Залечь на дно в пижаме. Что будет с модной индустрией после COVID-19

Фото Paul Gilham/Getty Images
Фото Paul Gilham/Getty Images
Владельцы модных компаний и магазинов вынуждены закрываться, делая сложный выбор: либо поддерживать свой бизнес, либо уходить на карантин, выплачивая зарплату сотрудникам и фактически рискуя в самое ближайшее время стать банкротом. О будущем индустрии размышляет глава Finn Flare Ксения Рясова

Планета Земля нажала на паузу. В реальном времени сбываются все предсказания голливудских фильмов и Нассима Талиба: бояться нужно не кризисов, а эпидемий, порождающих неконтролируемый хаос. Пока главы государств и большой бизнес дискутировали на тему устойчивого развития, наша планета все решила буквально за два месяца и одним махом поменяла мир. Причины и последствия COVID-19 будут еще долго исследоваться и обсуждаться, но уже ясно одно: мир никогда не будет прежним. 

Сегодня модная индустрия находится в числе наиболее пострадавших. Владельцы компаний и магазинов вынуждены закрываться, делая сложный выбор: либо поддерживать свой бизнес, либо уходить на карантин, выплачивая зарплату сотрудникам и фактически рискуя в самое ближайшее время стать банкротом. Но если в Европе уже пообещали налоговые льготы и поддержку бизнесу, то как будет в России, пока непонятно. А это десятки тысяч рабочих мест. Да, и в нынешних условиях людям явно не до покупок новой одежды. 

Трагичности ситуации добавляет тот факт, что серьезный кризис в Европе начался как раз в разгар Миланской недели моды. Тогда цифра в 130 заболевших не выглядела такой угрожающей и было сложно представить, что буквально через неделю страны станут закрывать границы, школы и вузы, массово сажать людей на карантин и бросать все силы на спасение жизней от неизученного вируса.

Как в военные времена, мир моды сейчас полностью поглощен эпидемией. Всемогущая Анна Винтур, пользуясь своим авторитетом, уже в пух и прах раскритиковала Дональда Трампа за неэффективность проводимых правительством США мер. Джоржио Армани пожертвовал более €1 млн на борьбу с коронавирусом в Италии. Самый богатый человек в мире Бернар Арно сначала пожертвовал более €2 млн Красному Кресту Китая, а потом переориентировал парфюмерные фабрики LVMH на производство антисептических гелей, которые сейчас гораздо нужнее, чем дорогой парфюм. 

Но это то, что происходит сегодня. А что будет потом? Уже сейчас эксперты моды задают много вопросов: как в дальнейшем выстраивать коммуникации с клиентами, есть ли будущее у недель моды, нужно ли столько ездить по миру представителям модной индустрии? Ответы звучат самые разные, но все единогласно соглашаются, что COVID-19 повлечет за собой полную переоценку ценностей и глобальные изменения в отрасли. 

Розничный футуролог Дуг Стивенс прогнозирует бум потребления. Как только мир немного оправится от вирусного шока, то люди снова потянутся в магазины. Невозможно постоянно жить в страхе и ужасе. Так было после 9/11. А после мировых войн следовал расцвет моды. Такие имена, как Эльза Скиапарелли, Габриэль Шанель, Кристобаль Баленсиага, Кристин Диор, Ив Сен-Лоран, Пьер Карден, Юбер де Живанши появились после глобальных мировых потрясений. 

Не уверена, что бум потребления наступит в самое ближайшее время, да и доживут до него не все компании, а только с современной бизнес-моделью. Те, кто не смог перестроиться с момента финансового кризиса 2008-2009 годов, скорее всего останутся за бортом. «Используйте это время, чтобы переосмыслить то, как вы делаете то, что делаете, принести потребителям новые альтернативы, новую ценность и в процессе даже заново изобрести свой собственный бренд, — советует Дуг Стивенс. — Не позволяйте инновациям останавливаться, потому что это может стать окном возможностей».

Эксперты уже сейчас предрекают еще более стремительное развитие онлайн-торговли. Едва ли угроза пандемии исчезнет в ближайшие несколько лет, поэтому люди будут стараться избегать торговых центров, офлайн-магазинов и вообще мест с большим скоплением народа. Миллениалы и поколение Z, которые и раньше с удовольствием заказывали товары в интернете, будут счастливы лишний раз не оказываться в толпе. 

Кажется, что курьеры-роботы или курьеры-дроны станут реальностью в самое ближайшее время. А в онлайн-сегмент активно пойдут luxury-бренды, которые раньше делали ставку на традиционные магазины. Например, компания Chanel. Не удивлюсь, если мода и медицина скоро будут работать сообща. 

Изменения коснутся и коммуникаций с клиентом. В эпоху пост-COVID-19 потребуются другие ценности от компаний, и уже будет недостаточно просто рассказать о новой коллекции. Социальные и этические принципы компаний станут не менее важными, чем эстетическая и маркетинговая стороны, на которые раньше все делали ставку. Причем компаниям придется доказывать это не разговорами и дискуссиями, а реальными делами. 

Много вопросов вызывает и будущее индустрии красоты. Уже очевидно, что после коронавируса будет меняться типичный формат представленности брендов в торговых точках. Едва ли будет много желающих нанести на себя помаду или пудру из тестеров пускай даже продезинфицированной кистью. Уже сегодня ведущие мировые косметические бренды осознают это и готовят альтернативы, чтобы удержать клиентов. 

Ну а пока нам остается ждать окончания эпидемии, надеяться на благоприятное разрешение «нефтяного вопроса» и постараться это время использовать на переосмысление своих жизненных и профессиональных ценностей. Раньше в России эпидемии случались часто. Именно пережидая эпидемию холеры в Болдино Пушкин написал самые яркие свои произведения. Говорят, что вода в каналах Венеции стала прозрачной, а на ранее многолюдные курорты прилетели редкие птицы. Природа решила отдохнуть от постоянной человеческой суеты и небрежности.