Одна вокруг света на карантине: как не стать чьим-то ужином в дикой природе

Фото DR
Фото DR
74-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: индийская рыбацкая деревня, спа для слонов, резиденция королей и самая южная точка полуострова Индостан

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина побывала на церемонии закрытия пограничных ворот и спуска национальных флагов Пакистана и Индии, проехалась по индийскому бездорожью и посетила высеченный из скалы храм в Эллоре.

Чаще всего маршрут моего путешествия не имеет четкого плана. Есть цель — добраться до определенной точки, а как я до нее доеду — подсказывает не только навигатор. Я наблюдаю за знаками и слушаю интуицию. Вот и в индийском Гокарне я заблудилась, пока искала кемпинг для ночлега. Поехала куда глаза глядят. Глаза глядели вперед и привели в рыбацкий деревню. Тихую, красочную, спокойную и гармоничную. 

Рыбацкая деревня
Рыбацкая деревня

В придорожном кафе я жестами объяснила, что хочу есть. Мне принесли ужин — рыбу и рис на пальмовых листьях. Удобно, можно не мыть посуду. Есть надо руками, брать кусочки риса и обмакивать их в миски с различными соусами. Но мне, как заблудшему туристу, хозяин заведения выдал приборы. Вечер провожу, гуляя с Гретой по берегу моря. Наблюдаю, как рыбаки готовят снасти к утреннему улову, складывая сети в разноцветные лодки. Впрочем, здесь все яркое, в Индии сложно найти серые или тусклые тона. 

Утром продолжаю путь вдоль побережья, на юг страны. Издалека замечаю огромную статую Шивы. В индийской религии это верховный бог, он олицетворяет собой космическое сознание, считается создателем сакрального звука «ом» и санскрита, языка культа. Здесь, в Мурудешваре, статуя Шивы вторая по величине в мире. Воплощенный в камне, он восседает в позе лотоса на тигровой шкуре. Проход к храмовому комплексу Шивы идет через гопурам — гранитную башню, устремленную в небо. Здание украшено многочисленными статуэтками индийских божеств. Перед входом, будто стражи, стоят скульптуры огромных слонов. Два дня я просидела под ногами Шивы, созерцая море и окружающие его горы, и мне совсем не хотелось уходить. 

Мурудешвар, храм Шивы
Мурудешвар, храм Шивы

Легендарный Майсурский дворец считается одним из самых величественных королевских зданий Индии. Это была главная резиденция Водеяров — Махарадж Майсура, управлявших государством пять столетий, вплоть до середины ХХ века. Дворец несколько раз разрушался и возводился заново. Последняя его версия построена из гранита и мрамора, а на территории комплекса находятся двенадцать храмов. Махарадж устраивал личные встречи с народом, для этого был обустроен внушительный зал собраний. По территории можно гулять совершенно свободно, за вход в главное здание дворца надо заплатить 70 рупий (1$). Перед входом обязательно снять обувь, за этим следит многочисленная стража. Поразили размеры комплекса и обустройство помещений. Деревянные и серебряные двери с искусной резьбой, витые перила, мраморная мозаика, резные колонны и старинные зеркала. Зеркал очень много — маленьких и огромных, они установлены в залах, коридорах, лестничных пролетах.

Майсурский дворец
Майсурский дворец

Мудумалай, национальный парк в Нилгири. За 30 рупий (меньше доллара) можно проехать по его дорогам, не сворачивая в запретные зоны. Если хочется сафари — пожалуйста, за отдельную плату. В парке 55 видов животных, в том числе — тигры. Здесь самая большая популяция тигров в Индии, вдоль дороги стоят щиты, предупреждающие об опасности. Нельзя фотографировать, выходить из машины, и уж тем более — устраивать пикник в парке. Только тигров я так и не встретила. Или популяция не столь велика, как ею пугают, или тигры боятся российских собак. При виде любых животных моя Грета исходит лаем, предупреждает: не подходи. Мне встретились обезьяны, антилопы, слоны и множество птиц. Сам парк красивый до невозможности, как и горная дорога после него: крутые многочисленные серпантины, пронизывающие индийские деревни и небольшие города.

Ночь застала меня на стыке двух заповедников — Индиры Ганди и Чиннара. До намеченной точки добираться еще 50 км, а уже темно, хочется есть и спать. Спать здесь точно небезопасно (и нельзя, как оказалось), по парку бродят тигры и слоны. Но поесть-то можно! И вот я быстро готовлю, быстро запрыгиваю в машину и собира.сь перекусить. И именно в этот момент слышу рев слона. Не где-то там, а где-то здесь.

Сзади подъезжает мотоциклист, стучит в окно и показывает рукой: не стой здесь, едь прямо. А прямо меня уже встречают рейнджеры нацпарка. Кто-то уже успел им доложить, что стоит машина на обочине дороги. И они пошли узнавать, зачем. Здесь иногда ходят слоны, говорят мне сотрудники в зеленой форме. А иногда заглядывают тигры. Мой ужин вместе со мной мог бы превратиться в чью-то закуску…

Я остановилась на ночь под охраной рейнджеров. А рассвет встретили с Гретой уже в дороге. Заповедники надо смотреть при утреннем свете.

Заповедники Кералы
Заповедники Кералы

Я объезжаю основные трассы, еду по второстепенным дорогам, чтобы быть ближе к местной жизни. В провинции Муннар уже собирают чайные листья с плантаций, здесь производят самый вкусный индийский чай. На ферме в деревне Канталлор женщины отжимают сок из стеблей тростника. Сок фильтруется тут же в керамическмй сосуд, а жмых собирают, сушат и используют потом как дрова. Под навесом — огромная чаша, в ней тростниковый сок выпаривается и кристаллизуется в сахар. На берегу горной речки стирают белье, отбивая его о большие камни. В заповеднике Перияр я попала в СПА-салон для слонов. Пока специально обученные люди чистят щетками им толстые ноги, слоны томно лежат на своих лежаках, грациозно подставляя конечности, млеют, улыбаются.

Муннар, чайные плантации
Муннар, чайные плантации
Канталлор, производство тростникового сахара
Канталлор, производство тростникового сахара

И вот, наконец, Каньякумари, самая южная точка полуострова Индостан. Здесь соединяются воды Индийского океана, Аравийского моря и Бенгальского залива. Здесь, посреди лазурных волн, бьющихся о скалы, рождаются сильные молитвы, открывается сердце и хочется кричать от переполняющей тебя радости.

Каньякумари, самая южная точка полуострова Индостан
Каньякумари, самая южная точка полуострова Индостан

Паром привозит паломников на остров — небольшую скалу, которую считают священной с древних времен. Легенда гласит, что к этому камню прикоснулась ногой богиня Кумари. На острове — храм богини Каньякумари и мемориал, открытый в честь философа нового времени Свами Вивекананда. Считается, что именно здесь мыслитель провел несколько дней медитации и достиг просветления. Здесь же есть зал для медитаций, и любой может его посетить. Напротив — еще один каменный остров. На нем стоит огромная статуя тамильского поэта Тируваллувара, известного как автора «Тируккуралы», этического кодекса для всего человечества.

На самой южной точке поуострова Индостан моя «Элантра» показала пробег в 100 000 км с момента старта проекта #сГретойВокругСвета. Мы отметили это событие с Гретой, уплетая индийский морковный пирог.

Удивительно, что в самом начале путешествия ты отсчитываешь сотни километров и дни путешествия. Потом — тысячи километров и месяцы. Потом десятки тысяч, а время перестает существовать. И все это становится совсем не важным. На первом плане остаются встречи, переживания и чувства, которые ты испытываешь в дороге. При всем многообразии стран, где мне довелось уже побывать, с их уникальной природой, менталитетом, уровнем жизни, архитектурой и прочими особенностями, у всех у них много общего. В каждой стране люди одинаково хотят быть счастливыми и по-своему стремятся к счастью.