Современные сказки: Мулан добилась равной оплаты труда, а Красная Шапочка отучила волка приставать к женщинам

Walt Disney Pictures
Кадр из фильма «Мулан» Walt Disney Pictures
На днях в России выходит книга комедианток и журналисток Лоры Лэйн и Эллен Хоун «Золушка и стеклянный потолок: и другие феминистские сказки». Что получится, если вычистить из всем известных сюжетов сексизм, гендерные стереотипы и патриархальные паттерны?

В книге, которая выходит 17 июля в издательстве «Альпина нон-фикшн», авторы переосмысляют классические сказки и сюжеты диснеевских фильмов, которые они считают патриархальными, в новый формат. Они превращают истории Красной Шапочки, Белоснежки и Русалочки в рассказы о современных и сильных женщинах. В ходе повествования принцу приходится уяснить, что целовать спящую принцессу без ее согласия неприемлемо, волку — отучиться приставать к женщинам в лесу, а Золушке — понять, что подстраиваться под традиционные ожидания общества совсем необязательно. С разрешения «Альпина нон-фикшн» мы публикуем главу о том, как Мулан удалось добиться такой же зарплаты, как и у других генералов китайской армии. 

Мулан и неравная оплата труда

Однажды давным-давно жила-была отважная и упрямая девушка по имени Мулан. Когда Мулан стукнуло восемнадцать, она поступила на службу в китайскую армию, прикинувшись парнем, — очень уж хотела воевать вместо своего престарелого отца. Девушка служила двенадцать лет, и ее армейские друзья даже не догадывались о том, какой секрет она хранит. Мулан научилась мочиться стоя благодаря собственному изобретению — специальной воронке.

Когда Мулан решила уволиться со службы после войны, она раскрыла правду: что на самом деле она женщина и что их шутки про член несмешные. Ее соратники по службе были в шоке: герой войны со множеством наград оказался «бабой». Неужели женщины могут воевать так же хорошо, как мужчины, и им идет короткая стрижка? После заявления Мулан китайская армия решила позволить женщинам служить в армии. Мулан уволилась и не жалела об этом: ведь ей больше не придется пользоваться писсуаром.

А знаете, чем продолжилась ее история? Мулан вернулась в родной город, вышла замуж и родила сына. Пять лет спустя к ней в дверь постучали. Это был ее военный начальник Генерал Ли.

— Мулан, мы снова ввязались в войну, — возвестил Генерал Ли. — Нам нужна твоя помощь! Я предлагаю тебе повышение до ранга генерал-полковника, будешь обучать ребят. Ты с нами?

В последнее время она как раз думала о том, чтобы вернуться на работу. К тому же она страшно соскучилась по армейскому супу с пельмешками.

— Конечно! — радостно ответила Мулан.

После двух месяцев тренировок войско Мулан превышало другие по уровню подготовки. Ее воины были сильнее и быстрее. Они были способны крутить обруч сорок пять минут без передышки. Хотя сложно представить, как этот навык может пригодиться на войне, гибкость и стройность талии тем не менее трудно недооценить.

Во время обеда в столовой Мулан заболталась с другим генерал-полковником.

— Утка по-пекински божественна, — сказала Мулан, закидывая в рот очередной кусочек. — Повар Чжан творит истинные чудеса с этими консервами.
— Не говори ему, я взял себе двойную порцию, — шепотом попросил Генерал-Полковник Ву.
— Я не выдам, но тогда давай делись, — заговорщицки улыбнулась она.

Пока он перекладывал кусок еды со своей тарелки на тарелку Мулан, из кармана его пальто выпал листок бумаги и приземлился у ее ног. Она наклонилась, чтобы поднять его.
Это был его зарплатный чек. И, как выяснилось, Генерал-Полковник Ву, что называется, «рубил бабло».

— Ты что, попросил аванс или тебе как-то по-другому платят? — спросила она озадаченно.
— Да нет, это обычная зарплата за неделю, — ответил он. Подумав, он добавил: — А разве не все столько получают?

Вообще-то, нет. Генерал-Полковник Ву за неделю получал столько, сколько Мулан получала за месяц. Она была в шоке.

Все-таки они все делали одинаковую работу, у них был одинаковый чин и даже знак по китайскому гороскопу совпадал (оба родились в год Петуха: характер амбициозный, но недостаточно терпеливый, чтобы решать кроссворды).

Она думала, что за данную должность полагается фиксированный оклад, поэтому ей и в голову не приходило затевать разговор об этом. К тому же было неприлично обсуждать денежные вопросы с «машинами для убийства».

Но на вежливости далеко не уедешь. Она подумала, что за свою зарплату стоит сражаться так же, как за свою родину: противник не сдаст позиций, если не пойдешь в наступление. Наутро она собиралась первым делом пойти к Генералу Ли. Мулан нужны были ее денежки.