«Живешь — живи. Радуйся». Главному российскому психологу Юлии Гиппенрейтер исполнилось 90 лет

Фото DR
Фото DR
Сегодня выдающийся советский и российский психолог Юлия Борисовна Гиппенрейтер отмечает 90-летний юб илей. К этой дате Forbes Woman вспоминает ее главные постулаты о воспитании детей, материнстве, ошибках родителей и жизненных кризисах

Профессор, ученый и педагог Юлия Гиппенрейтер — один из самых востребованных российских авторов книг о детской психологии. Именно она ввела в российскую культуру гуманистический подход к воспитанию детей и популяризировала активное слушание — уникальную технику общения. Она автор более 80 научных публикаций, среди которых настольные книги миллионов родителей в России и мире «Общаться с ребенком. Как?» и «Продолжать общаться с ребенком. Так?». Первая из них, опубликованная в 1994 году, до сих пор является абсолютным бестселлером и претерпела множество переизданий. 

Гиппенрейтер всегда отличалась огромной любовью к жизни и силой духа. В 2014 году ей поставили онкологический диагноз. В 84 года она перенесла тяжелую операцию, но своим жизнелюбием буквально поразила медиков — на шестой день она выписалась из больницы. «Врач разрешил есть неострое и принимать пищевые ферменты. Так что по дороге из больницы мы заехали в китайский ресторан, о котором я мечтала последнюю пару дней», — вспоминает она.

В день рождения Юлии Гиппенрейтер Forbes Woman вспоминает ее самые яркие и важные цитаты о воспитании детей, силе духа и современных ценностях.

О современных ценностях

«Раньше русские люди путали психологов с психиатрами и поэтому к психологу не ходили. Многие говорили: «Я что, псих? Я не пойду!». И до сих пор дети боятся. Думают, что к психологу отводят сумасшедшего».

«Ценности, которые сегодня пропагандируют и к которым многие стремятся — деньги, карьера и материальное благосостояние — очень мелкие по сравнению с тем, что такое человек».

О воспитании

«Родителям кажется, что стоит им дать слабину, лишний раз ласково посмотрев на ребенка и сказав ему, как он им дорог, он сразу отобьется от рук. К счастью, все устроено не совсем так».

«Если ребенок хочет всюду залезть, постоянно пачкается, ходит по лужам, что-то ломает, разбивает и задает миллион вопросов — это просто значит, что с ним все в порядке. Так он пробует себя и проявляет любознательность, необходимую для его развития».

«Желание ребенка самостоятельно завязать шнурки должно быть встречено вниманием и уважением, даже если вы спешите. При этом вниманием молчаливым — без подсказок, советов и критических замечаний».

«Заботиться — значит, в первую очередь прислушиваться к желаниям ребенка, а не следовать принципу «я знаю, как для него будет лучше»».

«Жизнь начинается с желания, желание пропадает — жизнь пропадает. Надо быть союзником в желаниях ребенка»

«Будьте более чувствительны к себе, избавьтесь от схематичных рассуждений: либо кастрюли, либо успех в обществе. Такие упрощения — не про настоящую жизнь с чувствами и с волей к изменениям. Не бойтесь рисковать и менять свои жизненные траектории».

«Важно деликатно убирать себя из игры, чтобы ребенок играл сам».

«Более того, родителям вообще не стоит по поводу действий ребенка говорить «мы». «Мы пошли в детский сад», «мы перешли во второй класс», «мы готовимся к поступлению в школу», а потом и «мы поступили в вуз». Важно, чтобы дети различали, где «мы с мамой», а где «я»».

«Если ребенок ошибся, мы первым делом спешим поправить: «Ну ты же знаешь, как нужно складывать, мы же учили…». А вы возьмите и ошибитесь специально, напишите первокласснику: 2+5=6. Как будет счастлив ваш ребенок, что родители тоже ошибаются! Дети привыкли, что ими управляют, их давят. А сами они — ничто. Не поучайте ребенка — поиграйте с ним».

«В социальных сетях нет ни запахов, ни прикосновений, ни интонаций. Если делиться эмоциями с ребенком, прививать ему вкус к реальному миру, то к моменту, когда он пойдет в школу, лимиты гаджетов будут ему хорошо известны. И он сам не захочет сидеть в телефоне больше получаса».

«Подростковая мода подобна ветрянке — многие ребята ее подхватывают и переносят в более или менее серьезной форме, а через пару лет сами же улыбаются, оглядываясь назад. Но не дай Бог родителям в это время войти в затяжной конфликт со своим сыном или дочерью».

О преодолении кризисов чужих и собственных 

«Мне поставили диагноз — рак. Мы улетели в Нью-Йорк, мне сделали операцию, потом была химиотерапия. Девять месяцев я боролась за жизнь. Врачи вначале говорили, что я не выживу, и дали мне три месяца. А потом сказали: «You are amazing», — когда на пятый или шестой день после операции меня выписали, и я сразу пошла в китайский ресторан».

«Мое главное правило — не останавливаться. Выживать во всех смыслах».

«В Америке ты попадаешь на конвейер. Биопсия, анализы — все было сделано очень быстро. И через две недели меня прооперировали. Для хирурга очень важно, что пациент хочет жить, и я, кажется, произвела впечатление такого человека. У меня с ним получился, как мне показалось, особенный контакт глаз. После операции он пришел ко мне в реанимацию».

«Я — ребенок военного времени. Выживание в тяжелые времена — это была судьба всего народа, сопротивление народа. Мои сверстники, те, кто живы, — они какие-то закаленные».

«Живешь — живи. Радуйся. Какой бы диагноз тебе ни поставили».

«Кто-то сказал: каждый человек хотя бы один раз в день бывает в раю. В любой ситуации мы можем ловить такие моменты»

При подготовке статьи были использованы материалы: Esquire ,Мел, Republic, Эксмо, Psychologies, Правмир, Сноб