какая женская тема? Кому она нужна?».

Они не знали, что грядет #MeToo!

Да! Но потом, когда мы заглянули в более продвинутые компании, мы увидели огромный мир женских проектов, о которых просто никто не рассказывал, потому что казалось, что нет такой повестки. Я помню, нам приходилось писать в международные офисы крупных компаний, чтобы их российские отделения не разворачивали нас на пороге.

Чтобы была масштабная повестка в нашей стране, на мой взгляд, должно быть две причины: либо серьезная политическая воля, либо экономические причины, какая-то выгода для крупных компаний. Что у нас с этим происходит?

Про политику сложно сказать. Я знаю, что есть Национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017-2022 годы, которая была принята Медведевым. Она существует, но я понятия не имею, кто, как и когда планирует ее исполнять. Еще на политическом уровне есть Евразийский женский форум.

То есть ваш форум государство не поддерживает?

Нет, никак. Мы пытались вести разговоры, но нам сказали, что у форума очень сильный уклон в корпоративный сектор и особенно в западные компании, поэтому государственным программам это неинтересно. Но я не расстроилась и решила, что это к лучшему — мы сами будем ходить в российские компании и рассказывать им, почему гендерное равенство для бизнеса — это круто.

Благодаря нашим попечителям, которые нас консультируют, мы придумали, отличную штуку: мы делаем выборки по сферам, например, банковской, поднимаем всю статистику по разным странам, по всем банкам, технологическим компаниям, по медицинским и образовательным заведениям и анализируем, как у них поддерживают идеи diversity&inclusion, и как это в итоге влияет на рабочие процессы и бизнес-результаты. Агрегируем все, что есть, на один слайд. И с этим слайдом мы приходим к российским компаниям, по возможности к первым или вторым лицам, и объясняем им на цифрах необходимость таких программ.

Для больших международных компаний очевидно, что никакой нормальной репутации на рынке у них быть не может, если они не поддерживают экологию, социальные проекты и, конечно, женщин. Мы как-то движемся в эту сторону?

Во-первых, действительно существует огромное количество исследований, которые доказывают, что если женщины в достаточном соотношении представлены в совете директоров и вообще в управлении, то дела у компании идут лучше. Например, исследование McKinsey «Деятельность на основе разнообразия» 2018 года, в котором приняло участие более 1000 компаний из 12 стран мира, подтвердило, что компании с высокими показателями гендерного разнообразия имеют доход на 21% выше среднего в своих отраслях.

Привлекательность для инвесторов компаний, возглавляемых женщинами, показывает, например, исследование CreditSuisse. Они подтвердили, что рентабельность собственного капитала у таких компаний выше на 19%. Если взглянуть на вопрос со стороны женщины и карьерных возможностей, которые перед ней открываются в той или иной стране, есть очень интересное исследование у MasterСard. Я в целом советую всем ознакомиться с цифрами в рамках повестки, многое встает на свои места.

Второй фактор тоже касается экономических причин: у «Ozon», например, 80% потребителей — женщины. И вообще в мире главные потребители услуг и товаров — женщины. И поэтому очень многие компании заточены на них. Началось это, как мне кажется, когда маркетологи стали придумывать рекламные кампании и поняли необходимость выстраивания лояльных отношений с женщиной-потребителем. При этом я отнюдь не хожу в розовых очках и прекрасно понимаю, что эти кампании были сделаны исключительно из меркантильных соображений. Но это нормально, главное, чтобы в результате менялось отношение к женщинам.

И третье, самое важное. Раньше у компаний были только программы по КСО (корпоративная социальная ответственности — Forbes Life), да и они только зарождались. Все начали заниматься благотворительностью, поддержкой экоинициатив, но потом это стало общим место — все делают такие программы. И теперь наша задача — показать, что существуют на корпоративном уровне именно программы по поддержке женщин. В первый год на форуме у нас собирались первые лица разных компаний, которые, конечно, друг друга знают, тысячи раз на бизнес-форумах встречались, но женскую проблематику им даже в голову не приходило обсуждать. И для многих компаний это все было открытием! Первый год все приходили робко, потому что не знали, где они находятся на этой «шкале»: крутой у них проект для женщин или не очень. Но теперь у нас есть понимание общей картины — в целом по России. И она неплохая: действительно, очень много женщин на руководящих постах, бухгалтеры, юристы, даже в совете директоров у компаний есть какой-то процент женщин.

Но знаменитый стеклянный потолок остается?

Стеклянный потолок, да. Но зато появляются, например, женские клубы внутри компаний, таких как KFC и ВТБ. Они объединяют женщин, что в итоге помогает им драйвить друг друга по карьерной лестнице. У Google есть большая программа поддержки «I'm remarkable». Хотя ее американский вариант мне нравится гораздо больше. Так часто бывает, поэтому мы смотрим и на западные, и на российские кейсы — они почти в 70% случаев сильно различаются.

Чем, например, отличается программа в Google?

В международной программе Google дают грант женщинам в IT-проектах и стартапах — около ста тысяч долларов. У нас такого нет. Наверно, наш рынок пока к этому не готов. Но есть глобальные компании, которые делают очень похожие вещи в каждой стране. Например, у них есть 5 пунктов, которые они обязаны выполнять: день семьи, день гендерного разнообразия, декрет для отцов и т.п.

Но главная проблема в том, что многие хотят делать такие программы, но совершенно не понимают как. В России есть только три компании, насколько я знаю, где есть специальная должность для человека, который занимается D&I (Diversity&Inclusion). Такие сотрудники есть у General Electric и Heineken, например. Именно поэтому мы решили сделать ассоциацию Diversity&Inclusion — потому что нужна какая-то практическая, регулярная работа. Форум форумом — это такое громкое мероприятие, где все обсуждают свои кейсы, но без системной работы в течение года ничего глобально не изменится.

Почему вам важно привозить на форум иностранные компании?

Мы их не привозим. Мы работаем с российскими офисами зарубежных компаний, у которых есть реализованные кейсы, про которые уже можно рассказывать, которыми они готовы делиться. У них есть фундамент, продуманная стратегия. В российских компаниях это пока скорее движение в нужное сторону. Вот, например, в этом году к нам присоединилось ОАО «РЖД» — и для нас это так удивительно. Ведь это означает, что им «сверху» сказали: можно. И они начали реализовывать программу поддержки женщин: двигать их по карьерной лестнице, давать им какие-то там стипендии, тренинги делать, курсы.

Это интересно, потому что «РЖД» такая очевидная монополия, по идее им в России не надо стараться в отношении женщин, чтобы достичь успеха в бизнесе. Почему даже они это делают? Социальная ответственность проснулась?

Для любых российских компаний, если они котируются на других биржах, важно, чтобы на международном уровне видели, что они поддерживают социальные программы. Но глобально, я думаю, это происходит потому, что люди в руководстве этих компаний видят тренды, они понимают, что невозможно их обойти стороной. Почему нет? Это повышает уровень лояльности. Я думаю, для них это некий эксперимент: почему бы не попробовать, а там посмотрим. Плюс это поможет им сломать стереотип, что в ОАО «РЖД» только мужчины. Вообще чем больше diversity, тем больше выборка профессионалов для компании. Если выбирать только из 40-летних мужчин, ни одна компания сегодня далеко не уйдет .

Чем западные бизнесвуман отличаются от российских?

Все различия между ними, думаю, тесно сопряжены с какими-то культурными ценностями и бизнес-этикетом. Там женщины крепко жмут мужчинам руки, ведут себя на равных. Там уже никто — на социальном и культурном уровне — не обращает внимание, есть ли в компании люди, которые отличаются по гендеру, цвету кожи, особенностям развития. Это абсолютный стандарт, поэтому фокус на такие вещи размыт. Поэтому женщина в бизнесе — это не повод для гордости, а норма. У нас же руководительницы бизнесов или компаний ощущают себя героинями, потому что им действительно для этого пришлось очень многое преодолеть. Но я вижу, что наши женщины уже перестали это воспринимать как тяжелую ношу или выбор между семьей и карьерой. Они стали получать удовольствие от своей работы.

Как изменился форум за три года и что будет в этом году самое важное?

Раньше мы просто пытались понять, какова ситуация в России и мире, какие программы есть у компаний, всех познакомить. А в этом году мы, конечно, больше говорим про некое стратегическое видение: что будет дальше, куда мы идем, какие будут тренды, во что правильно инвестировать, к каким сферам бизнеса стоит присмотреться женщине. С другой стороны, мы привлекаем все больше международных спикеров, чтобы они рассказывали про международный опыт. Но пока мы зовем западников настолько, насколько нам хватает бюджета. Потому что весь форум — реальный стартап. У нас никогда не было ни одного спонсора, который сказал бы: «Классно, ребят, давайте делайте что хотите».

А за счет чего вы существуете?

Модель очень простая. Компании платят fee за то, чтобы участвовать, податься на проект, получить публикации в разных СМИ. Лучшие получают награды — их выбирает экспертное сообщество, которое оценивает их проекты по большому количеству показателей. Нас иногда за это пытаются осуждать, но международные форумы берут в пять раз больше за вход. А мы без инвесторов боремся с ветряными мельницами, двигая в России самую стереотипную тему.

Расскажите подробнее про ассоциацию D&I.

Ассоциация глобально должна заниматься тем, чтобы предлагать российским компаниям методологию того, как правильно это интегрировать. Мы объединяем и анализируем лучшие западные практики, позволяем делиться, делаем разные мероприятия, приглашаем западных лидеров в области D&I, которые вообще ни разу в жизни в России не были. Мы такие отчаянные первопроходцы.

Новости партнеров