«Не впадать в депрессию, а тренироваться». Как Тина Канделаки, Анастасия Миронова, Анна Канюк и Тетя Мотя качают в прямом эфире

Фото Getty Images
Мы поговорили с одними из самых популярных инфлюенсеров в Instagram, приверженцами ЗОЖ, а также бизнесвумен и просто красивыми девушками с активной жизненной позицией — Натальей Давыдовой, Тиной Канделаки, Анастасией Мироновой и Анной Канюк — о том, как сохранить фигуру, здоровье, семью и деньги в условиях пандемии

Ярослав Бабушкин: Здравствуйте, друзья. Паника, закрытие границ, отмена мероприятий порушили громадье планов «Forbes Digest», но мы не можем оставить вас без контента. И поэтому сегодня выходим в новом формате «Forbes Digest На удаленке». Тема, с которой мы хотим начать, кажется особенно важной именно сейчас – как оставаться бодрым, замотивированным, не расслабляться и не падать духом. Мы пригласили к нам гуру ЗОЖа. И сегодня у нас в гостях предприниматель, знаменитая своими видео, блогер, основательница школ растяжки Анна Канюк. Анастасия Миронова, тоже предприниматель, наверняка, вы видели ее аккаунт в Instagram. Она занимается спортивной одеждой, косметикой и онлайн-школой фитнеса. Наталья Давыдова или Тетя Мотя, основательница персонального велнес-ассистента «Welps», писательница, блогер, колумнист. И Тина Канделаки, которая, кажется, не нуждается в представлении, opinion-maker, журналист, бизнесвумен.

Добрый день, кто вышел на связь, ждем Наталью. Для начала, я хочу спросить, как у вас дела? Начнем с Тины Канделаки. Как настроение? Как Вы относитесь к панике?

Тина Канделаки: Всегда хорошо. Я стабильна, ты же знаешь. Ситуация тяжелая, что делать? Никто этого не ждал. У нас пока нет самообладания беречь себя, своих близких максимально, соблюдать нормы гигиены, ухаживать за собой. Я сейчас тебе все покажу. В такой ситуации важно сохранять бодрость духа, потому что новости, скажем так, не самые приятные. 

Ярослав Бабушкин: Аня, ты сейчас где? Расскажи, какая у вас обстановка.

Анна Канюк: Я в Дубае, у нас все спокойно, границы быстро закрыли, люди серьезно восприняли то, что сказали власти, все изолировались дома. И вот уже 2 недели Дубай на изоляции. Первый «TOPSTRETCHING», который закрылся, был именно дубайский филиал.

Ярослав Бабушкин: А у вас было там, сметали продукты какие-то в супермаркетах, очереди?

Анна Канюк: Туалетная бумага была, но, единственное,  детское питание и памперсы… Видимо, мамочки немножко на панике были, и скупили эти предметы необходимости. Сейчас все нормализовалось, поставки пришли, и мамочки могут жить спокойно.

Ярослав Бабушкин: Настя, в Петербурге как дела обстоят?

Анастасия Миронова: В Петербурге дела хорошо. Ощущается некоторое волнение, думаю, что у всех, но, по указу президента, я за то, чтобы следующую неделю мы выдержали принудительный карантин. Потому что мы все можем являться бессимптомными переносчиками вируса, нужно заботиться о своих близких, эту неделю можно посвятить себе, сконцентрироваться на своем внутреннем мире, своих внутренних ощущениях и провести это время с пользой.

Ярослав Бабушкин: Для вашего бизнеса, я хочу всех спросить, это не губительно? Неделя перерыва. Особенно у тех, кто работает с оффлайн: салон красоты у Тины, у Ани — спортивные залы, вы нормально это переживаете?

Тина Канделаки: Что значит, губительно? Губительно все, что происходит сейчас в экономике для малого и среднего бизнеса, так как никто не был готов, ни здесь, ни где-либо еще. Потому что, на моей памяти, такого уровня пандемия, впервые. Ситуация критическая. Вчера все перекидывали друг другу письмо Темы Лебедева, который ответил президенту по поводу праздников и каникул, как они губительны для малого и среднего бизнеса. Но, я так понимаю, власть на сегодняшний день выбирает просто жизнь. Судя по тому, какие мне приходят, например, личные сообщения от друзей, товарищей из того же Нью-Йорка, ребят, Нью-Йорк не выдержал. Вы не представляете, какая там паника. То, что приходит из Италии, видео друг другу перекидывают, и из других стран, в которых коронавирус сегодня бушует. Это говорит о том, что мы от них в 2-3 неделях. Я уже была на встрече бизнеса с президентом, понятное дело, там все плакали, но мы понимаем, что государственные компании государство спасет, потому что будет выделена господдержка. Там нам говорят о каких-то налоговых каникулах, там обещают какую-то помощь, но, де-факто, ситуация выглядит следующим образом. Арендодатель до последнего держится за свою стоимость, люди, которых ты хочешь сохранить, нуждаются в оплате, не во всех бизнесах, например, таких, как косметический, возможно быстрое циклическое восстановление. Но действуют все по обстоятельствам, здесь особо никто не выбирает. 

Ярослав Бабушкин: Я брал интервью у Владимира Перельмана, я думаю, вы знаете, достаточно известный московский ресторатор. К сожалению, оно получилось не очень позитивным. Потому что обычно Володя позитивен, искрометен, он даже обронил такую фразу, что, видимо, будет закрывать практически все рестораны. Аня, у вас бизнес не только онлайн, но и оффлайн. Я думаю, основной кэш из оффлайна идет. Что ты будешь делать, что вы предпринимаете?

Анна Канюк: Как и любой другой бизнес, мы сейчас выжидаем, смотрим, как будет вести себя рынок, но без помощи арендодателей и нашего доблестного государства, мы явно не справимся. Так что, будем смотреть, как будет вести себя рынок, и что будет дальше, никто сейчас сказать не может, все только начинается.

Ярослав Бабушкин: А какая ситуация, у тебя же в разных странах «TOPSTRETCHING»? Как где относятся арендодатели, законодательство, власти, вот в том же Дубай, в России, в Беларуси, где еще?

Анна Канюк: Пока все молчат, выжидают, то есть, никто ничего не говорит, все ждут, что скажут власти. И пока в любой стране, в любом бизнесе, оффлайн-бизнесе, непросто дела обстоят.

Ярослав Бабушкин: Вам арендаторы дали каникулы?

Анна Канюк: Кто-то идет навстречу, кто-то, наоборот. Либо 50% предлагают оплатить, кто-то полную стоимость предлагает оплатить. И это, конечно, самый большой риск для бизнеса, для арендного бизнеса.

Ярослав Бабушкин: Вы много потеряли уже?

Анна Канюк: С каждым днем оффлайн-компания заходит в долговую яму, и пока немного, но, я думаю, месяца через 1,5-2, если все так протянется и никакой сторонней помощи для бизнеса не будет, последствия могут быть самыми разными.

Ярослав Бабушкин: Насть, ты как прокомментируешь ситуацию?

Анастасия Миронова: Я согласна с коллегами. В любом случае, сложности – это возможность либо адаптироваться под текущие реалии рынка, жизни, либо опустить руки. Я планирую адаптироваться, так как мои проекты это, в основном, проекты, которые работают в онлайн. И я знаю, что, например, Тина Канделаки, перепрофилировала производство быстренько под выпуск антисептиков, масок и прочих вещей, которые сейчас, на сегодняшний день, актуальны. Я этот маневр поддерживаю, и в своем бренде «Marble Lab» мы тоже уже скоро представим линейку антисептиков и масок, будем стараться выживать. Сейчас всем сложно, приходится закрывать производство, останавливать работу офисов, но мы будем стараться адаптироваться под условия. Я не унываю, и рекомендую всем сейчас собраться и придумать, что можно сделать здесь и сейчас.

Ярослав Бабушкин: Тина, как ты быстро переформатировала свой бизнес под маски? Я в интернете читал, что тебя много критиковали, что они дорогие и ты хочешь нажиться на этом. Что скажешь?

Тина Канделаки: А как выживать еще сегодня? У нас была ситуация очень простая. Мы сделали 5 000 масок вручную, то есть, в ночь посадили девчонок, у нас была ткань. Ткань была, потому что мы хотели делать патчи для ног, будешь смеяться, и вот эта именно ткань, она у нас шла на патчи для ног, и мы сделали первую партию.

Ярослав Бабушкин: Патчи для ног?

Тина Канделаки: Мы, конечно, ее остановили, к сожалению, и сделали 5 000 масок. Из них 1 000 масок раздали на заводе, 1 000 масок отдали в фонд «Старость в радость» и 3 000 продали своим клиентам. Сейчас у нас появились санитайзеры. Мы уже переориентировали все производство, стали делать санитайзеры. Чтобы ты понимал, как развивается ситуация в косметическом бизнесе, 1 литр спирта стоил 1,2 евро до кризиса в Германии. Уже в момент кризиса, 1,5 недели назад они уже всем предлагали по 8 евро. И перекупщики — 380-400 рублей за литр. Кто понимает в экономике, это увеличение стоимости в 8 раз…

Ярослав Бабушкин: Рентабельность теряется, наверное.

Тина Канделаки: Да. Поэтому пусть никто сказки не рассказывает, вся российская косметика поднимет цены, это вопрос времени. Мы пока держим цены, максимально пытаемся за счет переориентации и удовлетворения возникшего спроса на санитайзеры сохранить компанию. Но невозможно сохранить в том финансовом плане, который был, тем не менее, мы пытаемся сохранить работу людям, произвести продукт, в котором большое количество людей нуждается, помочь тем, кто не может приобрести этот продукт. 

Ярослав Бабушкин: К нам присоединилась Наталья. Здравствуй, Наташа. Выскажись по ситуации. Есть ли паника? Как ты реагируешь на то, что сейчас происходит? Самоизолировалась? У тебя, как я понимаю, наименьшие риски, потому что бизнес онлайн.

Наталья Давыдова: Здравствуйте. Да, к счастью, бизнес у меня онлайн, и сейчас самое время для того, чтобы развивать контент, создавать его и предлагать как можно больше онлайн-услуг для потребителя. Самое главное, что сейчас, в это непростое время, не только для россиян, а вообще, и для всего мира, мы сделали приложение абсолютно бесплатным.

Ярослав Бабушкин: Это на сколько?

Наталья Давыдова:  На 2 месяца. Очень хочется поддержать дух наших людей, чтобы они не впадали в депрессию, тренировались, развивались. Мы специально записали танцы с Катей Решетниковой, это лучший хореограф страны. Также медитативные техники, йогу, практики дыхания. Мы хотим, чтобы люди максимально с пользой провели это время, во-первых. Во-вторых, самое главное, чтобы они не падали духом. 

Ярослав Бабушкин: Расскажите, как в такую ситуацию серьезно не впасть в депрессию? Все вы путешествуете много, активный образ жизни ведете, сейчас придется самозаточиться, в некотором смысле. Как себя мотивировать и как не разъесться, Тина?

Тина Канделаки: Я не переживаю по поводу самозаточения и самоизоляции. Это, мне кажется, очень хороший момент, в чем-то обнулиться и начать что-то сначала.

Ярослав Бабушкин: Я у Наташи читал пост «Как держаться в безопасности в опасной близости от холодильника». От каждой коротко по совету. Насть, давай с тебя начнем. Ты у подруг в эфире говорила, что лучше съесть шоколадку, если умираешь.

Анастасия Миронова: Я против ограничений, жестких диет, потому что я убеждена, и как показывает моя практика и практика подопечных, что любые жесткие ограничения приводят к срывам. Если вы что-то хотите съесть, можно это сделать без чувства вины. На время карантина я планирую ограничить уровень углеводов, количество углеводов, и перейти на белково-жировую диету. Стараться поддерживать активность домашними тренировками. Заниматься образованием, всячески себя увлекать, чтобы находились какие-то более интересные вещи, нежели еда в холодильнике.

Ярослав Бабушкин: Аня, что ты скажешь по этому поводу?

Анна Канюк: Голодать вообще не нужно, нужно правильно и часто питаться. У меня 6 приемов пищи в день, мне этого достаточно. Я все время добрая, голодной не бываю, спортом занимаюсь, сжигаю энергию либо физическим трудом, либо работой своего головного мозга. В принципе, этого достаточно.

Ярослав Бабушкин: Расскажи, что за приемы пищи.

Анна Канюк: У меня 2 завтрака, 2 обеда, 2 ужина. Я делю приемы пищи: одни углеводные, другие белковые, и так балансирую.

Ярослав Бабушкин: То есть, у тебя раздельное питание…

Анна Канюк: Не то, чтобы прямо суперраздельное, но я стараюсь не намешивать все и сразу, и по многу кушать, это тоже запрет. А так, да, здоровое питание.

Ярослав Бабушкин: Какие продукты у тебя сейчас, в основном, в рационе? У нас почему-то в стране гречку все скупают.

Анна Канюк: Гречка очень дорогая в Дубай. Мы любим авокадо, я люблю бананы, дочка кушает, раз в день супчик обязательно кушаем. У меня появилась подруга, итальянка, которая живет в Дубай уже много лет, она меня на пасту подсадила. Один раз в день я пасту кушаю, а в белковые приемы пищи — либо лосось, либо куриная грудка, что-то такое.

Ярослав Бабушкин: Тина, что ты думаешь о питании? Ограничивать себя не стоит?

Тина Канделаки: Тем, кому 30+, не надо себя обманывать – каждый пирожок уходит в килограмм. И у меня всегда один вопрос. Те, кто нажрали килограммы, потом садятся на диету, хотят быстро похудеть. Я всегда им говорю: «Если вы жрали 10 лет своей жизни, с чего вы решили, что вы за неделю похудеете?». В определенном возрасте очень четко становится видно одно фундаментальное правило – мы то, что мы едим. И еда — это не только вес, это кожа. Меня только ленивый не спрашивает про кожу, но я всегда объясняю: «Это не уколы, ребята, не только уколы. Это не только уход, это еще и питание».  У вас такая кожа, какое питание вы своему организму даете. Поэтому не надо на карантине обжираться пирожками. Если вы понимаете базовые правила питания, сочетание правильное клетчатки, белка и минимальное количество углеводов. Белок – это то, что дает вам возможность поддержать имеющуюся фигуру. Если вы будете заниматься спортом, а коврика и пола 2х2 достаточно, чтобы за собой следить, было бы желание, то, конечно, вы из карантина выйдете красавчиком. Ну и потом, не забывайте, что нахождение дома в лежачей позе тоже не особо способствует здоровью. Поэтому надо дома и проветривать, и заниматься спортом, и следить за своим питанием. Мне кажется, сейчас нас мир заставил задуматься о том, что надо заниматься собой и своим здоровьем. 

Ярослав Бабушкин: Наташа, что ты скажешь, как находить дома 10 000 шагов, которые надо проходить каждый день? Если у тебя нет огромного дома.

Наталья Давыдова: Да, к сожалению, не у каждого дома есть кардио-тренажер, беговая дорожка или элиптический тренажер, поэтому я советую, если нет большой проблемы с лишним весом, если колени здоровые, то можно делать Джампинг Джека, 10 подходов по минуте, можно прыгать со скакалкой, тоже очень хорошо работает. Но, самое главное, безусловно, не переедать. Две причины, по которым люди, оставаясь дома, начинают набирать лишний вес. Во-первых, холодильник становится крайне близко к телу, и соблазнов больше. Вторая причина – это то, что становится скучно. Уходят творчество, работа, общение с людьми, и человек просто начинает заедать. Что делать с опасной близостью к холодильнику? Во-первых, важно, чтобы холодильник был наполнен продуктами здорового питания. Чтобы там не было шлаковых продуктов, так называемого, джанк-фуда, и соблазнов будет меньше. Готовить лучше всего на 1 прием пищи, чтобы не переедать. Холодильник нужно забивать максимально здоровыми вещами – овощами. Можно варить овощные супы, потому что они дают хороший объем, сытность, но при этом не содержат лишних калорий. И нужно себя развлекать. Чтобы выйти из самоизоляции стройными, такими же красивыми, и использовать максимально это время с пользой для себя и для своего тела.

Ярослав Бабушкин: Немного к бизнесу вернемся. У всех вас команды, сотрудники. Как вы им сказали, работаете ли вы следующую неделю, которая нерабочая, да, будете ли вы им платить, кого-то пришлось уже сократить? Что происходит с этим сейчас? Насть, у тебя как?

Анастасия Миронова: Я уже говорила, что основная часть бизнеса находится онлайн, ничего не изменилось, сотрудники работают удаленно, потому что офисы и место, где все работают, дисциплинируют, но эффективность и результат показывает то, что человек работает, а не ходит на работу. Поэтому с вопросом онлайн-бизнеса тут нет проблем. Я, когда услышала новости про ситуацию в Китае несколько месяцев назад, обеспечила склад, производство нужным оборудованием, сырьем. Немножко подготовилась, я всегда паникую. И это пошло нам на пользу. Зарплаты сотрудникам сохраняются на время карантина. Что будет дальше, непонятно, потому что, как показывает практика моих коллег, например, из Украины, они сначала ушли на карантин на неделю, сейчас уже длится четвертая неделя карантина. Будем решать по ситуации. Надеюсь, онлайн-бизнес не пострадает, будем стараться адаптироваться. Что будет с оффлайн, неизвестно.

Ярослав Бабушкин: Аня, а у тебя как? Залы, надо платить людям зарплаты.

Анна Канюк: Пока платим, а что будет дальше — непонятно. Прошло не так много времени, всего неделя, и мы пока выжидаем, будем смотреть, что будет дальше, и уже от этого отталкиваться.

Ярослав Бабушкин: Ты как-то уже обратилась к коллективу?

Анна Канюк: Все на карантине.

Ярослав Бабушкин: Что ты им сказала? «Пока будете получать деньги, но надо переживать» или как? 

Анна Канюк: Нет, переживать ни в коем случае не надо. Мы пока никого не увольняем. Ни я, ни мои коллеги — никто не знает, сколько это продлится в России и в других городах, поэтому, мы пока просто выжидаем. Команда у нас понимающая, мы взаимоподдерживаем друг друга, бросать никто никого не собирается. И если получится без увольнений обойтись, мы сделаем все для этого. Потому что команда — это наша главная ценность, и мы хотим, чтобы наши люди были здоровы, в первую очередь, и сыты.

Ярослав Бабушкин: Какой у вас горизонт планирования? Насколько вы сейчас видите ситуацию?

Анна Канюк: На ближайшие полгода все очень смутно. Ладно, пройдет этот кризис, но еще нужно время на восстановление. На то, чтобы люди перестали бояться выходить на улицу и контактировать друг с другом. Нужно смотреть, как будет развиваться все то, что сейчас происходит.

Тина Канделаки: Если позволите, я вмешаюсь немного в наш разговор и прорекламирую блестящую статью Андрея Мовчана на сайте журнала «Forbes». Очень всем рекомендую – это «Экономика военного времени. Как пандемия 2020 года изменит мир». о том, что происходит, какой прогноз на завтра, и чем все это закончится. Здесь есть очень хорошие и обнадеживающие слова. Я сейчас просто ищу, чтобы вам процитировать. Очень рекомендую воспользоваться этой статьей. Вот, что самое главное. «Потом эпидемия кончится, не пострадает ни недвижимость, ни заводы, ни фабрики, ни транспорт, ни природа, она, скорее всего, только станет чище. Не пострадают предприятия, создающие реально необходимые продукты, будь то продукты питания, промышленные товары. Если только их бизнес в этой эпидемии не был слишком перекредитован, и не имел возможности получить подушку ликвидности. Не пострадают и другие бизнесы. Те, кто имел подушку ликвидности, достаточную для покрытия фиксированных расходов». Здесь, что самое главное: можно будет начинать сначала, как будто ничего не случилось. Можно будет отыграться за весь этот карантин в ограничении страха. Потому что мир ждет потребительский и инвестиционный бум. Это любой экономист вам скажет. Здесь как раз выходят на первый план менеджерские способности любого собственника бизнеса. Если ты, условно говоря, можешь быть кризис-менеджером, то вот тебе все возможности и кейс на всю жизнь, который можно закрепить на груди, как значок и носить – «Я прошел кризис». Тех, кто справится с этим кризисом, ждут невероятные возможности после кризиса, это очевидно. 

Ярослав Бабушкин: Был у вас спрос какой-то в онлайн резкий сейчас с вот этой ситуацией, нет? У кого-нибудь был?

Тина Канделаки: Даже чуть-чуть растет. Я смотрю коррекцию каждый день, у меня каждый день есть отчеты по покупкам. Например, в онлайн мы не упали, и даже есть дни, когда мы растем. Почему? Потому что женщины тоже познают мир бизнеса и понимают, что западная импортная экономика, сейчас все распродается, и новый завоз импортной экономики будет по другой цене, потому что доллара по 64 больше нет. Поэтому даже очень богатые женщины должны быть готовы к тому, что это будет на 20-30% дороже. А если это будет не дороже, то тоже возникает вопрос человека за качество. Поэтому технически изменилось все. 

Ярослав Бабушкин: Наташ, у вас как, несмотря на то что приложение сейчас бесплатное, как я понимаю, вырос спрос?

Наталья Давыдова: Я пока не анонсировала, что оно бесплатное. У нас, наоборот, наблюдается колоссальный скачок скачиваний. Если до самоизоляции было увеличение, в среднем, на 10% еженедельно, то сейчас мы видим увеличение на 50% каждую неделю. 

Ярослав Бабушкин: Как дома не переругаться? Тоже обсуждаемая тема. Люди станут больше общаться со своими домашними, как сохранить спокойствие внутри дома? Аня? Какая у вас ситуация? Что ты предпринимаешь, как мама?

Анна Канюк: Мы очень благоприятно смотрим на это. Нам все время не хватает времени, чтобы посвятить время друг другу, понаслаждаться друг другом. И мы сейчас по полдня проводим вместе, выходим гулять в наш дворик. С ребенком очень много времени проводим, для нас это услада. Мы наслаждаемся этим.

Ярослав Бабушкин: То есть, развода не предвидится, не ругаетесь?

Анна Канюк: Не ругаемся, ни в коем случае.

Ярослав Бабушкин: Тина, ответь, пожалуйста, на  вопрос. У тебя и дети, и муж. Как со всеми не переругаться, когда находишься дома? Или ты все-таки сбегаешь в офис, чтобы работать?

Тина Канделаки: Многие говорят, что в Китае после отпускания вспышки коронавируса увеличилось количество разводов, потому что люди побыли друг с другом вместе и поняли, что они друг другу не подходят. Но, если конкретно в моей ситуации, то я люблю быть со своими близкими, и точно могу тебя заверить, что коронавирус меня не пугает. Наоборот, это возможность быть больше дома, с родными, я это люблю, я кавказская женщина, Я чувствую кайф, находясь в семье, и не испытываю никакой проблемы. Но то, что проблема общения выйдет на первый план, очевидно. Потому что цифровое одиночество и цифровое слабоумие вкупе будут отражаться на качестве общения людей в доме. Вы прекрасно помните картины, как в московских ресторанах часто можно увидеть мужчину и женщину на свидании, где оба сидят в телефоне. Ты всегда смотришь и вспоминаешь анекдот: «Свадьба была тихая, интернет работал хорошо». Первое ощущение того, что все-таки семья лучше телефона, станет, наверное, одним из главных трендов посткоронавирусного мира. Я думаю, многие люди пересмотрят отношение к онлайн и оффлайн-общению. Сейчас перед человечеством выбор – кто тебе интереснее: тот, кто рядом с тобой, или кто по-прежнему лишь в телефоне.

Ярослав Бабушкин: Как ты думаешь, будет бэби-бум или разводы?

Тина Канделаки: Прогнозировать сложно, потому что никто не знает ответа на этот вопрос. Хотелось бы, чтобы был бэби-бум. Люди не ругайтесь, занимайтесь любовью. Но это слоган известный всем не первый год, не первое десятилетие, не первое столетие, и не первый век. 

Ярослав Бабушкин: Насть, что думаешь, будет ли бэби-бум, будет ли общение нормальное, что ты будешь делать?

Анастасия Миронова: Я за улучшение демографической ситуации. Мой карантин пройдет в одиночестве. И, что могу порекомендовать или сказать относительно пар, которые окажутся в заточении на время карантина. Мне кажется, это лакмусовая бумажка, какие-то тонкие и острые углы в отношениях откроются. Это повод стать лучше и поработать над отношениями, обсудить, возможно, обратиться к психологу. Сейчас есть огромное количество онлайн-сервисов с психологами, я всем советую, это правда важно. И я за то, чтобы из любой ситуации извлекать пользу, в том числе, и из самоизоляции. 

Ярослав Бабушкин: Наташа, ты часто пишешь посты на эту тему, у тебя большой опыт. Что ты можешь посоветовать, чтобы не разругаться с семьей, с друзьями, а чтобы был бэби-бум? Твои правила.

Наталья Давыдова: Для меня это уникальная возможность для того, чтобы провести ее вместе, всей семьей. Например, у меня муж много работает, я много работаю, дети учатся, и сейчас как раз-таки мы переживаем такой, семейный отпуск. Тут все зависит от настроя. Если у тебя нет внутренней гармонии, ты будешь, наверное, на муже отрываться, на детях. Нужно стремиться к внутренней гармонии

 

Ярослав Бабушкин: Наташ, кстати, господин Старшинский тоже в самоизоляции?

Наталья Давыдова: Да, он тоже работает дома, у него онлайн, он включает компьютер, продолжает совещания проводить, людей собирать.

Ярослав Бабушкин: Скажите, вы все серьезные инфлюенсеры. Как у вас с рекламным бизнесом сейчас? Как в Instagram с трафиком? Знаю, что это сейчас циничная вещь, он должен расти.

Наталья Давыдова: Люди сейчас меньше начинают интересоваться, например, фэшн-одеждой, поскольку выгуливать некуда, но все хотят сидеть дома, делать скрабики, маски для головы, для волос, для тела. Поэтому рынок бьюти-продуктов сейчас вырастет. То, что продается онлайн. Соответственно, и рекламы, запросов, становится больше, именно в бьюти-сегменте.

Ярослав Бабушкин: Настя, что скажешь, у тебя как?

Анастасия Миронова: Я вообще не занимаюсь рекламой в Instagram, не зарабатываю на этом, но я с радостью сейчас поддерживаю своих друзей, близких, малые бизнесы, которые оказались в сложной ситуации. Некоторым брендам нечем платить зарплату сотрудникам. Это уже вопрос к основателям бизнеса, но, тем не менее, я на благотворительных началах поддерживаю своих людей на своей странице. Рекламу я не продаю, но запросы, конечно, есть, их обрабатывает менеджер. 

Ярослав Бабушкин: Цены будете повышать с нарастающим спросом? 

Анастасия Миронова: Такого плана нет. Мы, наоборот, сейчас предоставляем скидки на домашние тренировки. Кстати, мы подготовили промокод Forbes на скидку 20% на все курсы.Что касается одежды и косметики, будем максимально долго сохранять прежние цены. Конечно, курс изменился, сырье дорожает, но тем не менее.

Ярослав Бабушкин: Аня, скажи что-нибудь нам тоже. У вас повысился спрос, из-за того, что сейчас все в онлайн: в твоем Instagram, в социальных сетях? Какая там ситуация, поделись.

Анна Канюк: До того, как эта ситуация развернулась, у меня было несколько рекламных проектов, даже контрактов, можно так назвать, долгосрочные сотрудничества. Все эти долгосрочные сотрудничества сейчас заморозились, бренды тоже сейчас выжидают, смотрят, как будет вести себя рынок. Для многих оффлайн-магазинов или брендов сейчас не актуально делать рекламу. Если диверсификация есть на онлайн, то да, заказывают рекламу, мы рассматриваем предложения и будем смотреть, как двигаться дальше.

Ярослав Бабушкин: Спад произошел какой-то серьезный в рекламе, заметили?

Анна Канюк: Я сильно не заметила. Мне кажется даже, наоборот, побольше предложений стало, но мы много отсеиваем.

Ярослав Бабушкин: А гонорары увеличились или у вас какая-то единая стоимость?

Анна Канюк: Такие же гонорары. То есть, мы их называем, там уже договариваемся. 

Ярослав Бабушкин: Сколько пост в Instagram стоит, не расскажешь?

Анна Канюк: По-разному. Мы гибкие ребята.

Ярослав Бабушкин: Гибкие, это точно. Пост плюс сториз у вас сколько, полмиллиона рублей стоит сейчас? Покупают?

Анна Канюк: Да, покупают, и остаются довольны. Потому что аудитория живая, активная и хорошего возрастного ценза.

Ярослав Бабушкин: Что со спортом, поделись, для тех, кто еще не начал. С чего стоит начать домашние тренировки? Твое видение этого. 

Анна Канюк: Растяжка очень актуальна для нынешнего жителя большого города, потому что сейчас нервы у многих накалены, никто не знает, что будет завтра, через неделю, через месяц. Растяжка очень хорошо снимает напряжение, стресс, и все неблагоприятные последствия. 

Ярослав Бабушкин: Для кого подходит: только для девушек или для мужчин, для детей, парней, стариков? 

Анна Канюк: Для всех подходит, возрастного ценза нет. С самого детства по чуть-чуть можно начинать тянуться и до самой старости. Растяжка продлевает молодость. Не знаю, в курсе вы или нет, с возрастом мышцы человека укорачиваются, и этот процесс можно замедлить, вообще предотвратить, можно растянуть мышцы и, тем самым, продлить молодость. 

Ярослав Бабушкин: Настя, я думаю, ты посоветуешь приседания, да?

Анастасия Миронова: Нет, в условиях заточения я рекомендую начать с питания. Потому что хорошая физическая форма, низкий процент жира, начинается с того, что человек регулирует количество потребляемых калорий, следит за питанием, ест качественные продукты, минимизирует вредную пищу. И, наверное, многим будет сложно заставить себя начать тренироваться дома. Максимальный вклад, который вы сможете сделать без физических усилий – просто наладить свой рацион. Что касается тренировок, есть огромное количество тренировок на доступных ресурсах: YouTube, Instagram, где-то в поисковиках можно найти упражнения. Главное – желание и мотивация. Поэтому тут уже вопрос к каждому человеку отдельно, действительно ли он хочет или ищет причины и отговорки.

Ярослав Бабушкин: Девушки, последний вопрос, вернее, просьба. Пожелайте что-нибудь нашим подписчикам, заканчивая эту программу, что делать предпринимателям, которые в беде, людям, которые хотели начать какое-то свое дело, как с этим справиться? 

Наталья Давыдова: Что тут пожелать. Терпения, в первую очередь. Мы все находимся в подвешенном состоянии, ожидании, что будет дальше. Стоит максимально переводить свой бизнес онлайн, потому что сейчас это единственная, мне кажется, возможность выжить.

Анна Канюк: Нужно медитировать, верить, заниматься спортом, правильно питаться. Это комплексный подход. Сейчас нам дано время на себя, мы должны его выгодно для себя использовать. Это единственный совет, который я могу дать. 

Анастасия Миронова: Да, я считаю, что сейчас максимально благоприятное время для онлайн-бизнеса. Можно подумать о том, какие у вас были скрытые таланты и начать это использовать в свою пользу. Это время замедлиться, подумать над собой, как говорила Тина сегодня, обнулиться и начать все сначала. Когда все закончится, и настанут светлые времена, мы должны быть к ним готовы для того, чтобы достигать новые вершины и стремиться к новым достижениям. К концу этого года точно.

Ярослав Бабушкин: Спасибо вам всем большое. Я думаю, наша аудитория безумно рада видеть такие позитивные, красивые лица. С вами был «Forbes Digest На удаленке». Девушки, продолжайте радовать всех позитивным контентом. А вы подписывайтесь на канал, следите за обновлениями, ставьте лайки. До новых прямых эфиров, пока-пока!