«Я была вице-президентом, но на переговорах меня принимали за секретаря». Основательницы IT-стартапов — о том, как избежать дискриминации

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Forbes Woman поговорил с предпринимательницами, чей бизнес напрямую связан с IT-технологиями, о том, существует ли гендерная дискриминация в отрасли и как образование основателя компании влияет на развитие бизнеса

В рамках дискуссии TECH GIRLS, организованной RosExpert, главный редактор Forbes Woman Юлия Варшавская обсудила с женщинами из технологической отрасли, с какими сложностями сталкиваются предпринимательницы при общении с инвесторами и клиентами и приходится ли им бороться с сексизмом в рабочей среде.  

Евгения Смородникова, сооснователь проекта Welltory, коуч 

Welltory — это история про большие данные, и данным все равно, какого вы пола. Когда люди скачивают приложение, они не смотрят, создали его женщина или мужчина. Главные сложности у нас были связаны с тем, что в России недостаток венчурного финансирования, но он касается не только женщин. У нас два основателя — женщина и мужчина, и этот фактор скорее помогает, когда мы приезжаем в Кремниевую долину, можно поиграть на струнах толерантности. 

Валерия Коган, сооснователь и генеральный директор компании Fermata, номинант рейтинга «30 до 30» самых перспективных россиян по версии Forbes

Не могу сказать, что сталкивалась с какими-то сугубо женскими проблемами. Скорее какими-то возрастными ограничениями. Мы работаем в сельском хозяйстве, и это очень консервативная индустрия. Наши клиенты — очень взрослые люди, которые давно в своем бизнесе и точно знают, что им нужно. И, конечно, когда к ним приходит команда молодых людей, которые рассказывают о том, что нужно делать? — это вызов. Тем приятнее, когда в итоге клиент видит результат работы твоей команды и понимает, что вы ему действительно полезны, и он готов поменять свой привычный взгляд на свою же работу за счет тех решений, которые вы ему предлагаете. 

Алиса Чумаченко, соорганизатор двух проектов Game Insight и GOSU Data Lab

Я постоянно сталкиваюсь с минимальными проявлениями сексизма и шовинизма. Мне кажется, что в историях успеха пол играет второстепенную роль. Есть и плюсы от того, что вы женщина, если уметь это правильно использовать. Но какие-то смешные моменты меня всю карьеру преследуют. Когда я была вице-президентом компании, которая по размерам выручки равнялась Mail.ru, меня периодически на переговорах просили принести кофе. Мне было около 25 лет, и тут сыграли роль и возраст, и пол, и внешность — меня машинально записывали в секретари. 

 

Алиса Чумаченко, соорганизатор двух проектов Game Insight и GOSU Data Lab

Валерия Коган, сооснователь и генеральный директор компании Fermata, номинант рейтинга «30 до 30» самых перспективных россиян по версии Forbes

Это довольно сложная тема. Несколько раз я сталкивалась с такой ситуацией, когда меня представляли в разрезе «посмотрите, как круто, она — девочка». И это вас как специалиста немного обесценивает. Я понимаю, насколько важно diversity, меня сильно вдохновляют женщины, потому что я лучше понимаю сложности, которые им приходится преодолевать на своем пути. Но здесь очень зыбкая грань. 

Евгения Смородникова, сооснователь проекта Welltory, коуч 

Нам грех жаловаться на тему частных инвестиций бизнес-ангелов, потому что кажется, что каждый технологический предприниматель в этой стране в нас немного проинвестировал. Я тоже очень спорно отношусь к этим women-power- фондам. Как-то смутно и непонятно, зачем туда подаваться, хочется, чтобы это было более прозрачно. 

История, про то, что компания из России, ощущается лично мной гораздо сильнее. Самая страшная проблема с инвестированием, которая сейчас есть, это когда вы приходите к фонду с российскими корнями и вам говорят, что пока у вас ключевые люди в России, мы не будем инвестировать. Вы приходите к фонду из Долины, и вам говорят, что давайте вы сначала переедете, а потом мы будем с вами разговаривать. Полтора года назад было так. Может, что-то изменилось. 

Бывает такое, что после США приезжаешь на встречу с непрофессиональными инвесторами, здороваешься и подаешь им руку, а они смотрят на вам с недоумением: «Что? Женщине руку пожимать?« 

Об образовании

Евгения Смородникова, сооснователь проекта Welltory, коуч 

Второй дискриминационный момент — это очень жесткий образовательный ценз. В Долине сидят цисгендерные мужчины из Стэнфорда и MIT. Нам даже советовали взять студента из Стэнфорда, дать ему 5% компании, сделать директором, чтобы привлечь инвестиции. 

С точки зрения американского рынка, нигде в России не получают релевантного образования. То есть если вы девочка из Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники, то все не так просто. Инвесторы не поверят, что вы способны построить что-то крутое,  раз у вас нет опыта, вы не местная и не из местного вуза. 

Валерия Коган, сооснователь и генеральный директор компании Fermata, номинант рейтинга «30 до 30» самых перспективных россиян по версии Forbes

В Forbes вышла про нас статья «Как выпускница Физтеха за два года создала компанию с оценкой $10 млн», после чего на меня обрушился шквал предложений от выпускников альма-матер. Я просто была поражена — выпускники со всего мира, которые заняты в сельском хозяйстве или в производстве для сельского хозяйства, предлагали сделать что-то вместе. Люди топят за своих, и это работает. 

Алиса Чумаченко, соорганизатор двух проектов Game Insight и GOSU Data Lab

Моему старшему сыну исполнилось 18 лет, он не ходит в школу уже лет шесть.  Но это не значит, что он не учится. Я считаю, что если вы не планируете заниматься какой-то прикладной наукой или каким-то прикладным ремесленным делом (стать пилотом, хирургом), то абсолютно все образовательные учреждения в мире бессмысленны. Единственное, что они дают — это нетворк. Если ваша работа не прикладная, то нет ни одного вуза в мире, который научит вас этой работе. Какие-то базовые вещи, конечно, даст, но все есть в интернете. Идите в компанию интерном, ассистентом, и через два года вы уже будете суперспециалистом с опытом работы, пока ваши сверстники будут чему-то учиться. Зачем учить географию, когда есть Google? Мозг можно развивать другими способами, выучить за это время пять языков, например. В каждой локации есть вузы, которые имеют какой-то классный бренд. Основное, что они дают — это, конечно, нетворк.